Общество

Холокост для ЛГБТ: зачем об этом помнить?

Более недели назад мир отмечал День памяти жертв Холокоста. Многие издания посвятили этому свои материалы. На прошлой неделе Басманный суд оправдал мужчину, зарезавшего гомосексуала, согласившись с доводами защиты, что тот «сам упал на нож» убийцы, напавшего на него с гомофобными криками. Гомофобия и двойные стандарты — проблема, с которой сталкиваются ЛГБТ во всех странах мира, не только в России. Сегодня СПИД.ЦЕНТР публикует перевод очерка Хью Кэйе, опубликованного в издании Attitude, — о том, каким образом Холокост коснулся гомосексуалов и почему нам еще рано забывать о тех зверских преступлениях, с которыми столкнулись эти люди более 80 лет назад.

Рудольф Бразда умер в 2011 году в возрасте 98 лет. Он был геем и родился в тех краях, которые нынче являются частью восточной Германии. В его смерти не было ничего необычного, но сам он был последним известным нам представителем ЛГБТ+, выжившим в фашистских концлагерях. Да, в живых осталось еще много бывших узников концлагерей, но ни один из оставшихся не был депортирован единственно по причине иной сексуальной ориентации.

Бразда провел три года в Бухенвальде, где по принуждению носил нашивку в виде розового треугольника — печально известный символ. Несмотря на то, что в этом лагере не было газовых камер, считается, что от недоедания, болезней и — в нацистской терминологии — «истребления посредством труда» там погибло более 55 000 человек.

Сразу после прибытия в лагерь в августе 1942 года Бразду отправили на каторжные работы в каменный карьер. Заключенных избивали, ставили на них медицинские опыты, подвергали казням — стреляли в спину, в голову или вводили смертельную инъекцию. А тех, кого это по какой-то причине миновало, в последние недели и дни войны ждали марши смерти.

Рудольф Бразда умер в 2011 году, он был последним известным нам представителем ЛГБТ+, пережившим фашистские концлагеря.

Неудивительно, что Дуайт Эйзенхауэр, верховный главнокомандующий союзными силами и впоследствии президент США, сказал, что ничто в жизни не шокировало его так, как увиденное вскоре после освобождения Бухенвальда американскими войсками в апреле 1945 года.

В репортаже с места событий знаменитый военный журналист Эдвард Марроу сообщал: «Мне рассказали, что раньше это здание служило конюшней на 80 лошадей. Там теснилось 1200 человек, по пять на одну койку. Многие из них не могли встать. Вонь стояла неописуемая. Когда мы выходили во двор, один из мужчин упал замертво. Двое других, им было, наверное, уже лет за 60, ползли в сторону отхожего места».

Преследование мужчин-гомосексуалов (женская гомосексуальность считалась временным отклонением, поэтому женщины пострадали меньше) началось практически сразу после того, как в январе 1933 года к власти пришел Гитлер. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер однажды сказал, что 8 % мужчин в Германии гомосексуальны, и добавил: «Если все так и останется, то нацию ждет самораспад. Гомосексуалисты лишают Германию детей, которых должны ей поставлять».

Он предложил «перевоспитывать» их, заставляя раз в неделю заниматься сексом с женщинами, которых привозили из тюрем и использовали как секс-рабынь. Если ничего не получалось, их ссылали в концлагеря. Там над ними жестоко издевались — сажали яичками в кипящую воду, забивали 25-сантиметровые деревянные палки в анальные отверстия. Считается, что из всех отправленных в концлагеря геев погибло 60 %, что сопоставимо с 41 % погибших от числа всех политзаключенных.

Конечно, в абсолютных цифрах этому числу не сравниться с количеством убитых во время Холокоста евреев, но стоит отметить, что именно заключенные-гомосексуалы зачастую подвергались жестокому обращению не только со стороны тюремщиков, но и со стороны других заключенных, оказываясь в самом низу лагерной иерархии.

Анонимный автор описывал жизнь в лагере Заксенхаузен, где в 1943 году была установлена газовая камера, так: «Гомосексуалам не позволялось занимать ответственные посты, нам нельзя было даже разговаривать с другими заключенными — объяснялось это тем, что мы якобы можем их совратить. Нам запрещалось подходить к другим блокам ближе, чем на пять метров. Если кого-то на этом ловили, он получал от 15 до 20 ударов плеткой. Мы должны были оставаться проклятыми из проклятых, «вонючими педиками», обреченными на полную ликвидацию».

Далее он писал: «День начинался в пять утра, завтрак — жалкий хлебок жидкого супа. Затем мы должны были выстроиться на плацу. После — работа с 7:30 утра до 17:00 вечера. Утром мы должны были перетаскивать снег с левой стороны дороги на правую сторону дороги. А после обеда тот же самый снег мы должны были перетащить обратно на левую сторону».

Маркировка заключеных в нацистких лагерях. Красный треугольник - политический, зеленый - рецедивист, синий - эмигрант, темно-фиолетовый - Свидетель Иеговы, фиолетовый - гомосексуал. Любой из них в сочетании с желтым - еврей. 

«У нас не было ни тачек, ни лопат, работу приходилось выполнять руками, голыми руками. В 20 заходов сгребаешь снег, потом в 20 переносишь — и так дважды». Жизнь после работы была не легче. Вот что рассказывал очевидец: «Окна в нашем бараке были покрыты слоем льда толщиной в сантиметр. Если кого-нибудь заставали в постели в нижнем белье или замечали, что кто-нибудь лежит, спрятав руки под одеяло, его тут же выводили на улицу и обливали водой. После такого выживали лишь единицы».

Одним из очевидцев фашистских злодеяний в Заксенхаузене был писатель и гей Лео Классен. Он писал: «Мы провели там около двух месяцев, но казалось, будто прошло много лет. Когда нас привезли, нас было 300, потом один человек сказал мне, что в живых осталось всего 50». Далее Классен пишет: «Каждое утро под завывания лагерных сирен, подстегивая плетьми, нас сгоняли в глиняный карьер. Там проводились эксперименты с зажигательными смесями на живых людях».

Заключенным, отобранным для участия в эксперименте, нацисты специально наносили ожоги фосфором, чтобы выяснить, чем и как их лучше лечить. Большинство испытуемых погибли. «Эти страдания невозможно описать словами», — вспоминал Классен.

«Эксперименты сопровождались невыразимой болью, страхом, кровью и слезами».

Датский доктор Карл Вернет присоединился к СС с единственной целью — продолжить исследования по «излечению мужчин от гомосексуальности». В числе операций, которые он провел в Бухенвальде, было вшивание гомосексуальным мужчинам капсул с искусственным мужским гормоном в паховую область, санитарные условия при этом, конечно, не соблюдались.

Доктора арестовали в мае 1945 года по подозрению в совершении военных преступлений, но несмотря на это он каким-то образом умудрился убедить власти, что его попытки превратить гомосексуалов в гетеросексуалов — это важное научное исследование. Умер он свободным человеком в Аргентине в 1965 году.

Точное число геев, погибших в концлагерях, не будет известно никогда. Нам доступны сведения лишь о тех, кого судили по обвинению в «непристойном и противоестественном поведении», но все-таки большую часть отправили в лагеря вообще без вынесения приговора. Очень многих расстреляли в суммарном порядке, особенно если они были военными. Согласно имеющимся статистическим данным, в 1933 году по обвинению в гомосексуальности в Германии арестовали 853 человека. В 1936 году это число подскочило до 5320, через два года выросло до 8562 и на следующий год немного уменьшилось. В 1940 и 1941 году число осужденных составило 3700 человек на каждый год. По оценкам историков, количество мужчин-гомосексуалов, арестованных нацистами, достигает 100 000, из них 15 000 были сосланы в концлагеря.

До 1935 года геев наказывали только за совокупление в форме анального секса, но по новому закону — параграфу 175а — противозаконными стали 10 действий, в том числе поцелуй, объятия и «гомосексуальные фантазии». В 1937 году в официальном печатном издании СС «Дас шварце кор» (Das Schwarze Korps) подсчитали, что в Германии два миллиона гомосексуалов, и там же призвали к их уничтожению.

Судя по официальным документам, рабский труд в Бухенвальде использовали 92 компании, в Дахау — 52, а в лагере смерти Маутхаузен — 57. Выгоду от рабского труда получили такие известные фирмы, как Siemens, Blaupunkt, Bosch, автопроизводители Audi, BMW и Daimler-Benz — и это лишь немногие из них. Даже компания Ford Motors была к этому причастна, хотя ее представители постоянно повторяли, что утратили контроль над немецким филиалом после того, как Америка вступила в войну.

Но совершенно точно известно, что основатель компании Генри Форд в 1938 году получил Орден заслуг Германского орла — высочайшую награду, какую нацисты могли присудить иностранцу — кроме того, в «Майн кампф» сам Гитлер дает ему высокую оценку. Сыну автомобильного магната, Эдселю Форду, вполне могли бы предъявить обвинения в сотрудничестве с врагом, если бы тот не умер в 1943 году.

Приказы об арестах приходили сверху, тем не менее охоту на мужчин-гомосексуалов массово поддерживали и простыне немецкие граждане, радостно сдавая соседей и бывших друзей. Всех без исключения геев, на которых поступала жалоба в полицию, немедленно арестовывали, им вырывали ногти, протыкали кишки. Других заставляли стоять по стойке смирно весь день или испытывали на них военную обувь, отправляя маршировать по 40 километров в день.

Француза Пьера Зееля арестовали в мае 1941 года. Его отвезли в полицейский участок, где сначала избили, а потом отправили в малоизвестный концлагерь в Ширмеке. «Меня пытали, били и насиловали», — рассказывал Зеель. В первый же день Зеель стал свидетелем публичной казни. Несчастного раздели догола, надели ему на голову металлическое ведро (чтобы его крики звучали громче), затем натравили на него собак, которые его разорвали. Ему было всего 18 лет, и он был возлюбленным Зееля.

Пьер Зеель — единственный француз, который открыто рассказал о том, как во время Второй мировой войны был сослан в концлагерь по причине гомосексуальности. Он умер в 2005 году.

Еще один свидетель страданий мужчин-гомосексуалов написал о проекте «Розовый треугольник», который осуществлялся в его лагере: «Гомосексуалов группировали в ликвидационные подразделения и применяли к ним тройную меру наказания: они получали меньше пищи, выполняли больше работы и находились под более строгим надзором. Если заключенный с нашивкой в виде розового треугольника заболевал, он был обречен. Обращаться к врачу ему запрещалось».

О жестоких издевательствах над геями рассказывают и другие бывшие узники лагерей: «Молодого, здорового парня, только что прибывшего в лагерь, сразу схватили и осмеяли, потом избили, запинали ногами и под конец заплевали. Он страдал молча, в одиночестве.

Его поставили под холодный душ. Вечером ударил мороз, было страшно холодно, он простоял на улице всю ночь. Потом его привязали к столбу и светили на него лампой, пока он не начал потеть, а после снова помести под холодный душ. Наутро он уже не дышал, а хрипел и вскоре умер».

В том же лагере одного юношу заставили танцевать перед эсэсовцами, которые затем пристегнули его цепью за руки и за ноги к раме, подвесили на балке у себя в казарме и избили.

У Мемориала гомосексуалам — жертвам нацизма в Берлине беспрерывно проигрывается видео двух целующихся мужчин.

А вот еще один из примеров того, насколько безумным и извращенным было нацистское мировоззрение: шестерых молодых парней арестовали за кражу угля и отправили в концлагерь, в итоге они оказались в одном бараке с заключенными-гомосексуалами.

Эсэсовцы пришли от этого в такой ужас, что поскорее увели воров и казнили, чтобы не запятнать их моральный облик и спасти от порока. Лучше было умереть, чем жить рядом с гомосексуалами.

Так относились и обращались с геями в фашистской Германии. Вспомните об этом в День памяти жертв Холокоста в следующем году.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera