Мнение

Три жизни

В России трудно быть геем. ВИЧ-позитивным геем – ещё труднее. Впрочем, поберегите фантазию, сейчас он сам всё расскажет.

Прошлое

Я думаю, открытость – это главный ключ ко всем сердцам. А ещё я думаю, как важно полюбить себя и научиться принимать таким, какой ты есть.

Я, Максим, равный консультант проекта LaSky, родился с ДЦП: нерв защемили при родах. Как ни комично звучит, акушеры были пьяны. Моя форма церебрального паралича называется правосторонний гемипарез. Он характеризуется параличом конечностей правой стороны. Эту форму ДЦП принято считать довольно лёгкой. Но при встрече я скорее всего поздороваюсь с вами левой рукой.

Я думаю, открытость – это главный ключ ко всем сердцам. А ещё я думаю, как важно полюбить себя и научиться принимать таким, какой ты есть.

Благодаря занятиям и раннему лечению, я могу бегать, танцевать и сидеть по-турецки. Иногда я чувствую спазм, которые может сковывать мои движения. Это происходит из-за стресса.

В детстве я мечтал стать актёром, даже занимался в школьной студии, но родители отговорили меня даже от того, чтобы попробовать подать документы в театральный. Однажды мне сказали, что я – в лучшем случае – буду играть Квазимодо или "кушать подано".  Мечты о сцене были разрушены. Музыкальная школа – брошена.

Максим Чевыров

Я – абсолютный интроверт. В подростковом возрасте боялся выходить на улицу, панические атаки были обычным делом. А ещё я – гей. И у меня ВИЧ.

В Москве я живу восемь лет. Приехал из маленького города на Волге, где нет вообще ничего, связанного с ЛГБТ. Когда я рос, вокруг меня не было никого, с кем бы я мог обсудить эту тему. Я осознавал, что со мной что-то происходит, но что именно – до конца не понимал.

Ни друзья, ни родственники о моей ориентации, естественно, не знали. Роль "девушки” играла подруга, с которой мы ездили в гости к моим родителям и бабушке с дедушкой – даже когда я начал жить со своим первым молодым человеком.

На выпускном в колледже  я употребил довольно много алкоголя и пришел к маме с новостью о том, что я – гей. Мама у меня довольно прогрессивная, но она, увы, не смогла говорить со мной об этом. По крайней мере, она сказала, что любит меня и принимает таким, какой я есть.

В 18 лет я принял решение жить отдельно. Со временем мама смогла принять моего молодого человека и даже общалась с ним.

Мои первые отношения, на самом деле, были довольно сложными для меня. Чтобы завершить их, я решил переехать в Москву: в маленьком городе зачастую невозможно прервать все связи с человеком. Даже не закончил университет, о чем сожалею – ведь оставалось всего полтора года до диплома.

Москва

В Москве поначалу была бесконечная работа в разных местах или две работы одновременно – я пытался подобрать что-то подходящее. Иногда я думал, что через пару недель уеду обратно, домой, но меня удерживала какая-то неведомая сила и “спортивный интерес”: насколько меня хватит. Судьба свела меня с хорошими людьми, которые пригласили поработать администратором и помощником менеджера в студии красоты.

О своем ВИЧ-статусе я узнал 4 года назад. Когда я получил анализы, за плечами были достаточно длительные отношения, построенные на доверии.  Презерватив в этих отношениях не использовался.

О своем ВИЧ-статусе я узнал 4 года назад, а живу я с ним, вероятно, уже около 6 лет. Когда я получил анализы, за плечами были достаточно длительные отношения, построенные на доверии.  Презерватив в этих отношениях не использовался. И анализ на ВИЧ, соответственно, тоже долгое время не сдавали. Я все время отодвигал это от себя: может, чувствовал подсознательно, какой будет результат.  И вот все анализы пришли, а один странно задержали.

Максим Чевыров

Я пошел в другую лабораторию – опять не приходит. Когда анализ пришел, меня отвели в кабинет к даме, которая, похоже, нервничала больше меня. Она и сообщила мне мой положительный результат. Я даже не помню, как дошел до дома. Поговорить об этом было не с кем: никаких организаций или психологов я не знал, родным и знакомым тоже сказать не мог. В общем, сидел со своим горем практически один.

Когда я получил "плюс", мне казалось, что этого не может быть. Страшная жалость к себе и злость. Полжизни я и так провел в реабилитационных центрах. Я молился и хотелось умереть. Хоть сквозь землю провались –вот такие чувства! Сколько я  проживу? Пару лет? Хватит ли мне денег на лекарства? Кто позаботится о моей матери? В голове – каша.

Про ВИЧ я тогда знал одно: это страшно. Один из моих любимых музыкантов, Фредди Меркьюри, умер от последствий этой ужасной болезни.

Метро

И вот в этом состоянии я несколько дней ездил на работу: пытался "держать лицо" перед коллегами и клиентами, не подавать виду, что со мной что-то происходит. На 13-й день после получения результата я, как обычно, вошел утром в метро, сел,  задремал и… Поезд сошел с рельсов, врезался в стену, три вагона превратились в груду железа. Я был во втором из них (авария на Арбатско-Покровской линии в 2014 г. – прим. ред.).

Мне повезло: я почти не пострадал и даже самостоятельно вылез оттуда через отверстие, которое раньше было дверью. Я и сейчас помню это: нечем дышать, хрустит крошка стекла, летящая в глаза и уши, и совершенно непонятно, что произошло – то ли нас взорвали, то ли авария, то ли ты уже умер. Рядом со мной сидела пожилая женщина – на нее упал крупный кусок  железа, она кричала от боли, а потом перестала...

Как я узнал потом из СМИ, было много погибших и пострадавших. У меня, на удивление, не было серьезных травм. Когда выбрался из тоннеля на воздух, меня сразу подобрала бригада “скорой” и увезла в больницу. Там меня обследовали. С одной стороны, даже рюкзак со скарбом остался на мне, хотя кроссовки из белых стали черными, а вся одежда из светлой превратилась темно-бурую от следов чужой крови. Несколько дней я пробыл в реанимации, потом меня перевели в обычную палату. Ожог бронхов и некоторые ушибы, но я – живой. Дышал какое то время через кислородную маску. Около недели выковыривал стекло из ушей и думал о том, как жить дальше.

Жить дальше

После больницы я пришел на группу поддержки. Проблему с ВИЧ нужно было как-то решать. Информацию о группе я нашел в интернете. Я познакомился с людьми, которые живут с ВИЧ гораздо дольше меня, при этом абсолютно нормально себя чувствуют, хорошо выглядят, шутят и смеются. И я, наконец, понял, что я не один.

Группа поддержки сильно помогла мне: в такие моменты действительно важно, чтобы рядом были люди, которые спокойно и понятно могут поговорить с тобой о ВИЧ.

Группа поддержки сильно помогла мне: в такие моменты действительно важно, чтобы рядом были люди, которые спокойно и понятно могут поговорить с тобой о ВИЧ. Как у иногороднего, у меня были трудности с постановкой на учёт в Москве. Я писал письма в департамент минздрава, обивал пороги центров СПИДа. Результаты анализов были критически низкими.

После того как было назначено лечение, мне несколько раз меняли препараты, поскольку я страдал от побочных эффектов.

Сейчас с моим здоровьем все порядке, я регулярно принимаю лекарства и чувствую себя хорошо, моя нагрузка стабильно сохраняется на неопределяемом уровне уже несколько лет. Поскольку вирус находится в нокауте, я спокоен за своё здоровье и здоровье будущего партнера. Если в будущем у меня будут дети, они обязательно родятся ВИЧ отрицательными.

Однажды я увидел пост своего знакомого, живущего за границей, о том, что его друг Витя (имя изменено - прим.ред.) сейчас находится в Москве и нуждается в помощи: у него СПИД. В Москве у Вити никого нет, он потерял работу, в лечении ему отказали из-за отсутствия прописки. У него было около 10 CD4-клеток, он начал терять зрение, находился, фактически, при смерти. Его друг просил кого-нибудь помочь, так как сам приехать не мог. Я тогда еще не имел никакого отношения к ВИЧ-сервисным организациям, но связался с ребятами из группы поддержки, и мы решили поехать к Вите и попробовать как-то ему помочь.

Витя лежал в одном из московских хостелов. Пока ребята звонили в “скорую”, я сидел рядом с ним, успокаивал его словами о том, что все будет хорошо и скоро приедет помощь. На самом деле, как я теперь понимаю, это Витя меня успокаивал, а не я его. Потом приехала машина с очень недобрыми сотрудниками “скорой”. Момент, когда мы сидели в приемном покое, и я переписывал данные его контактов, стал для меня отправной точкой в ВИЧ-волонтерстве и ВИЧ-сервисе.

Витя пережил инсульт, долго лечился, потом судился с Центром СПИДа. Его более-менее вывели из критического состояния и отправили восвояси. А потом он уехал в Европу, там получил терапию, и сейчас с ним все хорошо.

«Спасая мир – начни с себя»

Через время мне предложили попробовать себя в проекте LaSky. Сначала это была аутрич-работа (социальная работа), сейчас я занимаюсь равным консультированием, провожу экспресс-тестирование на ВИЧ и гепатит С, в случае положительного результата объясняю алгоритм дальнейших действий. Я стал тем проводником, которого у меня самого никогда не было.  

Моя работа – это работа с собственной неуверенностью. ВИЧ сервис помогает мне бороться с зажатостью, даёт мне силы и энергию.

Постепенно, участие в проекте заняло все мое время. Это вообще распространенная история: ребята, начиная волонтерить, в итоге уходят в это с головой. Если честно, на этой работе я, в первую очередь, помогаю себе. Я не пытаюсь "спасти весь мир". Моя работа – это работа с собственной неуверенностью. ВИЧ сервис помогает мне бороться с зажатостью, даёт мне силы и энергию. Мне радостно, если она помогает кому-то ещё и приносит результаты.

Я думаю о том, чтобы начать вести тренинги по профилактике ВИЧ, хотя выступать публично для меня довольно непросто.

Я хочу сказать каждому, кто только что получил положительный результат на ВИЧ: это не конец, а новое начало. Мне очень хотелось бы, чтобы моя история вдохновила человека, который думает сейчас, что его жизнь кончена.

Проходить уроки жизни нелегко, но это повышает уровень нашей осознанности. Важно каждый день просыпаться с мыслью, что я могу сегодня сделать полезного для себя и окружающих.

Благодаря ВИЧ, я занимаюсь любимым делом, мой круг знакомств значительно расширился.

Сейчас в мире очень много горя и ненависти, но, изменяя мир, нужно начинать с самого себя.

ВИЧ действительно, касается каждого.  

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera