• Мы в соцсетях

Научно-популярный просветительский проект фонда

Помочь фонду

Европа, Азия и Африка: Опиум для народа

СПИД.ЦЕНТР

Очередная часть дневника о ВИЧ и медицине с трёх континентов. Молодой экономист Станислав Авдеев рассказывает о развитии эпидемии ВИЧ в Китае и о том, что скрывается за цифрами официальной статистики. А врач Евгений Филиппов, который прошёл практику в госпитале города Кумаси (Гана), решил не останавливаться на теории и, как настоящий исследователь, испробовал местную медицину на себе.

Китай

В пекинском ЛГБТ-центре выступил исследователь из Словении Обрез Грегор. Он пишет магистерскую работу о ВИЧ в Китае. Распространение эпидемии в стране можно разделить на несколько периодов.

Первый случай инфицирования обнаружили у аргентинца, который умер в Пекине в 1985 году. В 1986-м также были зафиксированы несколько случаев смертей от СПИДа, но за первые 4 года эпидемии известно всего о 22 смертях. Тогда ВИЧ-инфекция считалась болезнью иностранцев, поэтому первой мерой, которую ввели власти, стала проверка на ВИЧ всех иностранцев в аэропорту. Позже начали тестировать наркопотребителей, секс-работниц и тех китайцев, которые посещали другие страны.

Второй период – 1989-1994 годы. Огромное количество новых случаев инфицирования, не только среди иностранцев, но и среди местного населения. Вначале люди не знали, что ВИЧ передаётся через кровь, и могли использовать одну иглу несколько раз.

Третий период: с 1995 по настоящее время. Вспышки ВИЧ происходят в бедных районах. Правительство стало задумываться о социально-экономических аспектах: из-за ВИЧ страна могла лишится молодой рабочей силы. Сейчас, по примерным официальным данным, насчитывается 800 000 человек, живущих с ВИЧ, по неофициальным – до семи млн. Наиболее уязвимые группы – люди в возрасте 20-29 лет (51,9% новых случаев ВИЧ) и 30-39 лет (30,6% новых диагнозов). Из-за недоступности и закрытости данных никто не знает реальных масштабов эпидемии.

Недавно в Китае была введена политика под названием "4 free, 1 care". Её принципы: медицинская помощь; консультация и тесты; забота о матери и ребёнке; бесплатное образоваие детям, родители которых умерли от ВИЧ; а также борьба с дискриминацией ВИЧ-позитивных людей. Также при поддержке государства был снят фильм о ВИЧ с участием местных знаменитостей, чтобы люди перестали бояться заболевания.

В Китае также были зафиксированы случаи передачи ВИЧ в центрах альтернативной медицины, но это исключение из правил. Данные центры регулируются и находятся под постоянным контролем.

Станислав Авдеев

Гана

По твоей руке тонкой струйкой медленно проходит тепло. Ты чувствуешь, как это приятное ощущение распространяется по всему телу, потом немеют твои ноги и вторая рука; двигаешь ногой, чтобы проверить, ушла ли боль, ещё раз – ничего. Боли нет. И тебя волной, как будто ты стоишь на берегу океана, накрывает эйфория от того, что ты понимаешь: "Теперь я, наконец-то, смогу уснуть". Так я в первый раз принял морфин.

На улице был дождь, я поскользнулся и упал в канализационный сток, повредив левую ногу. Думал, что кровь остановится, если закрепить рану тугой повязкой и лечь в правильное положение. Я думал пойти к врачу утром, но в 3 часа ночи мокрый от крови матрас и головокружение заставили меня вызвать "скорую".

Меньше чем за 5 минут меня довезли до отделения Accident and Emergency. Несмотря на позднее время, ко мне сразу подошёл врач и осмотрел. Задал вопросы: кто я, как и когда это произошло, измерил давление, температуру, взял кровь. Друзья, которые все время были со мной, отвезли меня в "Жёлтый блок": отделение для пациентов с травмами легкой тяжести. Меньше чем через 10 минут пришла хирург. Осмотрев рану, она рассказала, что собирается делать, а за следующие 10 минут она и её ассистент зашили рану. Было очень приятно, что во время операции врач старалась успокоить меня, спрашивала, откуда я, что делаю здесь, какая кухня у нас в стране. Потом она объяснила, как ухаживать за повреждённой ногой и когда снимать швы, затем врачи ушли.

Спустя время я понял, что, несмотря на две дозы анестетика после операции, моя нога болит ещё сильнее. Около часа я пытался уснуть, надеясь, что боль пройдёт, но затем решил попросить ещё обезболивающее. Позвав медбрата, я сказал, что из-за боли не могу уснуть. Он предложил морфин.

Поначалу я был рад, что все сложилось именно так. Но сейчас, читая протоколы по ведению пациентов с острой болью, мне становится страшно. Никто не спросил меня, пил ли я вечером спиртное (а я пил), имеется ли у меня химическая зависимость, не говоря уже о том, какие лекарства я принимаю. Оглядываясь назад, я вспоминаю, что в полусонном бреду считал частоту своих дыхательных движений. Теперь понятно, зачем я это делал: при сочетании опиоидов и этилового спирта может остановиться дыхание. Однако, все обошлось. Лучшая система здравоохранения в Африке? Судить только вам.

Евгений Филиппов

У Жени всё хорошо: он в России и его дозор закончен. Это восьмая часть дневника "Европа, Азия и Африка". Здесь можно прочитать первуювторуютретьючетвёртуюпятуюшестую и седьмую части. Из трёх континетнтов осталось только два: Стас Авдеев продолжит доклад из Китая, а врач Коля Лунченков – с практики в UNAIDS, Женева.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке.