Общество

«Ты будешь гореть в раю!» Правда ли что депрессия — это навсегда?

Депрессия — самое распространенное психическое расстройство в мире. По данным ВОЗ от 2012 года, которые уже приводил в одной из своих публикаций СПИД.ЦЕНТР, мир в среднем теряет до 76 миллионов часов человеческого труда из-за депрессий, которыми страдает население земного шара.

Стоит сразу разделить понятия депрессия и депрессивное состояние. Второе встречается у всех и считается абсолютно нормальным, но длится недолго. В то время как собственно депрессия, если она приобрела хронический характер, может длиться годами. Диагностика и лечение депрессии и депрессивного состояния разные.

Признаков депрессивного состояния и депрессии много: это общая заторможенность, снижение когнитивных функций — памяти, внимания и мышления, а также иногда потеря либидо, вегетативные дисфункции, суицидальные мысли, пищевые расстройства, навязчивые страхи с паническими атаками, коммуникативные затруднения.

Однако у каждого человека, как правило, есть набор механизмов, чтобы себе поднять настроение и улучшить собственное самочувствие: начиная от чашки кофе и заканчивая тренажерным залом или полетом на Бали. Депрессия — это состояние, когда ни один из привычных механизмов уже не действует. Если пациент перепробовал все методы — и ничего не помогло, это верный признак клинической депрессии, характеризующейся полным отсутствием психологических ресурсов, которых в какой-то момент перестает хватать даже на то, чтобы хотя бы искать выходы из эмоциональной «ямы».

Считается, что срок, на который стоит ориентироваться, диагностируя депрессию, — это две недели. Если человек больше двух недель не выходит из депрессивного эпизода, это законный повод говорить уже не о ситуативном упадке настроения, а о клинической депрессии.

«Обычно человеку в глубокой депрессии не удается сформулировать самому, а тем более определить тот момент, когда ему уже «пора» обращаться за помощью, — объясняет Дмитрий Дюков, психолог-консультант. — Часто к врачу такого человека притаскивают родственники или друзья. Хотя в последнее время просветительская деятельность приносит плоды, и все больше людей (из разных поколений) обращаются к врачу своевременно. «Пора» — это когда нарушаются сон, аппетит, работоспособность, а привычный досуг не приносит удовольствия. Усталость, от которой не получается избавиться даже после продолжительного отдыха, смены деятельности и так далее».

«Моя депрессия началась с совокупности разных факторов: сложностей с работой, не очень счастливой любви, проблем со здоровьем. Все это как-то свалилось на фоне общего стресса и не могло привести к другим последствиям, — рассказывает Мария, наша первая собеседница. — Я просыпалась с единственным желанием — прожить побыстрее этот день и снова лечь обратно в кровать. Мне казалось, что я обременяю других людей самим фактом своего существования. В какой-то момент я не могла ходить в магазин, пользоваться общественным транспортом, выходить из дома».

«Когда я окончила университет, первое время старалась хвататься за любые проекты, которые мне попадались под руку. Я много работала, проводила за работой вечера, выходные и праздники. И, что немудрено, в итоге выгорела», — рассказывает другая наша собеседница по имени Яна.

«У меня был мощный разрыв между ожиданиями и реальностью. Это и стало одной из причин последующей депрессии. Первые месяц-полтора было особенно плохо. Я лежала в кровати. Я ничего не хотела делать и даже пошла в аспирантуру, чтобы не работать. Перед самым тяжелым эпизодом мне пришлось на месяц поехать в экспедицию. Но оттуда я вернулась недели на две раньше срока, даже не сказав никому об этом. Практически никто из друзей не знал, что со мною происходит. Да я и боялась пожаловаться кому-то из-за опасений, что меня осудят или просто не поймут».

«И только тогда, когда друзья сами стали говорить, что мне необходимо обратиться к психиатру, я согласилась. К счастью, у них нашелся знакомый специалист, который поговорил со мной и прописал необходимые лекарства. Я принимала терапию около девяти месяцев. И только она помогла справиться с физическими проблемами, преодолеть некоторые страхи и панические атаки».

Антидепрессанты — лекарственные препараты, задача которых — выровнять дисбаланс нейромедиаторов в мозге. Вопреки мифам, они не вызывают эйфории и не ведут к привыканию. В большинстве случаев достаточно пропить один-два курса, чтобы пережить кризис. Однако в случае тяжелого заболевания — рекуррентного депрессивного расстройства — придется принимать их годами.

Причины депрессии могут быть разными: как экзогенными, то есть исходящими снаружи (например, это может быть связано с потерей близкого человека, работы, жизненными неудачами, а депрессия — нормальная реакция организма на подобные вызовы), так и эндогенными, то есть исходящими изнутри. Что именно стало ее причиной в каждом конкретном случае, сам пациент зачастую может не знать, а установить это способен только профессиональный психологический анализ.

По мнению Дюкова, на склонность к депрессиям влияют и генетика, и воспитание (нездоровая атмосфера в семье), и прочие внешние факторы, о чем много пишут в последнее время. «Тут нет одного триггера, — убежден специалист. — А вот признаться себе в том, что у вас депрессия, сложно, потому что у многих из нас есть иллюзия автономии и контроля. То есть самостоятельности. И, безусловно, это просто вопрос стереотипов».

Если вам нужна помощь — бессмысленно разговаривать с друзьями, заниматься «самолечением», нужно сразу обращаться к психологу или к современному психиатру, подчеркивает эксперт.

«Когда-то мне казалось смешным слышать, что человек не может встать с кровати и что-то сделать, если у него депрессия. Но в какой-то момент это случилось и со мной. У меня были абьюзивные отношения. На их фоне развилось это состояние. Оно накатывало приступами, 2-3 недели не можешь ничего сделать, потом отпускает, налаживается жизнь, отношения с родными и близкими, а потом ты снова скатываешься в эту воронку, — рассказывает Анастасия. — В какой-то момент я встала на весы и заметила, что скинула шесть килограммов — а это очень много для меня. Я жила на 17 этаже, смотрела вниз и размышляла: «Ну, вообще, так-то неплохой план». Я думала о том, чтобы спрыгнуть. И мне этот выход казался проще, чем обратиться к специалисту».

Степень тяжести и длительность таких спадов различаются очень сильно: от нескольких недель апатии до месяцев затворничества, когда нет сил, даже чтобы встать с постели и умыться. Депрессия в разы увеличивает риск суицида. Важно понимать, что во время приступа восприятие больного искажено, рядовые ситуации вроде увольнения или расставания могут казаться ему безвыходными. Нередко депрессия может выражаться в суицидальных мыслях, которые при определенном стечении обстоятельств вполне могут разрешиться совершенно реальными попытками самоубийства.

«В итоге к специалисту пришлось обратиться. Но вся фишка депрессии заключается в том, что она может вернуться в любой момент. Какая-то часть депрессии осталась во мне. И ее нужно прорабатывать с психологами. Поэтому я стараюсь следить за своим образом жизни, сном и отдыхом. Это как мыть руки после прогулки».

Одним из важных моментов, о которых забывают, когда пишут о депрессии, является тот факт, что борьба с нею не ограничивается лишь приемом медикаментов и психотерапией. Для того чтобы минимизировать депрессивные эпизоды и проявления болезни, психологи советуют, как только состояние пациента стабилизируется, постараться изменить жизнь, минимизировать факторы, приводящие к обострению депрессии, и в будущем не терять бдительности, помня, что вы предрасположены к этому заболеванию. Так же, как человек со слабым иммунитетом или склонностью к простудам не забывает надевать шарф и теплую одежду, даже несмотря на то, что другие могут себе позволить при определенной погоде гулять без шапки.

«С депрессиями мне удалось покончить только после того, как я разобралась с графиком работы и сменила сферу деятельности. В какой-то момент я нашла такую, чтобы, как только она заканчивалась, я шла вечером домой, — подтверждает Яна. — У меня появилось больше времени на себя и даже денег. Я просто стала их на себя тратить. Стала покупать вещи, которые раньше не позволяла себе, проводить время так, как раньше не могла. И это стало зоной моей стабильности, превратилось в своеобразную фишку».

На вопрос «Можно ли жить без депрессии, если однажды с этой проблемой все-таки пришлось столкнуться?» Дмитрий Дюков отвечает уклончиво: «Все проходит». Но заключает: «На некоторые вопросы нельзя дать ответы, впрочем, обычно депрессия лечится, она проходит. Жизнь налаживается. А хронические формы заболеваний, когда всю жизнь надо пить таблетки, встречаются все-таки крайне редко».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera