Общество

«Бок о бок» с Милоновым. Кто помогает единственному в стране ЛГБТ-фестивалю?

Жизнь ЛГБТ-сообщества в России сложно назвать простой. Открыто заявлять о своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности в нашей стране часто небезопасно.

Так, еще в июле этого года была убита петербургская ЛГБТ-активистка Елена Григорьева. В августе из России сбежала гей-пара Евгений Ерофеев и Андрей Ваганов — после того как стало известно, что один из них, сумев скрыть собственный статус, усыновил двоих детей.

Следственный комитет возбудил уголовное дело против сотрудников московской соцзащиты, которые «допустили» воспитание однополой парой двух усыновленных мальчиков. В сентябре руководство Уральского государственного экономического университета попыталось отчислить одного из своих студентов из-за того, что тот оказался подписан на ЛГБТ-паблик в социальной сети.

Организаторы и волонтеры единственного в России ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок», проходящего в эти дни в Санкт-Петербурге, рассказали сайту СПИД.ЦЕНТР о людях, работающих на нем, и о том, как организаторы из года в год в несвободной стране умудряются организовывать самый свободный кинопоказ России. Невзирая на нападения, угрозы телефонных террористов и законодательные инициативы депутатов всех уровней.

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Открытие XII ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок»

Первый кинофестиваль «Бок о бок» прошел в 2008 году. За 12 лет он не раз успел столкнуться с попытками срыва. Не обошлось без приключений и в этом году. Анонимные телефонные хулиганы, чтобы не допустить его открытия, заявили, будто бы «заминировали» помещение. Впрочем, ранее тут уже случались и нападения на участников, и пикеты радикалов, и визиты силовиков.

«Иногда под видом волонтеров пытаются попасть мошенники, — рассказывает Лора, координатор помощников фестиваля. — Так что сначала каждый из желающих работать у нас должен написать мотивационное письмо и пройти собеседование. Собеседование помогает лучше узнать человека. А если возникают сомнения — то нового волонтера должен порекомендовать кто-нибудь из активистов, команды или сообщества. Затем мы проводим несколько тренингов».

ЛГБТ-фестиваль в России не может быть просто «развлекаловом», признается она. Одна из его основных целей — просвещение. Это всегда открытое пространство, и каждый человек, пришедший сюда, должен чувствовать себя комфортно независимо от своей гендерной идентичности и ориентации. Все эти вопросы, если они неочевидны для новичка, собственно, и разбираются на тренингах.

Более того, поскольку 11 июня 2013 года Госдума приняла закон, устанавливающий ответственность за «пропаганду гомосексуализма» (этот документ запрещает распространение информации, направленной на формирование у несовершеннолетних представления о социальной равноценности традиционных и «нетрадиционных» брачных отношений), все мероприятия фестиваля маркированы меткой «18+», на кинопоказы не допускаются дети, а в задачу волонтеров входит отсеивать нежелательный контингент.

«К сожалению, в сегодняшних реалиях нам запрещено допускать несовершеннолетних до фестиваля. Закон о пропаганде — это такая «фишка» наших врагов. С ее помощью они могут нам навредить. Часто они договариваются с детьми 16—18 лет, которые выглядят старше, чтобы те проникли без документов на просмотры, и если им это удается сделать — устраивают скандал, — рассказывает Гуля, отвечающая за стратегическое развитие фестиваля. — Такая ситуация у нас впервые была в 2013 году. Но мы научились замечать подобные подставы».

Автор иллюстрации: Анастасия Сизова.

Партнеры по несчастью

Другая важная для ЛГБТ-сообщества инициатива, одобренная властями совсем недавно, — закон о кинофестивалях. Так, летом прошлого года были приняты новые ужесточающие правила показа иностранного кино.

И если раньше на фестивалях зарубежные фильмы можно было показывать без прокатного удостоверения, то теперь это делать разрешено только тем мероприятиям, которые попадут в специальный реестр Минкульта.

Если фестиваль в реестр не попал — на каждый фильм, чтобы продемонстрировать его зрителям, получать удостоверение придется отдельно. «Бок о бок» числится в списке. Но заявку на его проведение нужно продлевать ежегодно, поэтому всегда есть шанс получить отказ.

Все это только усугубляет и без того непростую ситуацию с партнерами. Так, в 2008 году петербургский кинотеатр «Дом кино» расторг предварительный договор с организаторами кинофестиваля «Бок о бок» из-за неожиданно объявленного его владельцами «ремонта». Год спустя, в июне 2009, еще один петербургский государственный кинотеатр «Родина» отказался показать программу сразу двух фестивальных дней, согласованных заранее.

«Случаи с «Родиной» и «Домом кино» — особенная история. Это все же государственные организации. Они полностью подчиняются комитету по культуре города. Им звонят — они отказывают. Так что после 2008 мы перестали обращаться к государственным площадкам и работаем только с частными. Но и на частные, конечно, можно при желании надавить. Поэтому мы стараемся работать только с теми, которым все равно на запугивания», — объясняют организаторы.

«В прошлом году Милонов вцепился в площадку «Кинолофт Москва». Они нам отказали. На следующий день мы нашли новое место. Объявили об этом в социальных сетях. Но почти сразу площадка сообщила, что к ним едут МЧС и полиция. К счастью, они предвидели это и подготовили все документы, — рассказывают организаторы. — Еще через день руководителей этой же площадки вызвали в прокуратуру. Где им без обиняков заявили: «Да, у вас по документам все хорошо, равно как и у фестиваля. Но вы должны им отказать. У них фильмы практически все иностранные. А вы понимаете, в какой ситуации Россия? Это же вражеское кино. Через эти фильмы иностранные государства оказывают свое влияние». Благо организаторы не поддались на провокации силовиков и не расторгли соглашений. Но так случается совсем не всегда.

Помощники без страха

Сейчас в Петербурге действуют три ЛГБТ-организации: «Выход», «ЛГБТ-сеть», «Т-действие». Для России это немало. Но любая правозащитная деятельность такого рода часто бывает связана с большим количеством издержек. Именно поэтому одна из основных статей бюджета фестиваля — содержание юристов. А оказание юридической помощи партнерам мероприятия — важная часть работы.

Страх — главный враг любого ЛГБТ-мероприятия, убеждены идеологи фестиваля «Бок о бок». «Когда ты встречаешься с проявлением агрессии — теперь ты не можешь смотреть на проблемы ЛГБТ-сообщества со стороны. И порой столкновения с радикалами выглядят как типичный «обряд посвящения» новых волонтеров в активисты. Просыпаешься и понимаешь: «Я теперь активист», — иронизирует одна из них. — Те, кто желают сорвать фестиваль, приходят, кричат, оскорбляют, пытаются прорваться внутрь, приносят с собой ядовитые жидкости. Они обливают наших волонтеров. Их цель устроить балаган из нашего фестиваля, создать ему негативный имидж, чтобы фестиваль казался партнерам опасным. И тут против бомбы приемов нет».

Автор иллюстрации: Анастасия Сизова.

Правило «любая реклама хороша» — совсем не подходит для ЛГБТ-мероприятия, убеждена наша собеседница. ЛГБТ-сообщество и так слишком часто подвергается буллингу. Со временем у его членов по следам все новых атак лишь формируется внутренняя гомофобия — страх перед походом на открытые ЛГБТ-встречи.

«С прайдами все работает точно так же: никто не придет на разогнанный парад. Нам часто говорят, что Милонов — наш главный пиарщик, но нам не нужен такой пиар. У нас своя agenda», — подчеркивает она.

Только в прошлом году у фестиваля «Бок о бок» было пять правовых кейсов: «люди в белых халатах», ложное сообщение о минировании, сообщение депутата Госдумы Виталия Милонова о несогласованном митинге, а затем и о захвате заложников командой фестиваля, атака аммиаком на сотрудницу канадского посольства активистами российской проправительственной экстремистской организации НОД и команды SERB бежавшего из украины актера-неудачника Игоря Бекетова, также известного как «Гоша Тарасевич».

Ни по одному из случаев Следственным комитетом не было возбуждено дела. «Но, несмотря на все трудности, остаются люди, которые не боятся жить и бороться за свое право на любовь», — подводят итог организаторы.

Именно поэтому ниже мы публикуем три истории волонтеров из Петербурга, помогающих фестивалю. Благодаря таким людям, как они, «Бок о бок», информационным партнером которого в этом году является СПИД.ЦЕНТР, до сих пор существует. И напоминаем, что расписание стартовавшего на прошлой неделе фестиваля и программа доступны по ссылке.

Автор иллюстрации: Анастасия Сизова.

Алена, Ульяновск, 8 лет сотрудничает с фестивалем «Бок о бок»

Я родилась в маленьком городе Ульяновске. Жалко, но там до сих пор 90-е. Как не было никакого ЛГБТ-активизма, так и нет. Пока я там жила, помню — мне всегда хотелось быть активной, помогать сообществу. Например, когда в Санкт-Петербурге принимался закон о пропаганде, мы тогда с моей девушкой решили, что не сможем больше молчать. Это была еще одна точка кипения.

Закон был принят 7 марта 2012 в Санкт-Петербурге и запрещал «публичные действия, направленные на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних». Автором законопроекта выступил Виталий Милонов.

И когда я в очередной раз приехала в гости к своим родителям — решила устроить небольшой пикет. С моей девушкой мы нарисовали плакат с текстом: «В Ульяновске на меня еще можно смотреть до 18 лет. Я еще не пропаганда» и вышли с ним к Ленинскому мемориалу в центре города. Для меня было важно даже не то, отменят закон или нет — это безнадежно. Мне было важно, чтобы меня услышали.

На фестиваль «Бок о бок» я попала почти сразу после переезда в Петербург. Первый фестиваль очень воодушевил меня: большой зал с кучей гостей, везде, как муравьишки, бегают помощники — каждый на своем месте, каждый очень четко выполняет свои обязанности. Я рада, что с каждым годом у фестиваля все больше и больше гостей. Люди становятся смелее. Новое поколение теперь мыслит абсолютно по-другому. Сейчас команда пополняется прогрессивными и открытыми людьми. Людьми, которые и создают волонтерство для меня — поддержку, любимое занятие и то место, где всегда хочется быть. Благодаря фестивалю я недавно даже в Лондон попала на программу Stonewall.

Сейчас Петербург — самое крутое место в России. Работаю в инженерной компании уже 8 лет. Мой каминг-аут никак не повлиял на мои отношения с коллегами: все уважают и знают, что я могу за себя постоять. Несколько лет назад я даже участвовала в так называемом гей-прайде на Марсовом поле. «Так называемый» — потому что сложно назвать стояние в замкнутом пространстве полноценным прайдом. Но это хотя бы что-то! Мы сейчас живем в то время, когда прайды очень нужны. Отстаивание своего существования очень нужно.

Автор иллюстрации: Анастасия Сизова.

Эльмира, Тобольск, 6 лет сотрудничает с фестивалем «Бок о бок»

Детство я провела в Тобольске — маленьком городе в Тюменской области. У меня не было возможности куда-то пойти, с кем-то поговорить, обсудить свою ориентацию. Наверное, как у многих в России. Но мне повезло — у меня была поддержка семьи. Я очень счастливый человек: когда я рассказала родителям о своей ориентации в раннем детстве — они приняли меня. Я выросла в большой любви и заботе. Помню, что как-то раз спросила у родителей: «Если я девочка и мне нравятся девочки, то я мальчик?». Поэтому долгое время просила всех называть себя в семье Николаем.

В своем родном городе я поступила в театралку. Пока я в ней училась, мне срочно понадобилось попасть в большую политику. Накануне выборов в Госдуму 2003 года образовалась евразийская партия «Союз патриотов России». Я вступила туда. Так и началась моя первая гражданская активность. Меня сразу поставили руководителем отдела агитации. Они единственные открыто могли позволить себе обсуждать ЛГБТ-темы и ориентировались на молодое поколение. К сожалению, потом я сильно разочаровалась в их деятельности. Выяснилось, что им всем намного важнее не сама идея, а победа и деньги.

До волонтерства в «Бок о бок» я не состояла в ЛГБТ-организациях и была активисткой-одиночкой. Сама рисовала плакаты, участвовала в разных прайдах. На одном из мероприятий моя знакомая рассказала про кинофестиваль и позвала вместе с ней узнать про условия волонтерства. Помню, когда первый раз пришла на «Бок о бок», меня особенно впечатлили дискуссии на злободневные темы. Сейчас волонтерство на фестивале помогает мне реализовать свой творческий потенциал, удовлетворить запросы дипломированного театрального режиссера.

В Петербург я переехала вместе со своим другом. Я чувствовала потребность в общении с открытыми ЛГБТ-людьми и хотела встретить свою настоящую любовь. В Тобольске со всем этим было очень туго. Меня окружали скучающие женушки, которые ночью не прочь поразвлекаться. И вроде для них это не измена, а если еще муж смотрит — сказка. Но мне это никогда не было интересно. Здесь меня пригласили в международную компанию по изготовлению телевизоров. У нас даже этический кодекс есть, который мы все подписываем. На работе мне максимально комфортно. Все мои коллеги абсолютно спокойные и адекватные люди. У нас даже как-то раз работал парень-трансгендер. Пришел девочкой работать на конвейер, а ушел уже мальчиком. Кто бы что ему сказал? Никто!

Сейчас вообще совсем другие люди. И это не только у меня на работе. Поколение меняется. Молодые ребята такие классные, активные. Они так грамотно выражаются. Они осознают себя, современную ситуацию в России, и именно они готовы бороться за свои права. Главное, чтобы никакой внутренней гомофобии. Пообещайте!

Автор иллюстрации: Анастасия Сизова.

Федя, Камчатка, первый год сотрудничает с фестивалем «Бок о бок»

Я с Камчатки. Очень долгое время мне было безумно сложно держать в себе все, что я чувствовал. Было страшно поднимать тему ориентации с близкими. Моя главная ошибка — я долго не мог признать, что я гей. В моем городе в плане толерантности все очень грустно. Быть открытым геем там — опасно. Люди кругом очень токсичные и живут с установкой: «Ну, если ты мужик, то и веди себя так». ЛГБТ-людям невозможно расслабиться и быть такими, какие они есть на самом деле. Поэтому на Камчатке у меня даже никогда и мысли не возникало завести отношения. Не был там уже целую вечность. Совсем недавно узнал, что мои земляки провели одиночный пикет. Это очень круто, когда что-то двигается с места. Когда-нибудь мне хотелось бы оказаться вместе с ними. Недавно мы с моим парнем были на митинге. По всему интернету разошлась фотография, где мы целуемся на фоне нашего плаката с надписью «Любить нельзя избивать».

В Петербурге живу уже 5 лет. Здесь у меня сложились достаточно длительные отношения с девушкой, из которых ничего так и не вышло. Был период, когда я знакомился с парнями в интернете. Многие из них на тот момент не были готовы к серьезным отношениям. Они говорили, что пока занимаются сексом только в свое удовольствие, но со временем это пройдет, и они женятся лет в 26. Такие люди были повсюду. И не о какой поддержке и вере в меня от них и речи не шло.

Мне очень повезло, что я вовремя встретил открытого молодого человека, который помог мне побороть свою внутреннюю гомофобию. Его зовут Игорь, и мы уже год вместе. Сначала я не был готов к отношениям, но Игорь проявлял ко мне много внимания, заботы. Это помогло нам создать свою любовь и быть счастливыми даже в России. Благодаря Игорю сейчас я тоже могу назвать себя открытым членом ЛГБТ-сообщества. Теперь все мое окружение знает, что я гей. Даже мой научник! Вообще в Санкт-Петербурге люди открыты к диалогу, более гибкие, толерантнее относятся к ЛГБТ-сообществу. Но и здесь иногда находятся люди, которым не хватает просвещения. Для меня всегда было важным разговаривать с людьми, объяснять им непонятные вещи. После долгого общения со мной друзья уже не говорят какую-то фигню и не задают глупые вопросы про ориентацию. Кстати, по этой причине мы с моим парнем совсем недавно и создали Instagram (@russiaforgays).

Сначала я хотел прийти на «Бок о бок» в качестве зрителя, но наткнулся на пост о наборе волонтеров и решил попробовать. С весны этого года мне захотелось заняться активизмом. Отправил анкету и безумно обрадовался, что меня позвали на собеседование. Мне кажется, что я готов ко всем трудностям фестиваля, меня тяжело напугать. Благодаря тренингу мы с будущими волонтерами проигрывали реальные кейсы из прошлых фестивалей. Говорят, что на этом фестивале будет хорошая охрана. Больше всего в «Бок о бок» мне нравится аудитория, которую не пугают никакие ситуации. Люди всегда возвращаются и наслаждаются просмотром кино. А это самое главное!

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera