Общество

Сексоголизм: Когда секс становится проблемой?

СПИД.ЦЕНТР рассказывает о сексоголизме, его критериях, установках общества и о том, стоит ли считать себя «ненормальным», если вы часто меняете партнеров.

Сейчас стало модно разбрасываться психиатрическими диагнозами налево и направо. Например, встретив человека, чья сексуальная жизнь существенно активнее нашей, мы, недолго думая, вешаем на него ярлык: «сексоголик». Но давайте попробуем разобраться, кто же вообще такие «сексоголики» и существуют ли они на самом деле? Чтобы прояснить этот вопрос, СПИД.ЦЕНТР обратился за помощью к доценту СПбГУ и координатору психологической службы ЦСИИ «Действие», Ольге Александровой.

Диагноза «сексоголизм» не существует

Говоря о сексоголизме, необходимо помнить, что такого диагноза нет ни в списках МКБ (Международная классификация болезней), ни в DSM последнего пересмотра (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам). И сексоголизм в том виде, в котором мы понимаем его сейчас, — это просто зависимое поведение, часто маскирующее собой другие, более глубокие психологические трудности. При этом существует ряд стандартных опросников для выявления у человека зависимости от секса. Но они довольно бесполезны — критерии настолько размыты, что под них попадает большинство людей, ведущих активную половую жизнь.

В современном подходе к определению сексуальности давно нет такого понятия, как «нормальная» сексуальность. Нормы допустимого по-прежнему диктуются обществом и культурой, но на сегодняшний день психология считает здоровым сексуальным поведением все, что удовлетворяет нескольким простым критериям:

  • Оно не наносит ни физического, ни психического вреда участникам

  • Оно добровольное, и на него получено согласие

  • Оно приятно и лишено чувства вины, а также обычно усиливает самоуважение

Несмотря на столь широкое понятие нормы, в современной психиатрии по-прежнему существует такой термин, как парафилии. Формально к парафилиям относятся все сексуальные девиации, то есть все виды устойчивого сексуального интереса, кроме интереса к генитальной стимуляции и предварительным ласкам с фенотипически нормальным, согласным, половозрелым партнером.

Важно отличать определение парафилии от соответствующего медицинского диагноза, который ставится только в случае, если девиантное сексуальное поведение приобретает форму фиксации. То есть, когда человек может удовлетворить свои сексуальные потребности только одним девиантным способом и никак иначе. Другие формы реализации сексуальности для парафилика неприемлемы и невозможны, а сексуальный партнер для него — объект удовлетворения желаний. Только в этом случае психиатрия станет рассматривать конкретную парафилию у конкретного человека, как патологию.

Сексоголиков можно сюда запихнуть с большой натяжкой: в МКБ-11 даже есть подходящий для этой цели диагноз: «компульсивное расстройство сексуального поведения». Но большая часть людей с так называемым «сексоголизмом» не попадает и в него — критерии слишком жесткие.

Критерии истинного «сексоголизма»

Во-первых, утрата способности воспринимать партнера как живого человека — его объективизация. Сохраняются базовые предпочтения, вроде пола партнера или каких-то внешних черт, но все остальное перестает играть роль.

Во-вторых, общая для всех зависимостей, и для сексоголизма в частности, неспоспособность человека остановиться, так называемое компульсивное поведение. То есть мы можем говорить про зависимость от секса только в том случае, если в момент, когда у человека возникает сексуальное желание/импульс, он тут же бросается его реализовывать, забывая про еду, сон, работу.

Последний критерий — сексоголики больше других склонны к «рискованному поведению». При этом важно понимать, что «рискованное поведение» и «беспорядочные половые связи» — не одно и то же. Если человек постоянно меняет партнеров, но при этом всегда использует презервативы, PrЕP (доконтактную профилактику), регулярно тестируется, то такое поведение будет вполне ответственным. В то же время можно иметь совсем немного партнеров, но никогда не пользоваться презервативами и ни разу в жизни не сдать даже элементарный тест на ВИЧ — это и будет «рискованным поведением», хотя формально оно не «беспорядочное».

Мужчинам повезло меньше, в том числе МСМ

Согласно исследованиям, сексоголизму чаще подвержены мужчины (примерно 80% от всех сексоголиков), а общее их число не превышает 8% от популяции. Причина, скорее всего, кроется в культурных нормах общества, где существует патриархальный паттерн, предполагающий, что все мужчины — машины секса, одержимые постоянным желанием. Этот же паттерн приводит к тому, что о мужчине часто судят по количеству его «сексуальных побед». И тут секс может легко принимать форму зависимости: взаимное удовольствие от процесса начинает уходить на второй план, а основная цель — доказать собственную «мужественность».

В культурах, где напрочь отсутствует сексуальное просвещение, знания о сексе люди вынуждены собирать с миру по нитке, и картинка, которая у них складывается, часто бесконечно далека от реальности. Например, большую роль в формировании неврозов на сексуальной почве сыграло развитие и доступность порнографии. Знакомясь с художественным образом «идеального секса», который рисует порноиндустрия, люди делают неверные выводы: что эрекция наступает мгновенно и продолжается часами, что сексуальное возбуждение преследует тебя постоянно, заставляя тебя заниматься сексом где угодно, когда тебя накрыло.

Желание подстроиться под этот образ приводит большое количество людей к различным неврозам и может вести к зависимости от секса, опять же, в попытке соответствовать невыполнимым требованиям, навязанным порнокультурой.

Наиболее уязвимой к этой зависимости группой станет ЛГБТ-сообщество и, в частности, гомосексуальные мужчины. На мужчину-гея все перечисленные патриархальные стереотипы ложатся в полном размере, умножаясь стереотипами о гей-культуре. Типичное представление о гее, как о мужчине, одержимом исключительно сексом, довольно далеко от реальности, но это не мешает большой части сообщества принимать это как инструкцию к действию. И раз мужчине-гею положено хотеть больше секса, чем всем его гетеросексуальным знакомым вместе взятым, то хочешь не хочешь, а придется этому соответствовать.

Эта парадигма, рожденная из иллюзии, питаемой гей-порно и «показательной» частью жизни с клубами, секс-вечеринками и саунами, заставляет людей укрепляться в мысли, что все это и есть гей-сообщество. И нет никакого другого способа в него вписаться, кроме как стать одержимым сексом. А поскольку ЛГБТ в силу «стресса меньшинства» и так больше других склонно к различным зависимостям, то фиксация на сексе вполне может перерасти в патологическую форму.

«Нормальные люди» так не делают

И все же, далеко не все из того, что считается «сексоголизмом», следует лечить.

Первым делом человеку, заподозрившему в себе зависимость от секса, стоит наведаться к психологу, который для начала спросит его о том, с чего он вообще это взял? Что это за сексуальное поведение, насколько оно рискованное и про поведение ли вообще речь? На этом этапе в большинстве случаев обнаружится, что существует установка вроде «вот мое сексуальное поведение, но нормальные люди так не делают». Но чего люди только в постели не делают, и нет никаких причин патологизировать свою сексуальную жизнь до тех пор, пока она удовлетворяет описанным выше признакам здорового проявления сексуальности.

Настоящая же сексуальная зависимость встречается довольно редко. И если человек обнаружил ее у себя, то придет к психологу с запросом «я знаю, что это причиняет мне вред, но не могу остановиться». И уже будет работа с замедлением и практиками осознанности, поведенческая терапия, стандартная при работе с зависимостями. Но в этом случае и клиенту, и психологу следует помнить, что подобная зависимость часто может быть следствием других проблем, например, маскировать начало депрессии или быть проявлением маниакальной фазы при биполярном расстройстве.

Зависимость и шаблон

На сегодняшний день нет никаких четких и объективных критериев, которые бы позволяли определить сексоголизм как отдельное заболевание или безошибочно его диагностировать. Про зависимость от секса мы можем говорить, если последствия сексуальной жизни причиняют вред физическому или психическому здоровью человека и нарушают его способность к социальной адаптации. Нет критерия количества сексуальных партнеров, частоты их смены или других особенностей сексуальной жизни, после которых мы имеем право вешать на человека ярлык «сексоголик». Это задача для психиатров. А если нам и хочется так сделать, то, скорее всего, это повод зайти к психологу для нас самих. И разобраться, откуда у нас в голове взялся нелепый шаблон о том, что «нормальные люди» так не делают.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera