Общество

Квартирные подставы и нападения. Отчет правозащитников о дискриминации ЛГБТ

В Сахаровском центре правозащитники из организации «Стимул» презентовали результаты мониторинга насилия и дискриминации в отношении ЛГБТ-людей в Москве и Московской области за 2017—2018 годы. СПИД.ЦЕНТР публикует пересказ доклада с комментариями авторов.

Презентация 29 апреля проходила хоть и на известной публичной площадке, но в полусекретном режиме — «Стимул» не делал анонсов мероприятий, ограничившись личными приглашениями небольшому количеству людей. В итоге на встречу пришли меньше десяти человек, причем часть из них была из посольств «дружественных к ЛГБТ стран». Для тех, кто не смог прийти, на странице общественников в Фейсбуке вели прямую трансляцию.

На встрече выступил руководитель «Стимула» Андрей Петров, который кратко пересказал итоги доклада и годового отчета организации, а юрист Антон Рыжов подробнее остановился на юридических тонкостях их работы.

Правозащитники в 2017 году зарегистрировали 29 случаев «дискриминации, преступлений и нарушений прав человека по признакам сексуальной ориентации, гендерной идентичности, гендерного выражения и половых характеристик». В 2018 году — 26. Они отмечают, что в последнее время сталкиваются с участившимися проявлениями трудовой дискриминации, нарушениями прав на неприкосновенность частной жизни, принудительной репаративной терапией и угрозами лишения родительских прав.

Иллюстрация из «Доклада о результатах мониторинга насилия и дискриминация по признакам СОГИ в Москве и Московской области за 2017-2018 гг.»

За два года, исследуемых в докладе, активисты узнали о 24 нападениях по мотивам гомофобии и трансфобии, 14 из них — с применением физического насилия. При этом, по их свидетельствам, во время рассмотрения дел о преступлениях на почве ненависти редко учитывается мотив гомофобии — ЛГБТ не признают социальной группой из-за табуированности вопросов гендера и сексуальной ориентации, что мешает справедливому судопроизводству.

Нападения в квартирах

Одна из наиболее частых форм нападений — подставные свидания. Этот способ популяризировало движение «Оккупай-педофиляй», основанное в 2013 году неонацистом Максимом Марцинкевичем по прозвищу «Тесак», для борьбы с педофилией. Его последователи создавали подставные аккаунты, с которых вели переписку с геями или бисексуальными мужчинами, и договаривались о встрече. Несмотря на то, что на фейковых страницах «приманок» было указано: они старше 16 лет (возраст сексуального согласия в России), участники движения, чтобы напугать жертв, утверждали обратное. Процесс «разоблачения» записывали на видео, а затем выкладывали в интернет, раскрывая личность пострадавших.

В 2014 году движение объявило о роспуске, но их дело еще живет. Разница лишь в том, что сейчас большинство нападающих стремятся не разоблачить жертву, а заработать денег или обокрасть ее, что не отменяет мотива ненависти.

Так произошло с Ю., который пришел в гости к Алексею. В квартиру внезапно ворвались четверо знакомых Алексея, заявив, что тому нет 16 лет (хотя подтверждающих это документов не предоставили) и что происходящее сняла скрытая камера. Мужчины требовали от Ю. заплатить 100 000 рублей, угрожая рассказать о его сексуальной ориентации знакомым и обратиться в полицию. Молодой человек отказался, и полицейских все-таки вызвали, но опросив всех, те уехали, даже не составив протокола. Позже Ю. заявил в полицию о преступлении сам, но дела не завели.

Общественники приводят еще одну историю: А. с друзьями приехали на встречу с новым знакомым, но их поджидали несколько человек, потребовавших заплатить 300 000 рублей. Те заплатили 120 000, после чего молодых людей отпустили. А. не стал подавать заявление в полицию из-за сопротивления друзей.

По словам Антона Рыжова, в полицию обращаются лишь около трети пострадавших от насилия на почве гомофобии. В случае с подставными свиданиями — 1 из 10. Причем эта практика вымогательства крайне распространена. Так, из 1890 респондентов, участвовавших в исследовании «Стимула» о подставных свиданиях, каждый пятый ответил, что сталкивался с ними. Юрист подчеркивает, что случаи нападений поручают расследовать обычным участковым, у которых слишком мало полномочий для ведения таких дел, в отличие от сотрудников уголовного розыска и Следственного комитета.

Баренц-прайд. Киркенес, 2018 год. Фото: Сергей Маркелов.

Примечательно, что в 2017 году все подобные случаи проходили в подставных квартирах, но в 2018 одно нападение случилось в квартире пострадавшего, а три — на улице, в том числе одно на автозаправке, где пострадавшего затолкали в машину.

На вопрос из зала, как себя можно защитить, глава «Стимула» Андрей Петров рекомендует тщательно проверять информацию о человеке перед свиданием, встречаться в общественных местах, а не сразу ехать к нему домой, не брать с собой дорогую технику, банковские карты и наличные. По его словам, обвинительные приговоры нападавшим крайне редки — всего их было меньше пяти. А случаев, когда шантажисты действительно доводили до суда заявления о педофилии, правозащитники не зафиксировали.

Насилие в публичных местах

Уличные нападения на ЛГБТ-людей — также не редкость. В докладе описывается случай: четверо друзей шли к такси мимо компании мужчин, которые стали выкрикивать им вслед гомофобные оскорбления. Несколько агрессоров подошли к машине, когда молодые люди уже сидели в ней, и стали угрожать водителю. Таксист разблокировал двери, и пассажиров стали избивать. Их спасла шумиха: водитель стал громко сигналить, а жильцы соседнего дома высовывались из окон и кричали. Парням удалось сбежать и спрятаться в подъезде. По заявлению пострадавших ОМВД по району Новокосино возбудил уголовное дело, что бывает нечасто.

Только 1 из 10 пострадавших от подставных свиданий обращается в полицию. При том, что из 1890 респондентов, участвовавших в исследовании о подставных свиданиях, каждый пятый ответил, что сталкивался с ними.

Впрочем, насилие может проявляться и со стороны силовиков. Когда В. пришел в районное отделение полиции (Люблино) по делу о конфликте с соседом, полицейский попросил его уйти, угрожая физическим насилием. В. пошел к выходу, но сотрудник полиции все равно трижды ударил его по голове зажатой в руке связкой ключей, а затем вытолкнул молодого человека в коридор. В. упал, из его головы пошла кровь. Он вызвал скорую, которая отвезла его в больницу. Пострадавший написал заявление в Следственный комитет, но СК отказался возбуждать дело.

«В. четыре года назад пострадал от гомофобного преступления, которое расследовало это отделение, поэтому полицейский был в курсе его сексуальной ориентации, кроме того он знал о ВИЧ-статусе нашего заявителя, — добавляет Рыжов в личной беседе корреспонденту СПИД.ЦЕНТРа сразу после презентации доклада. — Полицейский объяснял свой поступок тем, что мужчина стал то ли плеваться, то ли пытался испачкать его кровью. Правоохранитель даже угрожал написать встречное заявление — о попытке заражения ВИЧ. Таким образом он пытался выставить жертву агрессором, хотя заявитель проходил терапию, и у него была нулевая вирусная нагрузка, не говоря уже о том, что подобными способами ВИЧ не передается».

Задержания за символику

В России и до 2013 года практически не проводилось гей-парадов, но формально они были разрешены. Все изменил закон «о гей-пропаганде», который окончательно вывел такие мероприятия в нелегальное поле.

В 2017 году «Стимул» задокументировал шесть случаев нарушения права на свободу мирных собраний в Москве, в 2018 — два. Например, два года подряд нападению подвергалась Семейная ЛГБТ+ конференция, которую проводил Центр социально-психологических и культурных проектов «Ресурс ЛГБТКИА Москва». В обоих нападениях использовали газовые баллончики, а пострадавшие получили ожоги глаз.

Баренц-прайд. Киркенес, 2018 год. Фото: Сергей Маркелов.

В 2017 году гражданина Италии Г. и его друзей задержали, когда они попытались подать в Генпрокуратуру петицию с требованием остановить убийства геев в Чечне. Полицейские поджидали их на улице и даже не дали войти в здание. Через три часа активистов отпустили из ОВД по Тверскому району с протоколами о нарушении правил проведения публичного мероприятия. Трех из них привлекли к административной ответственности, сам Г. этого избежал — когда составляли протокол, для него не нашлось переводчика.

Еще три задержания произошли на согласованных акциях, не имевших прямого отношения к ЛГБТ. Поводом стала радужная символика. В двух случаях участников оштрафовали.

За демонстрацию радужной символики минимум двух людей поставили на профилактический учет. Оба обращались в МВД с заявлениями, требуя снять их с учета, но ответов на данный момент не получили.

Работа и семья

Правозащитники обращают внимание, что в российском законодательстве не сформулировано четкого определения дискриминации, чем пользуются работодатели. Кроме того, в Трудовом кодексе нет точного определения, какие качества человека являются деловыми, что позволяет работодателям ущемлять права ЛГБТ-сотрудников и соискателей.

Так, в декабре 2018 года в «Стимул» обратился С., которого травили на работе из-за того, что он жил с мужчиной. Молодого человека вынудили уволиться по собственному желанию. Сейчас они с партнером живут в Эквадоре и боятся возвращаться в Россию, опасаясь преследования.

Несмотря на то, что Минздрав перестал считать гомосексуальность болезнью в 1999 году, в обществе ее до сих пор считают патологией, и это присуще даже врачам. Бывают случаи, когда родители пытаются «лечить» детей, а медики помогают им в этом. По словам Рыжова, если это происходят с несовершеннолетними, помочь им сложно — на адвокатскую помощь требуется согласие родителя или опекуна. Более того, пострадавшим от репаративной терапии тяжело получить психологическую поддержку из-за страха осуждения, а подготовка специалистов зачастую хромает.

«Я думаю, что не так сложно подогнать диагноз и найти какое-то отклонение от психической нормы, чтобы отправить человека в ПНИ из-за его гомосексуальности», — рассуждает в разговоре со СПИД.ЦЕНТРом один из авторов доклада и сотрудник «Стимула» Екатерина Светашкова.

Угрозам насильственной госпитализации для последующего «лечения» в 2018 году подверглись два человека, обратившихся к общественникам. Например, мать 22-летней лесбиянки А. отправила ее в психо-неврологической интернат, но девушке удалось сбежать из учреждения. По ее словам, психолог дал ей заключение, подтверждающее, что она адекватна и способна жить в обществе. Но из-за официального признания недееспособной — опекунство, как всегда в ПНИ, оформлено на руководителя интерната — она сильно ограничена в правах. В интернат она возвращаться не хочет.

Впрочем, семейный вопрос не заканчивается лишь на принудительном «лечении». Российское законодательство не признает однополые семьи, в том числе отношения между ребенком, рожденным в такой семье, и его небиологическим родителем. В 2013 году в Семейном кодексе появилось ограничение на воспитание детей людьми одного пола. Это проявление последовательной политики России по запрету «пропаганды гомосексуализма» среди несовершеннолетних, отмечает автор доклада.

Гомосексуальные семьи часто сталкиваются с угрозами и реальным лишением родительских прав — в 2018 году таких случаев у «Стимула» было два. В одном из них угрожал бывший гетеросексуальный партнер, во втором — мать пострадавшей.

Полицейский трижды ударил В. по голове зажатой в руке связкой ключей. Скорая отвезла В. в больницу. Полицейский знал о ВИЧ-статусе мужчины и объяснял свой поступок тем, что он стал то ли плеваться, то ли пытался испачкать его кровью.

Ненависть = повседневность

Для многих людей, не вписывающихся в рамки «традиционного» уклада, дискриминация и ненависть — повседневность. И нарушение их прав может проявляться в любых сферах жизни. К сожалению, большинство этих случаев останутся в тайне, потому что люди уверены: правоохранительные органы, скорее всего, не защитят их или даже ухудшат ситуацию.

Справедливости ради, правоохранители и не спешат расследовать дела о гомофобии. Антон Рыжов так пересказывает слова одного полковника полиции: «Мы жопу рвать не будем по этому делу, а вашему клиенту передайте, что если он продолжит ходить на такие свидания, то ему жопу порвут».

Чтобы изменить текущую ситуацию, правозащитники призывают принять антидискриминационное законодательство, обеспечить эффективное расследование преступлений на почве ненависти к ЛГБТ (и начать собирать статистику по ним), признать квир-людей социальной группой, обеспечить им право на выражение мнения, наладить просветительскую работу в этой области, принять меры по защите их трудовых прав и развивать программы правовой и психологической помощи пострадавшим.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera