Общество

Голос с той стороны. Как живут те, кого все осуждают? Главные тексты — 2019

Завершаем топ лучших текстов за год подборкой статей про самые стигматизируемые группы людей в России. Мы всегда против осуждения, а значит, предоставляем голос тем, кто вечно слышит в свой адрес «так и надо», «сама виновата», «зачем помогать таким, как вы» и тому подобный ад.

Тесты без презервативов. Что такое православный аутрич?

Вместо проповеди — тарелка супа, а личный опыт зависимости — как строчка в резюме. Благотворительный фонд «Диакония» больше десяти лет помогает бездомным и людям с зависимостью, а также проводит профилактику ВИЧ. На каких принципах строится работа фонда со сложными социальными группами, для СПИД.ЦЕНТРа рассказывает Настя Дмитриева.

Первый из Могикан: откровения человека, пережившего героиновую волну 90-х

СПИД.ЦЕНТР подготовил большое интервью с российским long-term survivor в двух частях. Это первая — «От фарцы до героина». Аналог «survivors» есть и в нашей стране. Правда, сразу с несколькими поправками: большая волна тут случилась в 90-х, доступная с 1996 года за рубежом АРВТ дошла до многих из российских пациентов только к началу-середине нулевых. И главное: подавляющее большинство получивших вирус тогда в России были не геями, а потребителями героина.

Внимания их историям, а и они того, безусловно, заслуживают, досталось меньше. Отчасти по причине нехватки рассказчиков: многие умерли, так и не дождавшись АРВТ, кто-то от передозировок, кто-то от СПИДа. Отчасти из-за двойной стигмы: ВИЧ и зависимость редко способствуют желанию пережившего и зачастую прошедшего по всем кругам ада «ветерана» делиться воспоминаниями. 

«Мой ребенок в курсе моей жизни и знает, кто такие секс-работницы»

Портретное интервью с секс-работницей. Не имея возможности проверить упоминаемые ею факты, мы верим нашей героине на слово. В беседе нет попытки оправдать или осудить кого-либо — это свидетельство с той стороны, на которой ни нам, ни большинству наших читателей не довелось побывать. Мы без тени осуждения предоставили голос стороне, которая находится под постоянным осуждением и дискриминацией.

«Я думал, у меня болезнь». Зачем ЛГБТ-беженцы просят убежища в России

Считая Россию западной страной, сюда в поисках убежища ежегодно приезжают десятки ЛГБТ-беженцев из Африки, спасаясь от преследований и смерти. На поверку наша страна, хоть на фотографиях и похожа на Европу, для гомосексуалов оказывается не самой гостеприимной. О том, как африканцы попадают в Россию, и об их жизни на родине специально для СПИД.ЦЕНТРа рассказывает Юлия Дудкина.

Интердевочки и интермальчики. Как филологи, музыканты и биологи становятся секс-работниками

Секс-работа остается в общественном сознании чем-то абсолютно маргинальным, а людей из этой профессии зачастую называют «опустившимися». Но не смотря на это, их услугами продолжают пользоваться миллионы людей. СПИД.ЦЕНТР предоставил право голоса людям с опытом работы в этой сфере. Почему они туда идут? Как себя ощущают? Как это сказывается на их жизни?

ВИЧ и ЛГБТ в Грузии: двойная стигма, жизнь в тайне и активизм

В 2019 году в Грузии появилась первая неправительственная организация Association Pomegranate, работающая с ВИЧ-позитивными представителями ЛГБТ-сообщества. Она объединяет людей с положительным ВИЧ-статусом, членов их семей и врачей. Журналистка Екатерина Фомина поговорила с ее создателем активистом Гочей Габодзе о двойной стигме в грузинском обществе, правах ВИЧ-позитивных людей и проблемах с медицинским обслуживанием.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera