Общество

Из истории ЛГБТК: Путь к первому гей-параду в США

Первый гей-парад состоялся в Нью-Йорке 28 июня 1970 года, ровно через год после Стоунволлских бунтов. СПИД.ЦЕНТР публикует перевод статьи NBC News об истории первого ЛГБТ-прайда в Америке.

Рано утром в субботу 28 июня 1969 года полиция устроила облаву в принадлежавшем мафии гей-баре «Стоунволл-Инн» в районе Гринвич-Виллидж в Нью-Йорке. Этот рейд, в отличие от множества других, которым регулярно подвергались заведения на Кристофер-стрит, вызвал у посетителей бурное сопротивление. Протест, длившийся несколько дней, известен под названием Стоунволлские бунты и считается той самой искрой, что разожгла пламя сегодняшнего движения за права ЛГБТК.

Через неделю после протестов Ховард Смит, журналист издания «Виллидж Войс» (The Village Voice), описал то «странное настроение», что повисло в воздухе после выдворения посетителей «Стоунволла» на улицу, где сияла полная луна.

«Демонстративное неповиновение вперемешку с озорным весельем уступило место более опасной стадии протеста; люди ощущали свою безнаказанность, — писал Смит. — Такая толпа распаляется очень быстро».

Бар «Стоунволл-Инн», сентябрь 1969 г. Надпись на окне: «Мы, гомосексуалисты, умоляем всех наших вести себя мирно и спокойно на улицах Виллидж». Фото: Диана Дэвис / Нью-Йоркская публичная библиотека

«Поворотный момент наступил тогда, когда полицейские не смогли удержать одну лесбиянку в автозаке, — пишет Смит далее. — Трижды она выскальзывала оттуда и пыталась уйти. В последний раз полицейский насильно затолкал ее обратно. Толпа завопила: „Полицейский беспредел! Свиньи!“»

Плановый обыск нелегального бара обернулся тем, что из толпы в полицейских со свистом полетели мелкие монеты. Полицейские забаррикадировались в баре. Затем геи, стоявшие снаружи, начали швырять кирпичи и камни в дверь заведения и пытались прорваться внутрь через заколоченные досками окна.

Спустя несколько дней после Стоунволлских бунтов активист по защите прав геев Фрэнк Камени с целым автобусом единомышленников отправился в Филадельфию на ежегодный пикет около Зала Независимости.

По словам историка и писательницы Лиллиан Фадерман, пикеты проводились «чинно» и отражали стремление Камени добиться интеграции геев в общество и трудовую сферу. Женщины были одеты в юбки и блузки, мужчины — в костюмы, проявление чувств друг к другу на публике запрещалось. Но, как рассказывает Фадерман, во время ежегодного пикета 1969 года Камени стало ясно, что после Стоунволлских бунтов все изменилось.

«Две молодые женщины, приехавшие с Камени, взялись за руки, Фрэнк тут же подбежал к ним, расцепил их руки и сказал: „Не здесь!“ — вспоминает Фадерман. — Приехавшую из Нью-Йорка молодежь это возмутило, и они начали выражать протест консервативным взглядам Камени».

Две активистки держатся за руки во время ежегодного пикета около Зала Независимости в Филадельфии, 4 июля 1969 г. Фото: Нэнси Такер / Нью-Йоркская публичная библиотека

Воодушевленные волнениями афроамериканского населения в ответ на убийство Мартина Лютера Кинга и массовыми протестами против Вьетнамской войны молодые гей-активисты требовали быстрых и радикальных перемен.

«Думаю, именно в этот момент Фрэнк, возможно, впервые осознал, что грядет новый порядок, что все меняется», — комментирует Фадерман.

Спустя два дня после ежегодного пикета, 6 июля 1969 года, в нью-йоркском таблоиде «Дэйли Ньюс» (The Daily News) вышла гомофобная статья Фрэнка Лиски о Стоунволлских событиях под заголовком «Гей-гнездилище разорено — «пчеломатки» показывают свои жала» («Homo Nest Raided, Queen Bees Are Stinging Mad»).

Вскоре после пикета 1969 года четверо активистов — Крейг Родвелл, Фред Сарджент, Линда Роудс и Эллен Бройди — решили посетить региональную «про-гей» (в оригинале указано «гомофильную» — прим.ред.) конференцию «с предложением заменить чинные пикеты у Зала Независимости в Филадельфии, проводившиеся в последние пять лет 4 июля, шествием в Нью-Йорке», — рассказала Фадерман.

Мужчины были участниками Гомофильного молодежного районного движения, женщины — членами Лавандовой угрозы. Активисты решили почтить память Стоунволлских бунтов шествием в день их первой годовщины — 28 июня 1970 года. Первое шествие получило название «День освобождения Кристофер-стрит».

По словам Фадерман, в то время большинство геев все еще скрывали свою ориентацию, поэтому в гетеросексуальном мире просто не знали о том, как много ЛГБТК-людей живет и работает рядом с ними.

Активистки Линда Роудс, Арлин Кушнер и Эллен Бройди. Фото: Диана Дэвис / Нью-Йоркская публичная библиотека

Те, кто присутствовал на первом параде гордости, вспоминают, что все началось с небольшого шествия — пара сотен человек собрались в центре напротив «Стоунволл-Инна», но уже спустя пятьдесят кварталов на север, на подходе к Центральному парку, толпа насчитывала тысячи человек. По сообщениям «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times), процессия растянулась на пятнадцать кварталов, достигая в длину три четверти мили.

Шествие закончилось на Овечьем лугу в Центральном парке, где, как написали в «Таймс» (The Times), демонстранты «собрались, чтобы выразить протест против законов, запрещающих гомосексуальные отношения между лицами брачного возраста, и социальных условий, в которых они не могут публично проявлять свои чувства, устраиваться на работу или арендовать жилье».

«Никто из четверых активистов не ожидал такого размаха, — говорит Фадерман о Родвелле, Сардженте, Роудс и Бройди. — Для обеспечения безопасности участников шествия было задействовано то же подразделение полиции Нью-Йорка, что и во время Стоунволлских бунтов!»

Майкл Браун, которого «Таймс» (The Times) называют основателем Фронта освобождения геев, сказал репортеру издания Лейси Фосберг: «Мы должны выйти из подполья и перестать стыдиться, иначе люди так и будут считать нас уродами. Этот парад — утверждение и декларация нашей новой гордости».

Крейг Родвелл за прилавком книжного магазина имени Оскара Уайльда. Фото: Нью-Йоркская публичная библиотека

По всему Овечьему лугу разносились возгласы: «Скажи громко: Гей — это гордо!»

В тот же день в Лос-Анджелесе на Голливудском бульваре состоялось праздничное шествие «Кристофер-стрит Уэст», которое посетили тысячи людей. Пол Хьюстон писал в «Лос-Анджелес Таймс» (The Los Angeles Times) о «шествии, длившемся час и растянувшемся на милю» по Голливудскому бульвару: «Чего только не было в воскресенье вечером — радостные участники демонстрации за сексуальные права и достоинство, кто-то в обычной одежде, кто-то в плавках, травести в роскошных женских нарядах, «феечки» с бумажными крыльями, клоуны, байкеры в кожаных куртках, лесбиянка верхом на коне, питон, белые лайки, американские флаги, уморительные и унылые плакаты и лозунги, платформа с пригвожденным к кресту гомосексуалистом».

«В 1950-е годы, в юности, я посещала гей-тусовки на Голливудском бульваре, — рассказывает Фадерман, принимавшая участие в параде «Кристофер-стрит Уэст». — Там собралась, наверное, тысяча человек. Стоит отметить, что в гетеросексуальной прессе размеры гей-демонстраций всегда преувеличивались, но эта и правда была масштабной и впечатляющей».

В конце шествия все участники собрались на Овечьем лугу в Центральном парке . Фото: Диана Дэвис / Нью-Йоркская публичная библиотека

В том же году, как рассказала Фадерман, состоялись два «совсем небольших парада» в Сан-Франциско и Чикаго, но шествие в Нью-Йорке было самым крупным.

«Мы вышли на тропу войны, больше никто не посмеет преследовать и унижать нас», — сказал участник Альянса гей-активистов Мартин Робинсон газете «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times).

Майкл Котис, президент Общества Маттачине, сообщил газете: «Самое главное, что мы должны понять, — мы не такие, как все, но мы не хуже».

Сейчас, спустя почти пятьдесят лет после первого шествия в честь Дня освобождения Кристофер-стрит 28 июня 1970 года, ежегодный Нью-Йоркский гей-парад собирает миллионы участников и зрителей.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera