Общество

Джесс Дуган. Откровенный разговор о старости

Джесс Т. Дуган — американский фотограф, которая на протяжении долгих лет работает с темой трансгендерности и пола. Ванесса Фаббр — социальный работник, всю жизнь занимавшаяся  работой с пожилыми транс-людьми. Их совместный проект «To Survive on this shore» («Выжить на этом берегу»), не так давно увидевший свет, стал уникальным опытом визуального исследования проблем старения трансгендеров и людей ненормативной идентичности. Уникальным не только для нашей страны, но и для сравнительно благополучной Америки.

«В ЛГБТИ-сообществе существует дискриминация по возрастному признаку, а также общая неосведомленность в вопросах старения», — без обиняков признается Фаббр. Индустрия медиа привычно игнорирует старость, в лучшем случае экзотизируя ее, в худшем — вытесняя.

Ровно так же экзотизируется и трансгендерность, представая перед объективом фотографа, как правило, в своих самых маргинальных и провокативных формах. На правах экстремальной «диковинки». И если не утрированной дичи, то остро-социального репортажа, аттракциона, призванного удивить читателя, рутинно пролистывающего полосы с баннерами дорогих часов и парфюма.

«У молодых трансгендеров совершенно нет видения того, как они могут выглядеть в старости», — продолжает мысль своей коллеги Дуган. Тем более нет и не может быть «положительного» образца. Пока журналисты не перестроят собственную оптику, угол зрения, под которым они привыкли видеть проблему.

Фотографии Дуган и тексты Фаббр, вышедшие отдельной книгой в 2018 году, являются если не единственным, то очень редким деликатным и вдумчивым высказыванием на заданную тему. И это именно та причина, по которой мы хотели бы поделиться ими со своими читателями.

СПИД.ЦЕНТР публикует первую часть большого интервью американский журналистки Карен Ирвайн с обеими авторами, а также фотоработы, предоставленные ими специально для данной публикации.

***

Карен Ирвайн: Джесс и Ванесса — у вас обеих такой обширный опыт работы с людьми из ЛГБТИ-сообщества: у Джесс как у фотографа, у тебя, Ванесса, как у социального работника. Вы можете рассказать, как начался ваш совместный проект? Когда вы решили работать с трансгендерными и гендерно-вариативными пожилыми людьми?

Ванесса Фаббр: Отчасти я вдохновилась этим проектом, размышляя о границах знания в социальных науках. В нашем совместном проекте я увидела потенциал для оказания влияния за пределами научного сообщества.

Еще будучи студенткой магистратуры, я обнаружила, что в науке о старении существует множество нормативных допущений. Наблюдается общая нехватка информации об аспектах старения человека, а ненормативные идентичности не исследуются вовсе. Поэтому я довольно быстро решила заняться геронтологией с целью проанализировать существующие нормативные допущения.

Я изучала опыт немолодых трансгендерных женщин, намеревавшихся пройти операцию по изменению пола. И как раз в то время я познакомилась с Джесс. Мы стали говорить о трансгендерной идентичности и аспектах старения в ЛГБТИ-сообществе в целом.

Карен Ирвайн: ...И работая с фотографией, вы получили шанс поработать над проблемой, о которой публично заявляли до этого, — нехваткой образов в нашей культуре, представляющих пожилых гендерно-вариативных людей в положительном свете.

Джесс Т. Дуган: Вы совершенно правы, в культуре, как и в истории искусств, существует недостаток изображений трансгендерных и гендерно-вариативных людей, а изображений пожилых трансгендеров почти нет. Даже сейчас, когда мы все чаще наблюдаем положительную репрезентацию трансгендерных людей в СМИ.

В медиа транслируется много историй про убийства и любого рода дискриминацию, направленную на трансгендеров. Но в своих фотографиях я хотела показать, что трансы могут проживать свою жизнь и стареть по-разному. Кроме того, я испытывала потребность записать истории людей, проложивших дорогу к тому миру, в котором мы живем сегодня. Меня беспокоило, что их истории могут быть потеряны или забыты, и мне хотелось их сохранить.

Карен Ирвайн: Люди ЛГБТИ-сообщества давно сталкиваются с разного рода дискриминацией, например, решая жилищные вопросы или пытаясь устроиться на работу. Многих отвергают в семье, они находят новую семью в друзьях, которые стареют рядом с ними. Людям, смотрящим на ваши фотографии, важно понять политические и социальные механизмы в действии. Ванесса, вы могли бы подробнее остановиться на теме успешного старения?

В культуре, как и в истории искусств, изображений пожилых трансгендеров почти нет

Ванесса Фаббр: В течение долгого времени сохранялся традиционный подход к идее успешного старения, когда внимание людей привлекалось к отдельно взятым факторам и характеристикам, допуская, что успешное старение — это что-то, над чем у вас есть контроль. Например, если вы начнете посещать тренажерный зал и решать головоломки, то будете «успешным пожилым человеком». Но участники нашего проекта усложняют этот подход, их истории заставляют нас обращать внимание на то, как общественные силы и социальные структуры могут формировать и влиять на процесс старения.

Джесс Т. Дуган: В процессе работы над проектом меня непрерывно поражает одна и та же вещь: насколько класс и происхождение влияют на жизненный опыт людей — иногда гораздо сильнее, чем их гендерная идентичность.

Мы намеренно отбирали для нашего проекта совершенно разных людей с точки зрения их этнической принадлежности, расы, гендерной идентичности, возраста, ориентации, социально-экономического положения, географического местоположения и истории их жизни. Все эти факторы имели значение, но наиболее существенным оказалось социально-экономическое положение. Когда люди говорят о сообществе трансгендеров как о целостной группе, упускается из виду, насколько разным может быть опыт людей.

Карен Ирвайн: Оглядываясь на историю социально-ориентированной фотографии, мы видим, что фотограф выходил на улицу и делал снимок ужасающих обстоятельств чьей-либо жизни, чтобы представить документальное доказательство происходящего.

...Сейчас практика сильно изменилась, и даже по-настоящему обеспокоенный социальными вопросами художник вряд ли осознает свою ответственность и обязанность как автора, изображая чужую жизнь. Как и вы, они скорее выступают в роли посредников, желая повысить осведомленность общества о социальной несправедливости. Вы считаете себя фотографом и активистом?

Джесс Т. Дуган: Да, я считаю, что я фотограф и активист. С раннего возраста моя гомосексуальность была заметна окружающим, акцент формирования моей гендерной идентичности всегда был смещен в сторону маскулинности. Я всегда была политически ориентирована, намеренно выбрала заниматься ЛГБТИ-активизмом. Я совершила каминг-аут, когда мне было тринадцать, работала с некоммерческими ЛГБТИ-организациями, проводила лекции.

Где-то в возрасте шестнадцати лет я увлеклась фотографией и поняла, что смогу лучше выразить свою позицию при помощи моих работ. В своих ранних фотографиях я сфокусировалась на непосредственном ЛГБТИ-окружении, мне нравился прямой подход.

 

Со временем я выросла как художник и работы стали более утонченными и детальными. Мне кажется, что в моих фотографиях есть образовательный и активистский компонент, но я также оцениваю и их формальное качество. Мне хочется визуально соблазнить зрителя, установить связь между ним и человеком на фотографии, функционирующую на интуитивном человеческом уровне, и уже потом добавить туда образовательную составляющую.

Разные серии моих работ посвящены различным аспектам активизма. Много моих фотографий, включая серию «Каждый вздох, что мы сделали», посвящены исключительно моей личной субъективной идентичности и моим отношениям с людьми.

Серия «Выжить на этом берегу» — не про меня как ее создателя, здесь больше беспристрастности и образовательной, активистской составляющей. Фотографии сделаны совместно с моими героями — обычно у них дома или в другом личном пространстве. Конечной целью было рассказать их историю в надежде, что зритель проявит интерес к их жизни и опыту в нашем мире.

Несмотря на то, что фотографии в обеих сериях чем-то похожи, мотивация и сам процесс их создания были абсолютно разными. Я часто говорю, что стою одной ногой в мире активизма, а другой — в мире искусства, я не чувствую здесь противоречия. Я хочу, чтобы моя работа стала трамплином для диалога и просвещения, но у меня нет цели бить кого-то мешком по голове.

Карен Ирвайн: Давайте немного поговорим о роли интервью, а также о других возможных сферах охвата вашего проекта.

Джесс Т. Дуган: Для создания цитат, сопровождающих каждую фотографию, мы записывали интервью с участниками, позволяя им самим выбирать, чем они могут поделиться и какие высказывания важны для их историй. Некоторое люди говорят об отношениях, другие — о работе или о своем переходе, некоторые рассуждают о духовности.

Мы провели почти пять лет, путешествуя, фотографируя и проводя интервью, и собрали огромное количество информации. Существуют и другие художественные и исторические проекты, фокусирующиеся на сообществе трансгендеров, но я не знаю ни одного, рассказывающего о пожилых трансгендерных людях. В книге и на выставке рядом с портретом представлена только отредактированная цитата, оригинальные интервью целиком переданы в несколько архивов, чтобы сохранить их для будущего исследования и изучения. На данный момент у нас есть предложения от архивов в США и Канаде, готовых принять у нас эти записи. Мы хотим сделать этот материал как можно более доступным.

Ванесса Фаббр: В последнее время все больше социальных работников, социологов, психологов, исследователей в области здравоохранения хотят включить или осмыслить трансгендерные вопросы в рамках своих исследований. В мире социологии я никогда не находила столько информации о пожилых трансгендерных людях. Эти данные уникальны по своей глубине и охвату. Наш проект был в самом разгаре, когда мы поняли, насколько поразительны эти истории, сколько в них глубины и многообразия, мы осознали, что наша работа имеет большой потенциал.

Джесс Т. Дуган: Мы обе довольно долго работали в трансгендерных сообществах до начала проекта. Поэтому, когда мы приступили к совместной работе, первые герои уже были на примете. Мы брали интервью, снимали портреты и находили все новых людей с помощью сарафанного радио. Я посетила несколько конференций, посвященных проблемам трансгендеров, и сотрудничала с некоммерческими ЛГБТИ-организациями по всей стране, чтобы найти людей для фотографий.

В 2015 году, после двух лет съемок, мы создали веб-сайт и занялись продвижением проекта. В результате состоялись две пресс-конференции, оказавшиеся полезными для поиска новых людей. Процесс собирания историй был очень сложным и тщательным, во многом  все строилось на доверии с каждым из наших героев, и каждый раз мы начинали сначала. Мы получили такой уровень доступа отчасти из-за нашего предшествующего опыта и постоянного участия в делах трансгендерного сообщества. И в течение этих пяти лет работы над проектом доверие к нам в сообществе только растет.

Продолжение следует.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera