Мнение

Психология гомофобии

Каждый год, 17 мая празднуется Международный день борьбы с гомофобией. Именно в этот день в 1990 году гомосексуальность была исключена ВОЗ из списка болезней. О том, что стоит у истоков гомофобии, как она может проявляться и почему одни общества толерантнее других СПИД.ЦЕНТР поговорил с Павлом Соболевским, клиническим психологом-психотерапевтом, гештальт-терапевтом, супервизором.

Гомофобия, откуда она вообще и почему в некоторых она есть?

Сам термин гомофобия, на самом деле, если с него начинать, был выбран несколько неудачно. В клиническом плане, потому что если мы разделим “гомо” и “фобию”, то понятие фобии предполагает под собой иррациональный неконтролируемый страх, который ощущается в связи с каким-то явлением. Например, арахнофобия – это когда у тебя вызывают ужас пауки и даже мысли о них, об их лапках, вот этом всем. В этом смысле гомофобия не очень похожа на клиническую фобию, именно поэтому этого термина нет ни в МКБ-10, ни в ДСМ, нигде нету. И это наталкивает на мысль, что само понятие гомофобии, оно немножечко не соответствует тому, что оно определяет. В некоторых источниках я встречал, что исследователи предпочитают говорить скорее о гомо-ненависти и это более точное определение понятия. Потому что гомофобия – это в первую очередь ненависть, тревога и отвращение, которые человек испытывает по отношению к гомосексуальности в себе и в своем окружении. Страх там тоже есть, но он далеко не основная эмоция. 

Откуда берется гомофобия? 

Разумеется, в первую очередь это социально-культурная обусловленность определенного общества, в котором рождается и воспитывается человек. Первичная настроенность родителей и их взгляды. Также очень много в развитие гомофобии вкладывает религия, с ее ориентирами на некоторые “традиционные ценности”. Можно заметить это, например, по странам Ближнего Востока. Чем выше исламизация государства, тем более нетерпимым отношением к гомосексуалам оно отличается. В той же Саудовской Аравии, например, гомосексуальность карается смертной казнью. Чем большее влияние на жизнь общества оказывают религиозные институты – тем более гомофобным это общество будет. 

Второй важный источник гомофобии для России связан с тюремной культурой, где вовсю практикуются гомосексуальные контакты, при этом позиция выступающего в пассивной роли обозначается в социальной иерархии ниже того, кто выступает в активной роли и ниже позиции мужчины, в принципе. Пропитанность нашей культуры этими тюремными установками – вторая большая причина гомофобии в обществе.  

И третий момент, это ориентация на бинарность феминность/маскулинность и дичайший страх отхода от этих позиций. “Мальчики не плачут” и вот это вот все. То есть человеку с самого детства навязывается чувство социального стыда для тех случаев, где он вдруг повел себя в несоответствии со своей ролью “маскулинного мужчины” или “феминной женщины”. Никаких промежуточных проявлений не допускается. Но это в крайних случаях.

Ну и плюс, не будем исключать те случаи, когда гомофобия представляет собой латентную гомосексуальность. Это когда испытываемый стыд, страх либо отвращение по отношению к собственному гомосексуальному влечению является настолько сильным, что в качестве защитного механизма это влечение вытесняется и обращается в ненависть. В таких случаях гомофобия – это попытка осудить и наказать в других то, что невозможно принять в себе.       

Почему, как ты думаешь, некоторые государства (Россия в их числе) вводят гомофобный дискурс на государственном и даже законодательном уровне?

Первым делом, я тут снова хочу вспомнить про пример со странами Ближнего Востока и религией. Когда религия начинает вмешиваться в дела государства или каким-то образом определять государственную позицию, то такие вещи происходят. В России сейчас тоже очень велико влияние РПЦ и таким образом оно выносит свои взгляды на гомосексуальность, как на грех, на государственный уровень.

Вторым моментом могут быть государственные стереотипы, связанные с демографией. То есть, может быть позиция, что если гомосексуальность поощрять, то это негативно скажется на демографии, мы потеряем в численности населения и как следствие в военной мощи и т.д. 

Что же до известного закона, то в его основе, как мне кажется, лежал вполне позитивный мотив, идея сплотить нацию вокруг “традиционных ценностей”, но его итоговое исполнение сделало только обратное. Грубо говоря, в благородном стремлении укрепить свой народ было сделано что-то, чтобы внести в него больше вражды.  Все это, вероятно, идеологические попытки противостоять Западу с неким своим “особым” путем. Что мы не европейцы-геи, не американцы, которые всем все позволяют. В Швеции вообще ужас, там ребенку дают в детском саду возможность самостоятельно определять свой пол и т.д. Я считаю, что со стороны государства это все конечно очень некрасиво, вести такой дискурс. Мягко говоря, не красиво. Я бы высказался грубее, но мы пожалуй останемся в рамках приличий. 

Ну и плюс есть всякие параноидальные теории заговора о том, что Америка пытается искоренить нашу нацию, путем превращения нас всех в геев, но для меня они все звучат совершенно по-идиотски, как минимум потому, что я за свою психотерапевтическую практику ни разу не встречал человека, который бы пришел и сказал “О’кей, я вот посмотрел на геев и решил, что хочу тоже им стать. Помогите мне в этом” Так что когда говорят, что гомосексуальность – это мода или что возможна какая-то пропаганда, в этом во всем для меня есть некоторая точка идиотизма, в плане того, что это все противоречит научному понимаю того, что сознательно стать геем невозможно. В смысле, что вот поставить себе цель в стиле “Я становлюсь геем в следующем году” не получится. 

Кстати, о законодательном. Закон «о гей-пропаганде». Понятно, что он вредный, но почему? Чем он наиболее опасен для общества и для самих подростков, которых предполагается, он должен защищать?

Как-то я пару лет работал в детском отделении одного медицинского учреждения, куда в общем-то приводили подростков родители с идеей о том, что их гомосексуальность – это все психическое отклонение и давайте мы срочно наше чадо полечим и оно избавится от вот этого всего. Разумеется, в итоге они оказывались на приеме у меня и совершенно типичная картина: отец с опущенной головой в жутком стыде, мать в истерическом припадке и ребенок, либо в полном отчаянии, либо с проблеском надежды на то, что специалист будет каких-то иных взглядов и сможет переубедить родителей. И вот, закон о “гей-пропаганде”, он был принят как раз на второй год моей работы в этом заведении. И это сказалось на моей работе, осложнив ее. 

Ну и конечно есть исследования, что после принятия закона увеличилось количество суицидов, тревожных, депрессивных и панических расстройств среди подростков. И конечно этот закон способствовал в первую очередь увеличению внутренней гомофобии у подростков, и не только у них. Но для внешней он тоже сделал немало. Дело в том, что в законе есть формулировка о том, что необходимо препятствовать созданию впечатления о равноценности гомосексуальных отношений гетеросексуальным. И в этой формулировке есть такое разрешение на агрессию, на изначальную уверенность в том, что мы не равны.

На почве этого закона недавно был заблокирован старейший информационный ЛГБТ-ресурс России «gay.ru», а также единственный сайт, занимавшейся профилактикой ВИЧ среди МСМ – "Парни Плюс". Как вы думаете, какие будут последствия для ЛГБТ?

Я узнал о блокировке gay.ru на следующий день, от своих клиентов. У меня 95% клиентов – представители ЛГБТ-сообщества и где-то 60% из них мужчины. И вот, некоторые из них пришли ко мне после этой блокировки в достаточно травматическом состоянии. Для многих из них этот сайт был неким светочем, главным, что помогало им, когда они только-только познакомились с собственным влечением. И их травма заключалась в том, что какой-то важный ресурс в их жизни, который просуществовал около 20 лет уже, его закрыли. 

Мое личное переживание по этому поводу это, конечно, сожаление и гнев, потому что совершенно непонятно зачем на самом деле это нужно. Это все прикрывается какой-то мнимой защитой детей, но ведь оно не является ей на самом-то деле. Есть такой термин “Воинствующее невежество” и мне кажется, что это как раз про такие случаи. Когда нам главное бороться, но совершенно не обязательно осознавать, что вообще мы делаем.  

Последствия очевидны. Гомосексуальные люди и в том числе подростки потеряют возможность обращения к достаточно мощному ресурсу, с которым можно было соотнести себя для того, чтобы удостовериться в том, что твои влечения нормальны. 

Насколько на развитие гомофобии в отдельных социальных группах влияют такие факторы как типичное окружение в котором человек воспитывается, профессиональная среда или наличие и уровень образования?

На самом деле, твой вопрос уже содержит в себе ответ. Есть исследования, западные, разумеется, о том, что наличие высшего образования и вообще уровень образования напрямую влияет на снижение уровня гомофобии. 

“Типичное окружение, в котором человек воспитывается”... Ну естественно влияет, мы поговорили об этом в первом вопросе. Установки родителей, передающиеся по поколениям какие-то убеждения и ценности. Еще, например, пропагандируемый образ гомосексуала, например, в фильмах, зачастую довольно феминного персонажа, а мы помним, что отход от маскулинности для мужчины в нашем обществе не позволен – это тоже влияет довольно сильно. То есть массовая культура.    

Гомофобия в России и в мире, отличен ли наш гомофобный дискурс от прочих?

Отличен.  С точки зрения развития психики человека.  Те этапы развития, которые проходит психика у всех людей, они по сути у всех  одинаковы. Но те  влияния, которые испытывает психика в процессе своего развития, подвергаемая общественным и культурным предрассудкам,  естественно различаются. Отличия формируются в зависимости от среды обитания и той страны в которой этот человек, собственно, растет.  Мне вспоминается в ответе на этот вопрос принятие закона о запрете гей-пропаганды в период правления Маргарет Тетчер в Британии. И это собственно было не так давно в 80-х. По моему до 2003г. просуществовал этот закон.

Что касается России, то тут опять же всплывают влияния религии, которое у нас присутствует довольно значительно. Плюс та же тюремная культура, которая в России представляет собой довольно уникальный феномен. Все вот это увлечение общества тюремной романтикой, популярность такого жанра, как шансон. Я не очень знаком с тюремными культурами других стран, но мне думается, что наша довольно уникальна, по крайней мере силой своего влияния на общество.    

Какие этапы борьбы с гомофобией может проходить общество?

Здесь я как раз хотел сказать, что в Великобритании закон о запрете гей-пропаганды действовал с  с 1988 по 2003 год. Это была известная статья 28 в Великобритании, которая вызывала очень громкие споры в Англии и т.д. Похоже Маргарет Тетчер преследовала какие-то свои личные цели или они хотели тоже поддержать некоторые  традиционные ценности. И только в 2003 г. удалось его отменить. При этом, по этому закону ни разу за все время его существования не было обвинительных процессов. 

При этом сейчас они настолько  диаметрально противоположны тому, что было при Маргарет Тетчер всего каких-то 20 лет назад, что это мне представляется очень интенсивной динамикой от одного полюса к другому. И сейчас Великобритания обозначается во всех исследованиях одной из самых комфортных для ЛГБТ стран. Здесь легализованы гей-браки и вообще права ЛГБТ на высоком уровне.  

И это подводит к следующему вопросу. Есть ли в мире где-то общество “восторжествовавшей толерантности” и в чем его отличие от общества “невосторжествовавшей”?

Вот здесь, к сожалению, я сошлюсь не на Великобританию, а на Швецию. 

Почему? Ну например потому что по-моему в 1993 году, когда Россия отменила закон о мужеложстве, в Швеции уже  был принят закон о гомосексуальных браках. Это для меня реальное отличие.

Мне думается, что одна из основных причин высокого уровня толерантности в Швеции в том, что она не участвовала во Второй мировой войне, придерживаясь нейтралитета. Ее защищала Британия по-моему или Норвегия, это надо уточнить. Кажется всё-таки Британия. Мне видится это значимым фактором для общественного сознания. Возможность выбора нейтральной позиции в этом вопросе сильно повлияла на все последующие поколения, которые растут в этой стране в плане большей толерантности к любым проявлениям, меньшей травмированности населения. Ну вот это какой-то такой первоисток, как мне видится. Мне кажется, что травматический опыт участия России в войне тоже имеет свои психологические последствия.

Россия по сути весь XX век участвовала в бесконечной войне внешней, Первой и Второй мировой, и помимо этого в войне внутренней – революция, гражданская война, репрессии 37 года, послевоенные и т.д. И это не могло не сказаться на нашем сознании. Россия, и ее жители привыкли и сроднились с мыслью, что для выживания необходим «образ врага», с которым надо бороться всем миром. Это помогает выжить, не замечать собственных трудностей и неудобств, и придает собственному существованию высокий смысл. И если нет врага реального, необходимо его создать. Мне так видится.

Естественно эта вся история влияет на поколение наших бабушек-пробабушек и т.д. и через поколения передаются определенные семейные и культурные установки. И понятно, что если Швеция не участвовала в войне и поддерживала нейтралитет, то  у них другой культурный бекграунд, более свободный, более толерантный к различиям.

Гомофобия в профессиональном сообществе, среди психологов и чем она вредит?

Я «книжный червь» и прочел столько книг по психоанализу, что их просто не перечесть, поэтому я считаю, что гомофобия среди психологов – это отражение общественного стереотипа, некачественного образования, недостатка переведенной современной научной литературы на эти темы, с последними актуальными исследованиями. Российские специалисты просто не имеют доступа к адекватной научной информации, переведенной на русский язык. На мой взгляд это главная причина. 

Кроме того, будучи гетеросексуальным, психотерапевт может и не интересоваться тем, что происходит с гомосексуалами и с сексуальностью в принципе. Он может работать с различными темами, которые ему понятны. Имея в сознании привычную социально-культурную установку, не подвергая ее рефлексии и как-то не особо задумываться об этом. И если к такому терапевту приходит гей, то из-за отсутствия собственного опыта понимания либо образованности в этой области он не очень понимает специфику работы, а она, безусловно, есть. Отсутствие информации вызывает сожаление. Например, единственный источник на русском языке по интернализованной гомофобии – это книжка Марии Сабунаевой, которая написана простым языком для клиентов, а не для психологов и не дает необходимой информации для специалистов. А за рубежом есть масса научных исследований на данную тему и соответствующей научной литературы, доступ к которой конечно есть, но лишь в том случае, если ты хорошо владеешь как минимум английским языком.

Вредит ли  гомофобия в профессиональной среде? Естественно вредит! Например, ко мне приходила клиентка, которая изначально обращалась к другому психологу, где-то на 5 сеансе она смогла наконец признаться, что ей нравятся девушки и он порекомендовал ей психиатра из психиатрической клиники, чтобы туда лечь и пройти курс лечения, это было всего 4 года назад. Это конечно нонсенс!

Интернализованная гомофобия как отдельная проблема. Что это такое, в чем суть явления и как оно проявляется?

Тут тоже опять проблема с термином, который изначально неправильно переведен, но так устоялось. Интернализованную гомофобию привычно переводят как внутреннюю, хотя на самом деле это гомофобия “усвоенная”. Это процесс присвоения себе мнения других людей, общества о моем влечении, как своего собственного. В крайнем проявлении, внутренняя гомофобия представляет собой ненависть и попытку избавиться от своего влечения.

А если взять менее очевидные примеры. У меня есть стойкое внутреннее ощущение, что интернализованная гомофобия в том или ином виде есть у большинства представителей сообщества. Как она может проявиться, когда она не столь радикальна?

Например, чувство отвращения, которое может возникать после анального секса, особенно у человека, практикующего его в пассивной роли. Так называемый bottom-shaming. Отвращение и стыд по отношению к тому, что ты делаешь. Это ощущение может загонять человека в порочный круг чувства вины или даже заставить его полностью отказаться от этого вида сексуальных практик.   

Разделяй и властвуй. Добровольная сепарация гей-сообщества от общества в целом, как ответ на гомофобную среду. Гей-кварталы и прочее. Объединение против общего врага. Считаете ли вы такое поведение сообщества разумным в данных условиях или его уже следует перерасти?

Я считаю, что это зависит от социально-культурных факторов и уровня толерантности в какой-то конкретной стране, в первую очередь. Дело в том, что созревание толерантности к собственной гомосексуальности у человека происходит в несколько этапов. Один из этапов – это принадлежность к ЛГБТ-сообществу и принятие собственной идентичности. На этом этапе происходит удовлетворение потребности в сопричастности.

Начинается все у человека, при обнаружении собственной гомосексуальности с некоторой злости на внешний мир за то, что он не такой, не соответствует моему влечению, что он гетеронормативный. На этом этапе начинается поиск “своей стаи”, в которой я могу быть нормальным, могу чувствовать принятие, которого мне так недостает во внешнем мире. Принадлежность к сообществу также помогает сформировать внутренний фундамент отношения к собственной гомосексуальности, как к норме. 

Когда  потребность в принятии удовлетворяется достаточно, а фундамент выстроен, становится  возможен следующий этап внутреннего развития, на котором у меня уже есть уверенность в том, что со мной все в порядке и мне не нужно сообщество для того, чтобы это подтверждать. Но для перехода на этот этап необходим очень сильный внутренний стержень и развитая способность к критической рефлексии. Когда я легко могу подвергать сомнению любые выпады общества  в сторону моей идентичности.

По поводу гей-кварталов, на самом деле я считаю их хорошей идеей, именно потому, что они очень помогают на этапе, когда человеку необходима принадлежность к сообществу. Чем более травматичным был опыт непринятия его ориентации окружением и гетеронормативным миром, тем сильнее он будет стремится к этому отделенному формированию, тем сильнее у него будет потребность сформировать вокруг себя именно ЛГБТ или ЛГБТ-френдли окружение, которое его принимает. Собственно именно эту потребность в безусловном принятии в обществах, где гомофобии в том или ином виде существует, гей-кварталы и иллюстрируют. 

“Объединение против общего врага”. Вот эту позицию я считаю не совсем правильной, потому что она разобщает. Мне вообще не очень близка идея психологического расщепления, когда все разделяется на белое и черное, своих и чужих. Это нормальный этап развития личности, но очень многие люди, в том числе, видимо, некоторые политики зависают в этом расщеплении на всю жизнь. И это конечно не может не вызывать сожаления. 

Еще мне не очень близка идея гей-прайдов. Для России по крайней мере. И мне кажется, что ЛГБТ-сообществу следует сосредоточиться сейчас не на борьбе за свою гей-гордость, а как раз на интеграции в общество. Например, путем направления своей активности на помощь каким-то другим угнетенным группам и меньшинствам. Будь то инвалиды, ВИЧ-положительные, наркопотребители и т.д. Если бы все усилия, которые мы тратим на борьбу за возможность пройти с радужным флагом тратились на создание образа сообщества, вовлеченного в какие-то социальные активности, по настоящему важные для общества в целом, возможно уровень принятия ЛГБТ обществом был бы выше. Стоит сосредоточиться не на подчеркивании различий, а на поиске того, что у нас может быть общего.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera