Общество

Что значит «не хочется»? Асексуальные люди о своей ориентации и жизни без секса

Асексуальные люди часто сравнивают секс с тортом. Одни любят сладкое и могут есть его каждый день, другие лакомятся тортом лишь иногда, а третьи предпочитают фрукты. При этом вовсе не обязательно пробовать десерты, чтобы понять, нравятся они или нет. То же самое с сексом: есть люди, которых он не интересует и, возможно, никогда не будет интересовать. И это не будет причинять никакого дискомфорта.

Персоны с асексуальной ориентацией составляют 1 % населения. Они не испытывают сексуального влечения или же оно настолько слабое, что у человека не возникает желания удовлетворить эту потребность. Несмотря на это, такие люди могут заниматься сексом и мастурбировать, влюбляться и вступать в отношения разных форматов. В честь Недели Осведомленности об Асекуальности публикуем монологи асексуальных персон, которые рассказали о себе и своей идентичности.

Лиза Ивушкина, 26 лет, Москва

графический дизайнер и иллюстратор

Я все еще на пути осознания своей идентичности и не думаю, что этот путь когда-нибудь закончится. В детстве я всем говорила, что у меня не будет детей. Тогда я не знала слова «асексуальность». Дети в моей голове ассоциировались с нормой: нормальной семьей и отношениями (ведь в сказках и фильмах все всегда к этому сводится). Кто-то пытался меня переубедить, кто-то говорил, что еще не доросла и не встретила «своего человека».

Лиза Ивушкина

Но время шло. И когда в школе все строили свои первые детские отношения, мне было интереснее драться с подругой на зонтиках, изображая пиратов. Для меня разговоры о сексе в школе звучали как дикость. Это было связано еще и с тем, что секспросвета также не существовало и это были обсуждения с кучей слухов и выдумок. 

В колледже начались неумелые попытки понять, кто же мне все-таки нравится. Тогда я влюбилась в подругу и подумала, что, наверное, лесбиянка, раз отношений с парнями у меня никогда не было. Но все это было несерьезно (под серьезностью я подразумеваю «осознанность», когда партнеры и партнерши работают над отношениями), поэтому я вернулась в свое обычное состояние — отсутствие личной жизни. Тема самоопределения не беспокоила меня и в университете. Было не до того. 

Ближе к 25 годам я начала активно интересоваться темой секса, секспросвета, идентичности. Это совпало с появлением множества материалов: статей, подкастов, роликов на YouTube. Мне правда интересно изучать теоретическую часть этой стороны жизни, чтобы быть во всеоружии и обсуждать секс с менее подкованными друзьями.

Этим летом мама заставила рассказать ей о моей идентичности. И как это обычно бывает с советскими людьми, она этого не поняла и не приняла. Я выслушала стандартный набор фраз: «Зачем придумывать какие-то новые слова», «Я тоже была асексуалкой, пока не встретила твоего папу», «Как ты можешь знать, что не хочешь секса, если его не пробовала?» И все в таком ключе. Сейчас мы не обсуждаем эту тему, правда, мама периодически шутит над радужной символикой и моей ориентацией. Видимо, ей так проще смириться. 

Эта ситуация позволила поделиться проблемой со своими друзьями. Мы стали больше обсуждать разные идентичности, разговаривать о чувствах или вспоминать, как информация просачивалась в наши жизни. Например, после недавнего выпуска Пети Плоскова про асексуальность мне написала подруга и сказала, что наконец-то знает, каким словом описать свою ориентацию — литсексуальность (ориентация внутри асексуального спектра, при которой человек испытывает сексуальное влечение, но не желает взаимности. — Прим. ред.).

У меня никогда не было романтических отношений. Я просто этого не хочу. Для меня отношения находятся в той же плоскости, что и общение с друзьями, чтение, просмотр фильмов или игры. Поэтому при наличии вариантов я получаю удовольствие от более простых вещей. Сейчас для меня приемлем только селфсекс. Я не просто так использую это слово. Мастурбация — тот же секс, она не находится на ранг ниже или не становится какой-то слабой заменой «обычного» секса.

Анна Вороненкова, 20 лет, Москва

авторка телеграм-канала про асексуальность и аромантичность Ask me about my ace aro agenda

Я осознала свою асексуальность и аромантичность где-то четыре с половиной года назад. До этого я испытывала другие ярлыки по отношению к себе, но в один момент поняла: когда я считаю людей привлекательными, это не про сексуальное влечение, а про эстетическое. Это было очень важное осознание для меня, как будто пазл наконец сложился.

Анна Вороненкова

Мыслей о романтических отношениях у меня даже не было. Я бы не знала, что делать. Отношения с такой степенью близости не для меня. Мое отношение к сексу может меняться, но в основном он мне просто безразличен. О том, чтобы переспать с кем-то для опыта, иногда думаю. Я невероятная гедонистка и могла бы попробовать секс ради удовольствия — сравнить оргазмы в одиночку и с другим человеком. Но это не настолько интересно, чтобы заморачиваться. Может, когда-нибудь потом, если обстоятельства сложатся.

А мастурбирую я даже больше, чем в этом есть потребность, как мне кажется. У меня довольно высокое либидо, но, прежде всего, я делаю это для удовольствия. Из особенностей такой мастурбации я заметила невовлеченность в свои фантазии и отсутствие концентрации на конкретных людях. Мысли о ком-то определенном вызывают у меня отторжение, так что в моих фантазиях люди очень абстрактные, а сексуальными являются ситуации.

Люди без одежды на меня производят примерно такой же эффект, как в одежде. Зависит от красоты человека и одежды, конечно, но ничего нового я не почувствую. Когда я думаю о том, чтобы заняться сексом с конкретным человеком — это как фантазировать о ком-то непривлекательном. Романтическое влечение описать сложнее, мне кажется. Не влюбляться для меня — испытывать ко всем только платонические чувства. 

Телеграм-канал об асексуальности и аромантичности я стала вести буквально через пару месяцев после своего восемнадцатилетия. Несовершеннолетних асексуальных людей никто не воспринимает всерьез. Я впитала это отношение и почувствовала, что могу говорить и быть услышанной только при достижении этой формальной отметки. Мне хотелось создать площадку, где условная «база» была бы данностью: вот, вы уже научились отличать либидо от влечения, а сексуальную ориентацию от романтической, можно двигаться дальше и говорить о другом. В итоге, конечно, оказалось, что «база» очень нужна. 

Было неожиданно то, каким полезным канал оказался лично для меня. Я стала сильно секс-позитивнее и проработала все свои проблемы с сексом как идеей, своей сексуальностью, идеей влюбленности. Эффект как от терапии, наверное. Плюс, я многое узнала об асексуальности и аромантичности и, надеюсь, сделала чью-то жизнь немного лучше. 

Валера Скляр, 23 года, Екатеринбург 

стажер в IT-компании

С раннего детства меня не интересовали отношения. Но тогда еще была такая установка: «Я маленький ребенок, мне это не то чтобы сильно нужно». В школе я думал, что нужно сперва получить образование, а уже потом можно личной жизнью заниматься. И как-то оно прошло мимо меня. После в один момент произошел «гуглинг»: а как называется, если меня не интересуют отношения. Потому что все люди нормальные, а я не очень. Где-то в 18 лет мне на глаза попалось слово «асексуальность», и оно щелкнуло.  

Валера Скляр

Я почувствовал облегчение, потому что если есть слово, значит, им кто-то пользуется. А значит, есть и другие люди с таким опытом, и с ними можно пообщаться. Последующие года четыре после этого я не знал никого в своем окружении, кто тоже использовал бы это слово, и мне было немного одиноко. Потом у меня появились друзья, которые тоже идентифицируют себя как персоны из асексуального спектра. 

У меня были случаи, когда люди спрашивали, есть ли у меня парень или девушка. После ответа «нет» мне говорили: «Блин, как так. Лицо вроде неплохое, образование тоже есть. Почему у тебя до сих пор никого нет?» Или, например, надо было сходить к гинекологу (герой –  гендерфлюидная персона с приписанным при рождении женским полом –  прим.). У меня спросили, есть ли половая жизнь. «Нет». — «То есть вообще ни разу в жизни не было?» — «Нет». — «Ну так и иди отсюда». Окей, у меня нет половой жизни, но мало ли что с моими органами, гормонами — может, их тоже нужно проверить? Нелогично, непонятно. 

Можно сказать, что романтические отношения были у меня полтора раза. Но в первый официальный раз я еще не знал слова «асексуальность». Эти романтические отношения закончились по моей инициативе, потому что я понял: что-то не то, мне это не подходит. А во второй раз партнерка знала, что я асексуал, и в принципе ей это не мешало. Но у меня тоже было понимание, что мне это не нравится. В итоге мы вернулись к статусу «просто друзья». 

Именно с асексуальностью противоречий не было. Но так как я еще и аромантик, то мне сложно сказать, чем отличается любовь к человеку от любви к коту или определенной самой клевой ложке в сервизе. Я испытываю какие-то теплые близкие отношения к людям. Но я могу испытывать то же самое к друзьям.

К тому же мне не совсем подходит моногамия. Мне тяжело в таких отношениях, потому что ты будто бы должен принадлежать одному человеку. Вы как бы ограничиваете свободу друг друга. Поэтому для меня сложно вступить в закрытые романтические отношения. Мне больше нравятся открытые, потому что можно сказать: «О, ты классно целуешься, пошли целоваться». Или «О господи, у тебя такие теплые руки, обними меня, пожалуйста. И я тут посплю рядышком». 

Секс меня не интересует. Я понимаю, что это большая часть жизни других людей. И когда я встречаюсь, например, со сценами секса в кино, то я могу с удовольствием их посмотреть, если они красиво сняты. Оценить работу операторов, актеров, колористов. В книгах то же самое. Если слог очень хороший, я прочитаю с интересом. А если переходить на личную жизнь... Если мне предложат секс, я отвечу: «Зачем?» Я не исключаю возможности, что секс однажды появится в моей жизни, но я не вижу в этом какого-то прикола.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera