Общество

Упал, очнулся, гей. Рассказываем про первый российский квир-сериал

На YouTube выходит квир-сериал «я иду искать» о парне по имени Сурен, который регулярно забывает о том, что он гей, и начинает искать некоего загадочного парня по чужим квартирам. Да, это не шутка, фильм действительно выходит в России. Он снят за три копейки, на него дали денег в конверте секретные спонсоры, а на продолжение средств нет. И это, возможно, самый интригующий пилот российского сериала в 2019 году, куда более разумный, чем весь сериал «Звоните ДиКаприо!».

Наш кинокритик Егор Беликов пообщался с создателями сериала, а первый эпизод «я иду искать» можно посмотреть здесь.

Кино

За этим проектом стоят двое — сценарист Елизавета Симбирская и режиссер Андрей Феночка. Они также выпустили на YouTube, минуя телеканалы и продюсеров, три сезона веб-сериала «это я». Веб-сериал — это формат, свободный от хронометражного диктата: сколько хочешь, столько и снимаешь по длине. Средняя серия «это я» — минуты три-четыре, смотрится влет, остановиться невозможно. Это легчайшая разговорная история, каждая серия — две-три сцены, не больше, о жизни мятущейся девушки в слишком большом для нее городе Москве, где так трудно найти себя. Что-то вроде «Я шагаю по Москве» на новый лад.

Но «я иду искать» куда сложнее, хоть и не длиннее. Первый эпизод — семь минут, он формально поделен на три главы-сцены, каждая из них снята одним дублем без склеек. Мы почти ничего не узнаем о герое с его циклической амнезией: он успеет ворваться на гей-вечеринку, принести туда пиццу как курьер из доставки еды и вдруг проснуться голым рядом с каким-то парнем на диване.

За его тайной воображение дорисовывает очень многое, какую-то темную и грустную судьбу, которую видно только в одних глазах героя родом с Кавказа. Он даже себя не может принять, чего уж говорить, чтобы его таким, какой он есть, приняли другие. Это очень красивая идея, выстроенная вокруг концепции каминг-аута и выраженная при этом минимальными средствами в кратчайшем хронометраже. Виртуозная работа, в общем.

Деньги

Главная проблема с такими проектами — на них совершенно невозможно достать бюджет. Сценарист Елизавета Симбирская рассказывает, что шансов ноль: «Проблема в том, что никто не будет делать здесь фильм на гей-тематику. Я пришла в студию-мейджор, но мой питч занял буквально одну секунду: „У меня есть мистическая драма про геев“ — „Очень хорошо, но не в России“».

На съемках «это я» почти все работали на чистом энтузиазме, средства собирали в том числе краудфандингом (за сутки на третий сезон собралось каким-то чудом 200 000 рублей). На «я иду искать» бюджет выделила одна корпорация, которая хотела устроить конкурс веб-сериалов, но он так и не состоялся. Бюджет пилота — 300 000 рублей, в масштабах большого кино это ничто, надо думать, работа буфета за один день на съемках какого-нибудь «Движения вверх» обошлась намного дороже.

Фотографии со съемок «я иду искать». Автор: Дарья Эпин

«Из трехсот тысяч, которые нам дали на „я иду искать“, сто пятьдесят ушло на камеру, но зато мы каждому заплатили зарплату. Все, кто с нами работает, — наш гример, костюмер, художник-постановщик — были жутко счастливы: „Блин, 19 тысяч, это офигенно! Как здорово!“. Это в принципе говорит об уровне кинематографии даже в большом кино, например, наш художник-постановщик работает и в большом кино тоже, но на тот момент она была рада даже этим девятнадцати тысячам. Ситуация с деньгами в кино шваховая, хотя, может, только у таких олухов, как мы».

Авторы

Лиза Симбирская — сценаристка, которая бунтует против системы и пишет то, что хочет: «Меня абсолютно не устраивает, как я работаю с продюсерами. Я понимаю, что это абсолютно бесполезная работа. Ты делаешь с людьми какие-то очень скучные, грустные вещи. Если начинающий сценарист еще не засветился в миллионе проектов, то ему предлагают написать сериал для телеканала НТВ. Ты можешь делать короткометражки, ездить по фестивалям, но короткий метр почти никогда никому не запоминается».

Андрей Феночка в свободное от режиссуры веб-сериалов время работает медиа-координатором: «Два года уже работаю на студии Greenlight, она занимается компьютерной графикой. Мы делали много lyric-видео (видео с песней и словами на YouTube) для разных исполнителей».

Поэтому они решили снимать веб-сериалы.

Фотографии со съемок «я иду искать». Автор: Дарья Эпин

Веб-сериалы

По сравнению с многомиллионными просмотрами lyric-видео для поп-звезд, которые делает Андрей, проекты «это я» и «я иду искать» фактически не существуют: «Наши просмотры кому-то кажутся смешными, самое большое количество — первой серии второго сезона — это 26 000 просмотров. Но на Rutube больше 50 000 просмотров, там люди комментируют, спрашивают, почему все время девушки такие растрепанные. Зато наш пилот собрал за пять дней больше, чем весь третий сезон «это я» практически вместе взятый. Я довольна, как скачивают, смотрят».

К сожалению, как считают Симбирская и Феночка, других зрителей на такие необычные нестандартные проекты просто нет: «Мне кажется, что технический прогресс нам всем дает возможность сделать что-то подобное, а в интернете на каждого найдется зритель. У нас есть две-три тысячи человек — это реальное количество людей, которое может воспринимать такой концепт. Не потому, что мы плохо пропиарились, а просто нет больше зрителей. Выпусти мы его в полном или коротком метре — на него больше людей бы не нашлось. Так зачем нам зависеть от непонятных продюсеров, которые будут задерживать деньги или говорить: „Нет, давайте поменяем мальчика на девочку!“ — если мы можем сами».

Поэтому флагманами индустрии веб-сериалов в России стали энтузиасты: «Веб-сериал — возможность сделать что-то самому, спродюсировать, выложить, донести до аудитории, сделать это за очень маленький бюджет, зато ты полностью несешь ответственность за то, что делаешь. Весь фидбэк — он тоже ваш, ни с кем не делится. Нет никакого большого дяди-продюсера, который приходит и говорит: „Нет, идея, конечно, неплохая, но давайте попробуем сделать тестовое задание“».

ЛГБТ

Симбирская рассказывает, что идея сериала пришла в голову случайно, когда выдалась возможность что-нибудь снять: «Мне позвонил человек, который дал нам денег, и сказал: „Присылайте в течение недели синопсис того, что вы будете снимать“. Я спросила режиссера, о чем мы вообще будем снимать? Он отвечает: „Давай сделаем что-то такое, что если нам дадут денег, то будет весело, если не дадут — не очень жалко“. И я написала сценарий про чувака, который чувствует, что в одной жизни он гей, а в другой жизни — нет. Как ему с этим жить?».

Тем провокационнее, что в главной роли актер-кавказец. Оказалось, кастинг на такую роль потребовал немалых усилий:

«Я предложила: давай героя еще и неславянской внешности сделаем? Это добавило нам проблем. В Москве оказалось очень сложно найти актера неславянской внешности на такую роль — отказываются по идеологическим соображениям. Наш Сережа спросил у всех разрешения, сказал: „Меня, наверное, убьют мои братья, но я согласен. А мне придется раздеваться, целоваться?“. Я объяснила, что в одной серии точно нет, а дальше пока неизвестно. „Но я сказал маме, что мне придется играть гея. Она ответила, что ничего страшного, это нормально“. Сережа проявил большую выдержку: мы вторую и третью серию снимали до первой, поэтому лечь в кровать с обнаженным мужчиной ему пришлось в начале смены».

Фотографии со съемок «я иду искать». Автор: Дарья Эпин

Впрочем, выбор гея в качестве главного героя, конечно, неслучаен: «Безусловно, здесь есть социально-политическая направленность, так и задумывалось. Мне хотелось сделать историю про человека, который вдруг оказывается в ситуации, когда у него есть параллельная жизнь. И он не хотел бы в ней оказаться. То есть он в своей сознательной жизни не хочет оказаться в собственном подсознании, где он — абсолютно другой человек.

Например, он доставщик пиццы, но это не его работа по специальности. На самом деле у него очень даже состоятельные родители, просто не нравится идти по их пути. Мне хотелось сделать немножко бунтарский фильм о том, что навязываемое современным обществом — это все не про тебя, не для тебя. Потом он постепенно отказывается и от своей маскировки, признает себя гомосексуальным человеком. Это его личный выбор».

ВИЧ

Если авторы смогут завершить веб-сериал «я иду искать» в этом году (например, найдутся еще какие-то шальные, пусть и очень небольшие, деньги или их удастся собрать краудфандингом), то мы увидим, как Сурен попадает в тусовку и встречает там ВИЧ-положительных людей:

«В стране есть эпидемия, с ней можно бороться и к ней нужно точно так же привыкнуть. Но в России нет кино, которое бы об этом говорило»

«У меня родилось ощущение, что невозможно рассказывать никакую молодежную историю вне контекста эпидемии ВИЧ в России, не упоминая эту тему. Я бы хотела, чтобы об этом говорили так же часто и просто, как в кино бывают сцены секса, к которым мы давно привыкли. В стране есть эпидемия, с ней можно бороться и к ней нужно точно так же привыкнуть. Но в России нет кино, которое бы об этом говорило. Мне важно об этом говорить, бороться с этой ситуацией, я понимаю, что никакой Минкульт не будет поддерживать фильмы об эпидемии ВИЧ. Значит, это нужно делать своими силами».

Если в российском кино изредка и появляется ВИЧ, то только в качестве сценарной тяги, чтобы обречь какого-то персонажа на страдания и неизбежную смерть, что создает неправильный стереотип. Симбирская хочет его побороть: «Позиция, что ВИЧ — кара небесная за грехи, меня абсолютно не устраивает. Я даже больше скажу: главный герой не будет ВИЧ-положительным, он не будет наркоманом, ничего такого. Просто он столкнется с этим так же, как мы сталкиваемся. Мы приходим в компанию, выясняется, что у кого-то ВИЧ, и что, надо как-то по-другому к человеку относиться? Нет».

Таким образом авторы «я иду искать» хотят высказаться о том, что нам всем нужно научиться ломать шаблоны у себя в голове: «Герою придется для себя открыть мир, который для него был закрыт. Он учился в хорошей школе, у него было стереотипное мышление, и его родители так же стереотипно мыслят. Но он принимает окружающий мир и начинает к нему по-другому относиться, по-другому ощущать».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera