• Мы в соцсетях

Научно-популярный просветительский проект фонда

Помочь фонду

«Однажды мы решили, что выбираем жизнь»

positivepeople

Алёна Лисник и Виталий Порческу живут с ВИЧ. Они встретились, когда им было за 40, у обоих – взрослые дети и тяжёлый опыт прежних отношений за плечами. Алёна и Виталий рассказали, как жить с открытым статусом, строить отношения в зрелом возрасте и почему фраза "любовь помогает бороться с болезнью" – это не пустое клише, а реальность.

О ВИЧ

Почему вы решились открыто рассказать о ВИЧ-статусе?

Алёна. Меня вдохновил Виталик: он всегда открыто говорил о своём статусе, не стеснялся. Я боялась всегда, чтобы у младшего сына не было проблем в школе. В прошлом году у нас в селе появились новые случаи [ВИЧ]. Мне так хотелось рассказать людям, что это не страшно и через это можно пройти. Я ведь на себе испытала, каково это – узнать о своём статусе и принять его.

Виталий. Я столько пережил в этой жизни, что меня уже ничто не страшит. Хотя свой статус я скрывал поначалу. Я узнал о нём в больнице, в которую попал в критическом состоянии в 2012 году, после десяти лет работы в России. Меня, ещё живого, почти похоронили. Но я выжил, нашёл в себе силы. Сейчас я работаю в примэрии, все сотрудники знают о моём статусе, и никогда никакой дискриминации в мой адрес не было. Я всегда говорил Алёне: "Что тут скрывать?". Только тяжесть на душе, никакого толка. Это нормально, есть болезни и похуже.

Тот факт, что вы оба живёте с ВИЧ, сближает вас?

Виталий. Конечно сближает. Мы оба знаем, что это, не надо ничего объяснять. Мы оба добросовестно пьём АРВ-терапию, иногда напоминаем друг другу, когда заработаемся. Я, например, с 2014 года принимаю АРТ и ни разу не пропускал.

Алёна. Мы стараемся уделять больше внимания здоровью, не пропускаем терапию, стараемся друг друга подменять по хозяйству, когда надо съездить к врачу. Мы оба понимаем: надо вкладываться в то, чтобы у нас всё было хорошо. Потому что однажды мы для себя решили, что выбираем жизнь.

ВИЧ-инфекция вас изменила?

Алёна. Я с самого начала думала, что это испытание, которое надо пройти, научиться с этим жить. Мне кажется, что я справилась: не осталась на этапе неприятия или сомнения. Я просто поняла, что с ВИЧ можно жить, вокруг столько ярких примеров! Все они вдохновляют и дают силы идти дальше. Нужно бережнее относиться к своему здоровью. Мы просто пьём таблетки и живём.

Виталий. Изменения есть, но для меня это изменения в лучшую сторону. Благодаря ВИЧ я стал более пунктуальным, более решительным. Конечно, если пустить всё на самотёк, здоровья не прибавится. Но если соблюдать все правила, пить терапию по часам, следовать советам врачей, тогда всё будет хорошо, даже замечательно.

О семье

Можете вспомнить, как сделали Алёне предложение?

Виталий. Это было на группе взаимопомощи, мы с Алёной вместе её посещали. Я заметил Алёну, когда она была ещё замужем, но я даже не мог представить, что мы будем вместе. Мы общались как друзья, потом постепенно начали переписываться в социальных сетях, Алёна рассказала, что с мужем не живёт. А я в самом начале знакомства понял, что она мой идеал, что именно с такой женщиной я хочу строить отношения.

Однажды, когда я решился, я прямо во время группы сделал Алёне предложение. Она, конечно, не устояла: были и слёзы, и эмоции, и кольцо.

Как дети отнеслись к вашему союзу?

Виталий. У меня трое парней, у Алены девочка и два мальчика. Я всегда говорил детям, что я их отец и самый главный друг. Между нами никогда не было секретов, и они всегда были в курсе того, что происходит в моей жизни. Когда мы сошлись с Алёной, они не были против. Наоборот, им очень нравится, что мы вместе, потому что нам обоим хорошо вдвоём и мы, наконец, обрели счастье. Дети знают, что у нас искренние отношения, без обмана.

Алёна. Они, конечно, очень волнуются, переживают, дают советы, я прислушиваюсь, потому что уверена – они мне желают только добра. Кроме детей у меня уже и внуки есть, четверо. У нас большая семья.

Как вы проводите время друг с другом?

Алёна. Стараемся гулять вдвоём, в гости любим ходить. Я всегда жду Виталика на обед, у нас это традиция.

Виталий. В селе вообще выходных не бывает, поэтому мы постоянно чем-то заняты. Но на праздники стараемся куда-то выбраться, хоть на прогулку.

Каков секрет семейного счастья?

Алёна. Взаимопонимание. Нужно стараться слышать друг друга. Не будет понимания, любовь не поможет.

Виталий. Если есть любовь, можно перевернуть мир, я в этом уверен.

О любви

Каково это, начинать новые отношения в зрелом возрасте?

Виталий. Я многое пережил в жизни, всегда трудился ради семьи и детей, но в ответ получил предательство. У меня и руки опускались, и жить не хотелось.
Алёна была светом в конце туннеля. Когда я узнал её поближе, то решил плюнуть на прошлое, я был уверен, что у нас всё получится. Мы даже не ругаемся. Бывают какие-то недопонимания из-за бытовых пустяков, но серьёзно ещё ни разу не ссорились.

Алёна. Мы просто понимаем, что это вредно для здоровья, поэтому все конфликты стараемся сводить к минимуму.

Чем любовь в 18 отличается от любви в 45?

Виталий. Мы росли в Советском Союзе, о любви знали только из фильмов и книжек, опыта никакого не было. В 18 лет любовь – это эмоции. А сегодня самое главное, чтобы был кто-то рядом, чтобы поддерживал, помогал в трудную минуту, чтобы дышал с тобой в унисон, чтобы дети были рядом. Причём не важно – твои, мои, для нас они общие и самые любимые.

Алёна. В 18 лет, всё было на эмоциях, впечатлениях, внешность была очень важна. Сейчас отношения строятся на взаимопонимании, уважении. Хотя любовь — она есть всё равно. Мы не скрываем чувств, у нас всё искренне, в тяжёлый момент мы всегда поддержим друг друга. Для меня любовь – это труд, как костер, который не может гореть сам по себе. Если не поддерживать любовь, она угаснет.

А когда вы последний раз говорили друг другу "люблю"?

Виталий. Каждый день.

Алёна. По сто раз в день говорим. И смс-ками, и по телефону, и просто так. Стараемся как можно чаще говорить друг другу о любви.

Полный текст читайте на сайте Initiativa Pozitiva

Автор: Елена Держанская
Фото: Константин Димитренко