Эпидемия

Сифилис, гонорея и другие неприятности: почему выявляемость ИППП резко упала во время пандемии?

Впервые за многие годы уровни заболеваемости хламидиозом, гонореей и сифилисом, которые должны были бы выйти на рекордные величины в 2020 году в США, резко упали. Специалисты в области здравоохранения полагают, что многие случаи инфекций, передающихся половым путем, не распознаются, потому что во время пандемии клиники закрываются, а лаборатории занимаются тестированиями на коронавирус.

Несомненно, пандемия коронавируса помешала многим людям посещать бары, ночные клубы, массовые вечеринки, сокращая шансы заняться небезопасным сексом. Но с точки зрения экспертов по репродуктивному и сексуальному здоровью, такой резкий спад скорее несет дурные вести.

Они объясняют, что пандемия заметно подкосила попытки борьбы с ИППП, которые могут привести к воспалениям органов таза, хронической боли, бесплодию и даже слепоте и смерти новорожденных. Резкий обвал, скорее всего, сигнализирует не о снижении количества заболеваний, передающихся половым путем, а о том, что теперь они все чаще остаются не выявленными.

Во многих районах организации по отслеживанию контактов людей с гонореей и сифилисом, где и так серьезно не хватало персонала, теперь переключились на случаи COVID-19. По данным Национальной коалиции специалистов по ЗППП, 80 % клиник, занимающихся скринингом сексуального здоровья, сообщают, что сократили часы работы или вообще закрылись во время пандемии. В Нью-Йорке этой весной было открыто только одно из восьми учреждений, сейчас открыто всего три, и у них полно работы: по словам помощницы комиссара городского департамента здравоохранения Нью-Йорка доктора Джулии Шиллингер, сегодня они все чаще предоставляют услуги социальной защиты.

Врачи также уверены, что многие пациенты, которые могли бы обратиться за лечением при симптомах ИППП, теперь избегают клиник из-за страха заразиться COVID-19.

А в некоторых районах заканчиваются необходимые для тестирования на ИППП материалы, потому что производители зондов, пробирок и реагентов переключились на производство товаров, необходимых для тестирования на коронавирус. В итоге растет нехватка тестов на эти заболевания.

«Наш самый эффективный инструмент контроля — это своевременная диагностика и лечение», — говорит глава отдела профилактики ИППП Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) доктор Гейл Болан. «Нас очень беспокоит то, что если люди сейчас не смогут сдавать анализы, мы получим продолжительный бесконтрольный и стабильный рост».

Проще говоря, отчаянные попытки сдержать одну пандемию могут раздуть пламя другой. По предварительным подсчетам Центров, к 2019 году в стране было выявлено 1,76 миллионов случаев хламидиоза и 602 тысячи случаев гонореи. Количество одних только выявляемых случаев сифилиса у новорожденных выросло на 22 % по сравнению с 2018 годом.

Обеспокоенные работники Центров все лето выпускали руководства для медиков по всей стране. В своем последнем письме в прошлом месяце агентство рекомендовало отдавать приоритет при скринингах и тестах пациентам с симптомами, женщинам моложе 25 лет или беременным и людям из групп высокого риска по ИППП, включая людей с ВИЧ.

Пациенты с хламидиозом или гонореей часто переносят болезни бессимптомно, поэтому инфекцию можно выявить только анализами. Но пока ограничения, вызванные пандемией, нельзя отменить в письме рекомендуют: «Следует отложить профилактические проверки».

В крупном Сент-Луисе весной и летом работали только 11 из 128 диагностических центров, и в одной из систем медицинского обслуживания число тестирований упало на 45 %. Хотя многие центры начали снова открываться, в последнюю неделю в венерологическом диспансере округа Сент-Луис, по словам главврача доктора Хилари Рено, не было наборов для анализа мочи на гонорею и хламидиоз. Местные больницы также находятся в поисках материалов.

Одна из причин, почему чиновники из сферы здравоохранения считают, что снижение показателей отражает нехватку тестов и ограниченный доступ к клиникам, а не падение сексуальной активности, заключается в том, что более заметно упали уровни гонореи и хламидиоза, которые выявляются с помощью дефицитных сегодня тестов, а не сифилиса и ВИЧ, для которых нужны анализы крови.

Доктора Болан также беспокоят перебои в отчетности. «Мы собираем данные не просто так, — поясняет она. — Наблюдение — это основа здравоохранения. Оно позволяет нам распределять ресурсы. Если у нас нет точной и актуальной информации, мы как будто пытаемся найти больные места с завязанными глазами».

Врачи и медицинские сестры, работающие в больницах, которые обслуживают в основном необеспеченных пациентов и представителей меньшинств, говорят, что бремя радикального сокращения услуг и нехватка тестирования сказались на них особенно заметно. Те, кто работает с подростками, отмечают, что закрылись многие клиники, бесплатно раздававшие презервативы.

Доктор Джой Фридман руководит медицинскими услугами для несовершеннолетних в Медицинском центре Эйнштейна, в небогатом районе Филадельфии. Подростки жалуются ей на то, как сложно обсуждать с родителями использование презервативов. Регулярные анализы — это единственный способ, которым они могут себя защитить. А теперь, говорит она, «им придется узнать, что анализы недоступны».

Несмотря на значительные усилия по сокращению уровня ИППП, по данным Центров, в начале 2020 года было выявлено больше заболеваний, чем за аналогичный период в 2019 году. Но в начале марта, когда страна начала прислушиваться к требованиям оставаться дома, эти показатели рухнули. В начале апреля еженедельные отчеты о показателях хламидиоза показали снижение на 53 % по сравнению с 2019 годом и на 33 % в случае с гонореей и сифилисом. Предполагалось, что в апреле будет зафиксировано 54 127 случаев гонореи, но стало известно только о 26 771.

К середине июня данные по хламидиозу все еще показывали снижение, но уровни гонореи и сифилиса вернулись к ожидаемым. Учитывая ограниченность тестирования и закрытие клиник, впрочем, реальные цифры могут быть и выше.

«Если сексуальное поведение восстановится, а перебои в обслуживании сохранятся, мы предвидим сотни избыточных заражений ВИЧ и тысячи ИППП», — написали ученые из Эмори, Гарварда и Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл в препринте исследования среди мужчин, которые занимаются сексом с мужчинами и живут в Атланте.

Социологи исследуют, как вспышки коронавируса повлияли на сексуальное поведение. Социальный психолог из Института имени Кинси Джастин Лемиллер во время пандемии провел опрос, в котором участовали приблизительно 2000 гомо-, гетеро- и бисексуальных людей. По его словам, даже люди, состоящие в устойчивых отношениях, ответили, что меньше занимались сексом в первые месяцы. «Повышенный уровень стресса и тревожности подавляет желание, — объяснил он. — А одиноким становится сложнее кого-то подцепить».

Но когда врачи и фельдшеры, которые работают с подростками, спросили своих пациентов, снизила ли пандемия их сексуальную активность, те ответили, что не особо.

Исследовательница из CDC Кейтлин Ренфро отмечает, что, по данным различных исследований, от 39 % до 76 % опрошенных сообщили, что у них уменьшилось число сексуальных партнеров во время карантина. Но в опросе Мичиганского университета из 696 гомосексуальных и бисексуальных мужчин только треть сочла необходимым сократить количество партнеров во время пандемии.

Доктор Лемиллер отмечает, что дэйтинговые приложения докладывают о рекордной выручке. «Правда, не ясно, приводит ли все это к сексуальной активности или только к виртуальному общению», — отмечает он. Если люди возвращаются к привычному количеству свиданий, они могут и не хотеть в этом признаваться.

«Людей стыдят за путешествия, посещение мероприятий и встреч во время пандемии, это касается и секса, и свиданий», — говорит он.

В настоящее время в клиниках сохраняется сортировка пациентов по приоритетности. «До пандемии, например, больница Сан-Франциско каждый день отправляла более сотни образцов в лабораторию департамента здравоохранения. Но поскольку поставки материалов иссякают, больница теперь обращается к более дорогой, но менее мощной лаборатории, способной обработать только несколько дюжин тестов на гонорею и хламидиоз в день», — рассказывает доктор Ина Парк, преподаватель семейной и общественной медицины медицинского факультета Калифорнийского университета Сан-Франциско.

«Мужчины, которые принимают PrEP для предотвращения передачи ВИЧ, должны проверяться на ИППП каждые три месяца, но многие клиники откладывают эти проверки на шесть месяцев», — также рассказала она.

Ее коллега из Мичигана, у которого кончились наборы для анализов мочи на хламидиоз и гонорею, по ее словам, вернулся к техникам, от которых отказались почти 20 лет назад: «Он использует устаревшие зонды, которые нужно вводить на несколько сантиметров в уретру пениса и прокручивать, чтобы получить мазок. Пациентам это чрезвычайно неприятно, и не стимулирует их сдавать анализы в будущем», — рассказала Парк.

«Меня беспокоит то, что это повысит недоверие к медицинской профессии, с которым мы и так уже сталкиваемся, работая с нашими пациентами», — добавляет доктор Парк, автор вышедшей в феврале книги Strange Bedfellows, посвященной истории и исследованиям заболеваний, передающихся половым путем.

Дэвид Харви, исполнительный директор Национальной коалиции специалистов по ЗППП, рассказал, что клиники пытаются творчески подходить к вопросу, например, используя телемедицину. В некоторых округах, где возникли особенно большие проблемы с доступом к больницам, администраторы изучают возможность раздавать наборы, которые позволяют пациентам собирать образцы дома, а потом отправлять в лаборатории почтой. А в некоторых клиниках сотрудничают с аптеками, где могут делать анализы крови и есть постоянный доступ к некоторым лекарствам. Представители здравоохранения рассматривают эти инновации как положительный результат, который желательно сохранить, когда пандемия утихнет.

Но, с точки зрения доктора Фридман из Филадельфии, текущая ситуация является как медицинской проблемой, так и проблемой социальной справедливости. Ее молодые пациенты, преимущественно афроамериканского и латиноамериканского происхождения, по ее словам, страдают от более высокого риска заражения ИППП, потому что у многих из них нет стабильного доступа к здравоохранению, и их привычный страх и недоверие к медицинским институтам только усиливаются из-за невозможности сдать анализы на ИППП.

«Я не требую, чтобы мы урезали тестирование на COVID-19, — говорит доктор Фридман. — Я просто не понимаю, почему мы обязаны выбирать лишь что-то одно».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera