Мнение

ВИЧ изменил мою жизнь раз и навсегда

"СПИД.ЦЕНТР" продолжает исследовать тему багчейзинга – осознанного приобретения ВИЧ-статуса. Разобраться в мотивах багчейзеров нам помог журналист Лев Смирнов, который сознательно решил жить с ВИЧ.

Я очень отчетливо помню момент, когда я первый раз в жизни осознанно столкнулся с ВИЧ-инфекцией. Мне было 17 лет, у меня были первые серьезные отношения. У моего тогдашнего мужчины был друг: открытый ВИЧ+. Мой бойфренд решил познакомить меня с этим другом, когда узнал, что до него у меня ни разу не было секса в презервативе. Надеялся видимо, что этот друг – назовем его Пашей – вправит мне мозги или запугает меня.

Он просто привел меня к Паше, посадил перед ним и сказал: "Вещай, оставляю его на тебя", а сам уехал по делам. Паша был улыбчивым и худощавым парнем, по лицу которого совершенно нельзя было сказать 20 ему лет или 40. Он показался мне милым, но совершенно непривлекательным. Он начал рассказывать мне про вирус: откуда он взялся, о путях передачи, о том, что он сам живёт с ВИЧ уже 10 лет, о терапии и профилактике. Паша говорил о том, что ВИЧ – не приговор, но всё равно лучше его избегать, что есть группы поддержки и специальные сайты знакомств для "плюсов". Он говорил всё это, чтобы меня предостеречь, но я слышал совсем другое.

Я слышал, что ВИЧ – это не опасно, главное – вовремя начать пить таблетки. Что после диагноза ты раз и навсегда можешь перестать бояться незащищенных контактов и трястись на каждым порвавшимся презервативом. Да что там, ты вообще можешь этими презервативами не пользоваться. Что положительные ребята – очень крутые и сплоченные, как настоящая семья, которая своих не бросает в беде.

Сам того не понимая, Паша описывал мне мою маленькую гей-мечту о сплоченном сообществе без презервативов. Теперь я знал, что этот мир существует. Из худощавого непривлекательного мужчины неопределенного возраста он превратился в самого настоящего Аполлона, сам воздух вокруг которого прямо-таки дышит сексуальным возбуждением. Позднее у нас случился секс.

Так я стал багчейзером – это субкультура людей, осознанно ищущих контакта с ВИЧ-положительными с целью получить от них вирус. Это парадоксальное явление может казаться обывателю непонятным: как можно хотеть такую болезнь как ВИЧ? Но кого-то привлекают идеи о сплоченности, семье и поддержке, что описал мне Паша, кого-то радует идея свободного секса без презервативов (хотя сейчас для этого можно раздобыть доконтактную профилактику), кем-то движут более приземленные мотивы, вроде возможности откосить от армии. Кого-то возбуждает ощущение неизвестности и опасности, кто-то подсознательно ищет вируса, потому что его внутренняя гомофобия говорит ему, что он "грязный", "неправильный" и ВИЧ – подходящее за это наказание. Наверняка есть ещё какие-то причины, я лишь описал те, что мне постфактум удалось откопать в себе.

[Подробнее о явлении в материале СПИД.ЦЕНТРа: "Багчейзинг: "угроза с Запада" или цена несчастной любви"]

Разумеется, в тот момент, я не считал себя багчейзером, я даже слова такого не знал. Просто, после секса с Пашей я вдруг понял, что меня дико возбуждают именно ВИЧ-положительные парни. И я стал активно встречаться с теми, у кого в статусе указан +. Последовала череда положительных партнеров. Прошло больше полугода, я регулярно сдавал анализы, но всё равно оставался здоров. Каждый раз, получая отрицательный результат, я чувствовал облегчение, но с другой стороны, где-то глубоко внутри я был разочарован. Именно в тот момент, я начал осознавать, что я, кажется, действительно хочу стать ВИЧ-позитивным.

Я начал посещать bareback-вечеринки (на которых не пользуются презервативами), там неизменно действует принцип "не спрашивай, не говори". Эта тактика принесла плоды и в день своего девятнадцатого дня рождения я получил положительный результат.

С тех пор прошло чуть больше пяти лет, а я всё ещё вспоминаю тот день, как один из самых счастливых в жизни. Хотя то, что последовало за получением статуса, оказалось совсем не так радужно. Я наивно думал, что мне откроются все двери в "счастливый положительный мир", но даже не представлял, какое количество дверей передо мной закроется.

Да, мне удалось получить военный билет с пометкой "не годен", потому что в нашей стране ВИЧ-положительные мужчины не являются военнообязанными, но на этом объективные плюсы статуса пожалуй закончились. Постоянные ангины, простуды, кандидозы и прочие болезни прямо-таки преследовали меня в первые полгода после диагноза. Трижды пойманный и трижды леченный сифилис из-за нежелания предохраняться. Гонорея, страшно сказать, горла – до истории с поисками статуса я даже не знал, что такая бывает. Куча проблем со здоровьем, которые раньше были гипотетическими, внезапно оказались моей ежедневной реальностью. А ещё – сложности с постановкой на учёт и с тем, чтобы добиться терапии. Последнее, например, мне так до сих пор и не удалось. И это лишь немногое из того, с чем пришлось столкнуться.

Я считал, что смогу быть свободен от "презервативной повинности", потому что ВИЧ у меня уже есть, а другие ИППП отлично лечатся. На деле же я оказался вынужден использовать презервативы всегда, только уже не для того, чтобы защититься самому, а для того, чтобы защитить других от себя. Мысль о том, что я представляю опасность для своего будущего бойфренда и, вообще, своих партнеров тоже оказалась не из тех, с которыми легко свыкнуться.

Кроме того, узнав про статус от меня отвернулись многие друзья. И это оказалось именно той причиной, почему положительное сообщество такое сплоченное изнутри. Иногда кажется, что весь остальной мир ополчился на нас, и нигде, кроме как среди "своих" невозможно найти поддержку. На этой почве у меня началась депрессия. Чтобы выйти из неё, потребовалось несколько лет, в течение которых периоды отчаянных загулов сменялись периодами апатии и ненависти к себе.

ВИЧ изменил мою жизнь раз и навсегда. Лучше она стала или хуже, сказать нельзя – она стала другой. Будь у меня возможность вернуться в прошлое и предупредить себя о том, что случится, я бы ей не воспользовался, потому что тогда меня было бесполезно переубеждать. Стать ВИЧ-положительным было моей судьбой, я научился находить в этом пользу и радость. И всё же, никому другому, я бы никогда такого не пожелал.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera