Общество

ВИЧ-позитивные трансгендеры: Вне зоны доступа

В России недостаточно программ профилактики ВИЧ-инфекции среди всех уязвимых групп: наркопотребителей, секс-работников и МСМ (мужчины, практикующие секс с мужчинами). Но самая недосягаемая и стигматизированная группа – люди с транс-идентичностью: они часто остаются за бортом не только профилактики и лечения ВИЧ, но даже дискуссий об этом. Распространённость ВИЧ среди транс-людей очень велика, но только единицы из них доходят до СПИД-центров.

Замкнутый круг

В России нет статистики по числу трансгендерных (ТГ) людей – тем более сложно говорить о количестве ВИЧ-положительных. Во множестве стран национальные стратегии по борьбе с ВИЧ-инфекцией не охватывают ТГ-людей, а статистические данные есть только в Северной Америке. Согласно этим данным, вероятность передачи ВИЧ-инфекции у ТГ-женщин в 49 раз выше, чем среди населения в целом. По транс-мужчинам точных цифр не представлено.

"Можно с уверенностью сказать, что трансгендерные люди – самая закрытая кючевая группа", – рассказала Майя Демидова, координатор московского региона по профилактике распространения ВИЧ среди МСМ и ТГ.

"Исследования показывают, что процент ВИЧ-положительных среди транс-людей гораздо больше, чем среди геев. Многие из них ничего не знают о своем статусе и не стремятся узнать. Положение в обществе толкает их на саморазрушение: некоторые вовсе не заботятся о своем здоровье и не планируют прожить долго", – говорит Демидова.

Майя Демидова

"Я сталкивался с несколькими ВИЧ-положительными трансгендерными мужчинами и женщинами, но мне сложно оценить реальный масштаб проблемы, – признаётся Антон Макинтош, координатор Инициативной Группы для транс-людей "Т-Действие". – К сожалению, далеко не всегда мы можем достичь людей, относящихся к наиболее уязвимым группам внутри транс-сообщества".

По словам Макинтоша, вместе с началом перехода (от одного пола к другому – прим.) ТГ-люди часто теряют работу, семью, жилье, вынуждены переезжать в другой населенный пункт. Из-за этого доступ к медицинским услугам существенно затруднён. Многие транс-люди оказываются внутри замкнутого круга: без документов невозможно устроиться на работу, без работы сложно найти денег на переход, без справки о медицинском переходе невозможно сменить документы.

"Из-за такого положения вещей некоторые транс-люди часто оказываются на обочине социума, находятся в сложном психоэмоциональном состоянии, имеют проблемы с психоактивными веществами, имеют большие риски стать жертвами насилия, быть вовлеченными в секс-работу. Охватить профилактикой именно эту группу людей сложнее всего", – добавил Антон.

Секс-работницы и транс-МСМ

ВИЧ-положительные транс-женщины часто вовлечены в секс-работу – поэтому они попадают сразу в две уязвимых к ВИЧ группы. Многие из них соглашаются на секс без презерватива, поскольку за это больше платят.

"Некоторые трансгендерные секс-работницы понимают, что вряд ли доживут до глубокой старости. Так почему бы не заработать больше денег? При этом выявить секс-работниц, которые уже получили ВИЧ-положительный статус, крайне сложно", – отмечает Майя Демидова.

Социальная реклама группы "Т-Действие"

Статистика по странам Северной Америки подтверждает такие наблюдения. В 2014 году исследование показало, что объединенный показатель распространенности ВИЧ-инфекции среди трансгендерных секс-работниц составил 27%, по сравнению с 15% среди ТГ-женщин, которые не занимаются секс-бизнесом.

Но секс-работницы – это не единственная уязвимая группа среди трансгендеров. "Мы занимаемся профилактикой ВИЧ уже полтора года. 80% наших благополучателей – ТГ-мужчины, практикующие секс с мужчинами", – добавляет Антон Макинтош. Эта группа людей совершенно не изучена.

Слишком много таблеток

Консультантам, которые работают с ВИЧ-позитивными транс-людьми, приходится бороться с популярным мифом о том, что АРВ-терапия не сочетается с гормональной терапией. На самом деле это не так: антиретровирусная терапия для трансгендерного человека подбирается индивидуально.

"Если говорить о сочетаемости гормональной и АРВ-терапии, то всегда можно подобрать нужную схему. К врачам приходят много других людей, которые принимают гормоны – например, пациенты с сахарным диабетом или онкологией", – рассказал врач-ординатор, сотрудник Фонда "СПИД.ЦЕНТР" Николай Лунченков.

По словам Антона Макинтоша, необходимость принимать сразу два вида терапии – это стресс для транс-людей. Если приходится делать выбор, многие отказываются именно от АРВТ.

"Гормональная терапия имеет много побочных эффектов. Но и АРВ-терапия в России далеко не последнего поколения – из-за этого количество побочных эффектов растёт", – говорит Макинтош.

Иллюстрация группы "Т-действие"

Николай Лунченков рассказывает, что работал с ВИЧ-позитивными транс-людьми в больнице Берлина, где проходил стажировку. В россии с такими пациентами он не сталкивался. Опрошенные медики Московского областного центра СПИД признались, что среди тысяч пациентов у них наблюдаются всего два транс-человека. Лунченков считает, что они не доходят до российских СПИД-центров из-за того, что боятся столкнуться с дискриминацией.

"Должно пройти время, чтобы ВИЧ-положительные трансгендерные люди начали говорить о себе открыто", – говорит Антон Макинтош.

Материал создан в преддверии Второй Национальной конференции ВИЧ-сервисных организаций и ЛГБТ-движения, которая пройдет в Москве 15-17 декабря 2017 года. Одна из основных целей Конференции – обратить внимание государственных структур на эпидемию ВИЧ среди трансгендеров.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera