Общество

Химатака, ряженые и националисты. Репортаж с фестиваля ЛГБТ-кино «Бок о бок»

В воскресенье, 26 мая, закончились московские показы петербургского международного ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок». СПИД.ЦЕНТР рассказывает, как это было, с чем пришлось столкнуться организаторам и гостям смотров и что обязательно стоит посмотреть из показанных фильмов.

В этом году кинофестивалю исполняется уже одиннадцать лет, последние десять из них он проходит официально и легально, даже одним из первых попал в реестр смотров, легализованных Минкультом. При этом, как признаются организаторы, история фестиваля «Бок о бок» — это преодоление трудностей, и их на долю московских показов выпало сполна. Хотя главный враг и борец с фестивалем депутат Госдумы Виталий Милонов остался в Петербурге, дело его — попытки сорвать просмотры — продолжили в Москве НОДовцы, SERBовцы и нанятые ими ряженые.

День первый. Открытие

Московское эхо кинофестиваля проходило четыре дня, два из которых по традиции принял киноклуб «Фитиль», а еще два — коворкинг-пространство «Таблица» на Новослободской. В день открытия примерно за час до первого показа к киноклубу стали стягиваться странные люди в белых халатах и колпаках с бейджиками «санитаров-аниматоров» из «Психиатрической клиники имени Аннушки, пролившей масло». На шее у «главврача» висела погремушка, сопровождавшие его крикливые женщины тыкали телефонами в лица гостей фестиваля, снимая их на камеры. Людей, приходивших на просмотр, ряженые называли пациентами, обещали вылечить от «трансгендеризма и педерастии», кричали, что они православные и им тут «такого не надо».

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

В курилке возле киноклуба посетители «Бок о бок» шутили, что скоро прибегут злые раздетые санитары, у которых ряженые и украли халаты, и повяжут своих пациентов; обсуждали, читал ли кто-то первоисточник, по которому был снят фильм, открывающий московский смотр, — книгу американской писательницы Эмили М. Дэнфорт «Неправильное воспитание Кэмерон Пост». Между показами, первый из которых был назначен на 19:00, а второй — на 21:50, была запланирована встреча с ней.

Перед самым показом, когда пришедшие на фестиваль уже начали заходить в зал, к ряженым санитарам присоединились агрессивно настроенные мужчины в строгих костюмах. Они пытались убедить полицейских, что в зал пускают несовершеннолетних (что было неправдой, так как организаторы проверяли паспорта на входе, мероприятие строго 18+). Правоохранители не пытались препятствовать или как-то утихомирить разволновавшихся блюстителей духовных скреп, но вход в киноклуб им все-таки перекрыли.

Пока все смотрели кино, подтянувшиеся к «Фитилю» сторонники националистических организаций НОД и SERB продолжали «боевые действия». Они все-таки попытались прорваться в клуб, впрочем, безуспешно, облили нескольких организаторов и сотрудницу посольства Канады аммиаком, после чего (а также после многочисленных звонков организаторов в полицию) стражи правопорядка все-таки посчитали нужным вмешаться и, по словам одного из очевидцев, «оперативно погрузили бойцов в автозак».

Между двумя показами первого в расписании фильма встреча с авторкой первоисточника все же состоялась. Сам фильм, в котором главную роль играет Хлоя Грейс Морец, экранизирует только ту часть книги, которая касается пребывания главной героини в центре конверсионной терапии, в то время как книга намного длиннее и охватывает события, происходившие до этого.

Посмотреть этот фильм стоит даже в том случае, если проблемы ЛГБТ-людей вас не очень интересуют, как минимум потому, что на фоне истории о репаративной терапии, являющейся самой по себе чем-то чудовищно неправильным и противоестественным, происходит столкновение, в котором оказывался едва ли не каждый подросток, вне зависимости от пола, гендера и сексуальных предпочтений.

Это старая как мир история о взрослых, которые отказываются видеть в ребенке или подростке отдельного, самостоятельного, полноценного человека, полагая его — глиной, из которого можно вылепить личность, а себя — достойными и способными на этот акт творения. И главная героиня, уже прошедшая к своим годам через серьезную драму, которая в фильме лишь обозначена, а в книге раскрыта подробно, оказывается намного взрослее и мудрее «творцов»-взрослых, задавая им простые и искренние вопросы, обнаруживающие пустоту, неискренность и собственную потерянность этих самых взрослых.

Это неплохое кино о подростках, о дружбе и о бунте, который приходит оттуда, откуда совсем не ждешь. Причем снятое без лишней драмы, с достаточной долей юмора. Финал фильма открыт, каким он и должен быть, когда речь идет о людях, только вступающих во взрослую жизнь. По слухам, картина, как и ее предшественник на схожую тематику — «Стертая личность», повлияла на принятие в США закона о запрете конверсионной терапии.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

День второй. Сурдоперевод и ложное минирование

Во второй день кинофестиваля, на который были запланированы показы игрового фильма о последних годах жизни Оскара Уайльда «Счастливый принц», документального фильма «Жест, означающий любовь» и встреча с режиссерами последнего, ряженые в белых халатах вернулись в полном составе. Но в этот раз они притащили с собой еще и клизму, которую угрожали поставить гостям фестиваля, организаторам и даже охранникам на входе в киноклуб. Прорываться в зал на этот раз никто не пытался, но ни предыдущее задержание, ни приветственное письмо Уполномоченного по правам человека в поддержку фестиваля, не убедили активистов оставить свои попытки его сорвать.

Практически перед самым началом первого показа, когда зрители уже рассаживались в зале, поступил анонимный звонок с сообщением о заложенной в «Фитиле» бомбе. Гостей эвакуировали, полицейские, МЧСники и кинологи почти час проверяли здание. Само собой, ничего не нашли.

Пока все ждали на улице, провокаторы продолжали подходить к гостям и организаторам, провоцируя их на разговор на повышенных тонах под камеру, таскали туда-сюда свою клизму, не без удовольствия позировали для фото, несколько раз пытались начать скандировать гомофобные лозунги, но, встретив только смех со стороны зрителей, прекращали.

Кадр из фильма «Неправильное воспитание Кэмерон Пост», США, 2018 год.

Показы в итоге прошли с аншлагом, хоть и сдвинулись на час. А встреча с режиссерами израильской документалки о совместном родительстве двух глухих ЛГБТ-людей «Жест, означающий любовь» — Эладом Коэном (он же — главный герой фильма) и Айрис Бен Моше, несмотря на сложную систему перевода (с русского на английский и с английского на русский, с английского на израильский жестовый и обратно, а также с русского на русский жестовый), прошла динамично и интересно.

Несмотря на то, что Элад — открытый гей, его конфликт с реальностью строится скорее на другой инаковости — он глухой ребенок в слышащей семье. Изначально док планировался как фильм о глухом и слабослышащем сообществе Израиля, а тема родительства была лишь одной из тех, которую герои обсуждали перед камерой. Но жизнь внесла свои коррективы, и во время съемок главный герой и его лучшая подруга решили завести общего ребенка.

Уже через этот новый конфликт — воспитание двумя глухими людьми, не являющимися партнерами, слышащего ребенка — главный герой заново проживает историю отношений с собственной семьей, а авторы фильма отвечают на вопрос, как должно относиться к инаковости — где грань между здоровым отношением, игнорированием и педалированием?

День третий. Химическая атака и перенос сеанса

В последние два дня — субботу и воскресенье — фестиваль должна была принимать «Таблица» — коворкинг-пространство с обширной террасой на крыше. В выходные организаторы ждали больше посетителей, чем в будни, да и фильмов в расписание поставили больше. Перед сеансам зрителям показали снятый по горячим следам ролик о первых двух днях фестиваля. Фильм начался по расписанию, казалось, ничто не предвещало беды, в зале шутили, что противники фестиваля, возможно, перепутали площадки и все еще стоят у «Фитиля».

Но не прошло и пятнадцати минут от начала яркой, красочной, ритмично снятой кенийской картины «Рафики» о двух влюбленных друг в друга девушках-выпускницах, как в зале резко запахло химикатами, а на задних рядах началась суета. Первые несколько минут было непонятно, что произошло. Зрители начали нервничать, а организаторы остановили фильм, включили свет, объявили, что придется сделать небольшой перерыв и проветрить помещение, так как противники фестиваля все-таки смогли проникнуть на площадку под видом зрителей и разлить на полу неизвестную вонючую жидкость.

Гостей вывели на открытую террасу на крыше, бутылки, обнаруженные под одним из стульев, убрали, а лужу, источавшую смесь запахов канализации и какого-то химиката, попытались ликвидировать. Присутствовавший в зале химик предположил, что это уже не аммиак. Его слова подтвердились через несколько часов, когда запах, хоть и не столь сильно, но все еще продолжал чувствоваться.

Пока зрители находились на террасе, в полицию снова поступил звонок о минировании, процедура с обыском здания повторилась, но затянулась уже на два часа. На выходе из коворкинга зрителей ждали уже знакомые ряженые, правда, на этот раз в исторической военной форме, а также НОДовцы и люди из организации «Сорок сороков». Впрочем, полиция создала коридор для выхода, и зрители разошлись по ближайшим кафе и зонам отдыха ждать возобновления сеанса.

Через некоторое время в соцсетях появилась информация, что показ фильма «Рафики» скоро продолжится, а еще одна лента программы — док «Дайки, камера, мотор!» — переносится на следующий день. Организаторы заверили зрителей, что будут настаивать на расследовании инцидента с химической атакой, и у них есть улики, в том числе запись с камер наблюдения.

Последним в этот день показали фильм «Профессор Марстон и чудо-женщины» о сложных взаимоотношениях семейной пары ученых-психологов, один из которых — создатель известной героини комиксов DC Чудо-женщины, и их студентки. Когда сеанс кончился, прошло обсуждение фильма в контексте полиамории и современного общества.

Кадр из фильма Rafiki («Подруга»), Кения, ЮАР, 2018 год.

Закрытие фестиваля. Вручение призов, сорванный показ и радужный флаг

Последний день «Бок о бок» обещал быть самым насыщенным и интересным, хотя и начался на два часа раньше из-за переноса сеанса с предыдущего дня. Документальный фильм-коллаж Кэролайн Берлер «Дайки, камера, мотор!» стал программным фильмом ЛГБТ-фестиваля, тема которого была заявлена как «Женщины в кино». Это насыщенный, немного клиповый док о зарождении лесбийского кино в эпоху Стоунволлских бунтов и начала эпидемии СПИДа, о его развитии и легализации и в целом о расцвете квир-кино в наши дни.

Одна из героинь фильма — Дезире Акхаван — режиссерка, снявшая «Неправильное воспитание Кэмерон Пост». Помимо ее фильмов в доке представлены фрагменты кино разных лет и жанров — от интеллектуальных работ Майи Дерен до современных картин Лизы Холоденко, а также выступают кинокритикессы и исследовательницы кино. Если соберетесь смотреть эту документалку, обязательно запаситесь блокнотом и карандашом: «Дайки, камера, мотор!» — отличный список для будущего просмотра, изучения истории квир-кино и отражения темы лесбиянок в кинематографе.

Второй фильм воскресного показа — не менее примечательные парагвайские «Наследницы». Картина получила «Серебряного медведя» — вторую по значимости награду Берлинского кинофестиваля. В отличие от всех остальных фильмов московского смотра конфликт в «Наследницах» строится на проблеме, стоящей над полом, гендером и сексуальной ориентацией. История отношений, которая происходит в фильме между двумя немолодыми женщинами, происходит по всему миру, каждый день, в разнополых парах и однополых, и даже между людьми, не связанными друг с другом сексуальными отношениями, но живущими вместе и состоящими в близости любого рода.

Кадр из фильма «Наследницы», Парагвай, 2018 год.

Просто потому что всегда так будет: те, кто нас любит, нам рубят крылья и гасят свет. Это фильм про привычку и привязанность, про бунт и подчинение, про заботу и гиперопеку и про многое другое. Зачем же тогда делать героинь лесбиянками, если на конфликт это никак не влияет? Затем, что однополые отношения — настолько же естественны и обычны, как разнополые. Фильм вызвал несколько волн аплодисментов еще до того, как приблизиться к своему финалу.

Буквально за двадцать минут до окончания сеанса в зале снова появились полицейские, зрители стали шутить, что нужно ускорить промотку, дабы успеть досмотреть до эвакуации. По завершении показа организаторы попросили присутствующих не покидать площадку, так как это может быть опасно, внизу у входа снова были замечены агрессивно настроенные граждане. Пока зрители устраивались на террасе, пили кофе в пространстве коворкинга и покупали памятные сувениры, полиция пыталась убедить организаторов вывести людей на улицу, те отказывались, требуя обеспечения безопасности гостей.

Через несколько минут включилась пожарная тревога, а гостей вывели через запасной выход, где снова пахло едкими химикатами. Полиция все же перекрыла переулок, чтобы зрители могли без опасений покинуть площадку. На этот раз ждать пришлось целых три часа. Запланированный показ российского документального фильма 2016 года «Бабочки» и встречу с режиссером Дмитрием Кубасовым в итоге пришлось отменить — не хватило времени.

Фото предоставлено фестивалем «Бок о бок». Москва, 23-26 мая.

В девять вечера начался показ семи короткометражек из разных стран, после чего подвели итоги фестиваля и назвали победителей в различных номинациях.

В конце вечера организаторы поблагодарили зрителей за терпение и понимание, а кульминацией стало поднятие под песню «I will survive» радужного флага — не очень высоко (на крыше на уровне третьего этажа), но очень гордо.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera