• Мы в соцсетях

Научно-популярный просветительский проект фонда

Помочь фонду

«У нас ВИЧ-комедия»: Как снимается интерактивный сериал «Все сложно»

kinopoisk.ru

Ирина Старшенбаум, Риналь Мухаметов и Чулпан Хаматова — о новом сериале, главная героиня которого — ВИЧ-положительная девушка.

Проект «Все сложно» — инициатива фонда «Нужна помощь» и портала «Такие дела». Год назад этот интернет-ресурс выпустил серию материалов о людях, которые занимаются ВИЧ-активизмом*, однако мультимедийный сайт с объемными текстами, документальными видео и черно-белыми фотографиями в одиночку вряд ли может достучаться до широкой аудитории. А сделать это нужно — в России эпидемия ВИЧ. По состоянию на конец декабря 2016 года в стране более миллиона зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции. Количество новых выявленных больных растет каждый год — с 2011-го по 2016-й ежегодный прирост составлял около 10%. При этом информации о том, как передается инфекция, как живут люди с вирусом и почему их не стоит бояться, практически нет.

ВИЧ-активист — человек, самостоятельно пытающийся изменить ситуацию с ВИЧ в стране, будь то доступ к лечению, стигматизация и дискриминация больных, другие проблемы. ВИЧ-активизмом занимаются как те, кто столкнулся с вирусом лично, так и просто небезразличные к проблеме люди. Комплексная профилактика ВИЧ включает не только распространение информации. Это еще и целенаправленная работа с ключевыми группами риска, такими как потребители наркотиков и секс-работники.

Не художественное же кино снимать?

«Сначала мы хотели снять документальный проект на тему „ВИЧ и дети“, — рассказывает исполнительный продюсер проекта Галина Мосалова. — Но потом поняли, что не сможем показывать лица детей — это будет сопряжено с большими проблемами. Даже если и родители, и дети будут согласны, все равно это большая ответственность. В то время, пока мы разрабатывали концепцию, наши друзья из Фонда Светланы Изамбаевой, который занимается помощью ВИЧ-положительным детям, поделились с нами почти тремя десятками записанных вербатимов — реальными историями детей с ВИЧ, которые были собраны для книги. Использовать их напрямую мы не могли. Мы долго думали, что мы можем с ними делать. Ну не художественное же кино снимать? Это же очень дорого».

На съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

Постепенно идея игрового проекта перестала казаться такой уж невыполнимой. Из интервью с реальными детьми, которые родились с ВИЧ, авторы выбрали ключевые моменты жизни с вирусом: как ребенок привыкает к терапии, как узнает о своем заболевании и «отличии» от других, как срывается с терапии, как выстраивает отношения с собственным телом и личным пространством, как переживает относительно сексуальных отношений. КиноПоиск приехал на съемочную площадку в здании Наркомфина в Москве в завершающий съемочный день. Создатели, кажется, сами не верят, что такое масштабное дело, как съемки сериала, удалось довести до завершения. Впереди монтаж и выход на экраны. Правда, не кинотеатральные и телевизионные, а экраны смартфонов и ноутбуков. Партнером проекта стала социальная сеть «ВКонтакте». Предполагается, что пользователи смогут смотреть «Все сложно» через специальное приложение.

На съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

«Такие дела» впервые создают проект не для своей целевой аудитории — взрослых, жертвующих деньги на благотворительность, — а для детей и подростков, которые благодаря «Все сложно» смогут узнать о том, как живут их ВИЧ-положительные сверстники. Чтобы смотреть продолжение истории, зрителям нужно будет правильно отвечать на вопросы вроде «Безопасно ли целоваться с ВИЧ-положительным человеком?» и «Можно ли пить из одного стакана?». Дети и подростки, надеются авторы проекта, смогут изменить и отношение родителей к проблеме.

«Я была запугана историями про шприцы»

Главная героиня, Катя, которую во взрослом возрасте играет Ирина Старшенбаум, тоже постоянно оказывается перед выбором. Когда в ее жизни появляется Руслан (Риналь Мухаметов), она долго не может решиться рассказать возлюбленному о своем статусе. Когда девушка наконец собирается с силами, молодой человек неожиданно делает ей предложение. Выбирать концовку будут сами зрители — закончится эта история ее отказом или продолжится. «Неверный» выбор снижает качество жизни Кати и приводит к преждевременному окончанию истории для смотрящего.

Ирина Старшенбаум на съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

Всего Катю играют три актрисы: маленькая Вита Корниенко («Наша лучшая актриса!» — говорят режиссеры), Юлия Бурловаи Старшенбаум. В роли мамы Кати — Алена Бабенко, в образе отчима — Денис Шведов. Именно на долю Шведова выдается одна из самых напряженных сцен — разговор с Катей о том, что у нее ВИЧ. А Чулпан Хаматова играет маму ребенка, который ходит с Катей в один детский сад. Героиня Хаматовой устраивает скандал, узнав, что сын в одной группе с ВИЧ-положительной девочкой. Актриса говорит, что сама бы испугалась, окажись она в такой ситуации.

«Я бы, наверное, поговорила с воспитателями про то, насколько они постарались исключить ситуации, когда дети падают, разбивают коленки, режутся... Я бы поговорила со своим ребенком про то, что надо внимательно относиться к ранам, крови, порезам. Наверно, я наговорила бы еще кому-нибудь каких-нибудь глупостей. Но потом я бы постаралась взять себя в руки и сделать все, чтобы ВИЧ-положительный ребенок в классе моей дочери не чувствовал себя изгоем, чтобы оставался учиться как ни в чем не бывало», — говорит Хаматова.

Риналь Мухаметов на съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

В проекте она оказалась благодаря главному редактору портала «Такие дела» Валерию Панюшкину. «Давным-давно Валерий рассказывал мне про свою итальянскую знакомую, владелицу маленькой булочной. Как у нее обнаружился ВИЧ и как она боялась, что теперь к ней не придут покупатели и нечем будет кормить семью. Но все люди в округе, когда расползлись слухи, что у булочницы ВИЧ, наоборот, стали приходить покупать хлеб именно к ней, чтобы поддержать ее. А я тогда была запугана всеми этими историями про шприцы и чуму ХХ века. Но посмотрела вдруг на это другими глазами и подумала: какой кошмар, что люди могут быть выкинутыми из жизни только потому, что мир вокруг полон предрассудков», — вспоминает актриса.

У кого-то ВИЧ, а у кого-то — хомячок

В качестве соавторов сценария и режиссеров пригласили Наталью Покровскую и Антона Уткина из студии Lateral Summe. Для них это самый крупный и звездный на данный момент проект. Вообще-то Уткина и Покровскую можно назвать специалистами по научной фантастике. У них за плечами снятая за микробюджет короткометражка «Лето» с Аленой Бабенко и проект сериала «Черти», главный герой которого создает приложение для смартфона, позволяющее обычным людям использовать магию. «Антон и Ната прекрасно понимают про трансмедийные штуки. И потом, мы в „Таких делах“ довольно унылые, сердобольные ребята, нам нужен был другой подход, чтобы расширить аудиторию», — смеется Мосалова.

Наталья Покровская и Антон Уткин на съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

«Все сложно», как можно догадаться, не про трагическое увядание, а про то, что человек с ВИЧ при наличии терапии ничем не отличается от других и ведет вполне здоровую жизнь. «У аудитории, к которой мы обращаемся, а это люди в возрасте 16—25 лет, очень быстро переключается внимание. Важно было понять, как зацепить их в каждой сцене, удержать их интерес», — говорит Покровская. В качестве вдохновения режиссеры смотрели ролики автора множества вирусных видео Кейси Найстета, сериал «13 причин почему», и отечественных видеоблогеров, так как героиня сама в какой-то момент заводит свой канал. «Есть такой социальный рекламный ролик — Undefeatable. Он про детей с различными заболеваниями, которые ведут нормальную жизнь. И нам хотелось поймать ту же интонацию: да, они чем-то больны, но они такие классные и интересные, что с ними хочется подружиться. Нам хотелось, чтобы с Катей тоже хотелось подружиться. Ну а то, что у нее ВИЧ... У кого-то ВИЧ, а у кого-то — хомячок», — говорит режиссер.

Уткин рассказывает, что Риналь Мухаметов отлично пишет комедийные диалоги. «У нас вообще ВИЧ-комедия», — смеется Уткин. Мухаметов от лавров одного из соавторов отмахивается. Хотя своего героя он значительно поменял, подарив ему чувство юмора и легкое отношение к жизни. «Изначально у нас был серьезный татарский парень Руслан. Мы долго спорили о том, что такое мужское начало и как его изобразить. На первый взгляд, Руслан покажется зрителям несерьезным человеком, но это не так. В нем как раз есть это мужское начало, под которым я понимаю спокойствие, умение принимать решения, адекватность ситуации. Мне кажется, это в нем от меня: я несерьезный человек, но на самом деле это не совсем так, просто я не могу серьезно смотреть на жизнь. Ведь у жизни не существует правил, остается только верить в хорошее, и в этом-то ее прелесть», — говорит актер.

Наша страна полна предрассудков

Риналь Мухаметов признается, что в его семье всегда открыто говорили о ВИЧ, и каких-то предрассудков в отношении людей, живущих с вирусом, у него нет. «Нам рассказывали про это в школе, а я очень любил биологию и обращал на это внимание. Мне вообще кажется, у нас в стране с трудом говорят об интимных вопросах. В советское время скрывали даже инвалидов, чтобы поддерживать имидж здоровой нации. Наша страна полна предрассудков. Все боятся разговаривать на эти темы — как-то это не принято, что ли. Я посчитал, что это важная тема, на которую нужно поговорить. И если есть возможность, то я должен принять в этом участие», — говорит актер.

На съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

Тема ВИЧ действительно табуирована в отечественном кино, тогда как в американских сериалах и фильмах — от «Беверли-Хиллз 90210»и «Скорой помощи» до «Филадельфии» и «Деток» — еще 25 лет назад с помощью ВИЧ-положительных героев зрителям не раз объясняли, что такое ВИЧ, как он передается и лечится. «Стигматизация так и происходит — благодаря молчанию, — говорит Мосалова и объясняет, что исторически в информационном пространстве Америки тема связана с гей-сообществом, тогда как в России скорее ассоциируется с наркопотреблением. 43% заразившихся в 2016 году получили ВИЧ инъекционным путем. А говорить про наркопотребление не принято.

«Почему мы начали бить тревогу и делать проект для детей? По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, 47% вновь выявленных инфицированных — это гетеросексуальные пары и дети, родившиеся с ВИЧ. В этих 47% узнавших о своем статусе много беременных женщин, потому что они проходят тестирование только при постановке на учет в женской консультации, когда женщина уже забеременела. Наверху, конечно, знают о проблеме, но профилактику развернули не в сторону просвещения, а в сторону опоры на семейные ценности», — уточняет продюсер.

Риналь Мухаметов извиняется, что отвечает «не очень ярко». Признается, что у него сейчас блок спектаклей, а на съемки он приезжает в перерывах между работой в театре. Ирина Старшенбаум и вовсе приехала после ночных съемок в фильме «Т-34». Как и другие актеры и большая часть съемочной группы, за исключением технических специалистов, Старшенбаум и Мухаметов участвуют в социальном проекте бесплатно. «Первоначальные деньги на съемки — из собственного бюджета отдела спецпроектов „Таких дел“. У нас есть партнеры, которые нам помогают в процессе съемок и кейтерингом, и техникой, и транспортом, и площадками, и другими ресурсами», — рассказывает фандрайзер Агнесса Саргсян. Саргсян объясняет, что партнеров для проекта, связанного с ВИЧ, найти крайне сложно: люди плохо знакомы с темой, а бренды боятся ассоциироваться со словом «ВИЧ». Впрочем, «Такие дела» продолжают искать финансирование.

На съемках сериала «Все сложно» / Фото: Ксения Угольникова

Коммерческие компании не единственные, у кого проект «Все сложно» вызвал непонимание. «Мы стольким людям за это время рассказали о том, что это такое, что проект уже отчасти решил свою социальную задачу», — смеется Галина Мосалова. Ирина Старшенбаум признается, что сама узнала много нового.

«После того как я прочитала сценарий, начала глубже изучать этот вопрос, — делится актриса. — Даже включившись в проект, я как будто сама себя тестировала. Например, в каких-то случаях неправильно отвечала на вопросы. Как в дальнейшем будет ошибаться зритель, так вначале ошибалась и я. А изучив эту проблему, я поняла, что люди, которые живут с диагнозом «ВИЧ», в общем ничем не отличаются от большинства людей. Поняла, насколько для них важны прикосновения, например. Узнала, как правильно взаимодействовать, как не бояться, как открывать другим глаза на эту особенность».

Даже в актерских агентствах с опаской спрашивали: «Но ведь дети-актеры будут играть здоровую Катю?» Приходилось объяснять, что Катя — девушка, которая родилась с ВИЧ, а значит, в детстве тоже была ВИЧ-положительной. «Катя — максимально неожиданный для меня образ, — говорит Старшенбаум. — Мне казалось, что она должна быть кардинально другой, например иметь непростое мировоззрение и в целом быть совершенно не такой, как все другие девочки-подростки. Но, как ни странно, после общения со многими знакомыми, в том числе у которых есть друзья с положительным статусом, и людьми, которые сами живут с ВИЧ, я поняла, что этот диагноз не делает людей другими. Их абсолютно ничего не выдает, даже маленьких странностей порой не заметишь. Мне не захотелось делать акцент на том, что Катя другая, странная, депрессивная. Поэтому она и получилась живой и сильной».

Премьера сериала «Все сложно» запланирована на конец осени.

Автор Дарико Цулая

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке.