Общество

Стыд — это грех. Праздники и трагедии в новом сериале об эпидемии СПИДа в Лондоне в 1980-х

В январе 2021 года вышел сериал про эпидемию СПИДа в Великобритании в 80-х годах прошлого века. От сценариста и продюсера Рассела Дэйвиса — автора таких проектов, как «Близкие друзья» и «Доктор Кто». Рассел ставил перед собой задачу создать понятную каждому историю о событиях собственной юности, но в итоге затронул гораздо больше социальных и культурных пластов. Сериал под названием «Это грех» должен напомнить зумерам: эпидемия еще не закончилась, и общественная стигма не менее опасна, чем сам вирус.

События сериала разворачиваются в период с 1981 по 1991 год, во время пика эпидемии СПИДа в Великобритании. В центре сюжета пять молодых людей, которые приезжают в Лондон в поисках свободы. Ричи сбегает из гомофобной семьи и отказывается от юридической карьеры в пользу театра. Круг его друзей и любовников расширяется, среди них оказывается сын иммигрантов из Нигерии Роско, которого пытались лечить от гомосексуальности молитвами, начинающая актриса Джил, застенчивый портной из Уэльса Коллин и школьный учитель Эш. Друзья живут коммуной в квартире, которую называют «розовым дворцом», где устраивают вечеринки, занимаются легкодоступным сексом и до последнего отказываются верить в существования какой-то эпидемии.

Среди исполнителей главных ролей вокалист группы Years and Years и ЛГБТ-активист Олли Александр (Риччи), начинающие актеры Омари Дуглас (Роско), Каллум Скотт Хауэллс (Коллин) и Лидия Вест (Джил). Кроме того, активист и актер Натаниэль Холл (в роли Дональда Бассета, одного из любовников Риччи), одна из первых активисток, которая боролась с замалчиванием эпидемии, Джилл Налдер (мама подруги Ричи Джил) и известный широкой аудитории по сериалу «Как я встретил вашу маму» Нил Патрик Харрис (коллега Коллина Генри).

Выбор актеров не случаен. Исполнители главных мужских ролей —  ЛГБТ-персоны, для всей команды сериал «Это грех» — это еще и личная история. Рассел Дэйвис в 18 лет переехал в Лондон в поисках той самой свободы и был одним из тех, кто жил в том самом «розовом дворце». Олли Александр в подростковые годы был фанатом «Близких друзей» и отмечает, что просмотр сериала помог ему принять себя, как гея. Натаниэль Холл получил ВИЧ в 16 лет после первого секса и в течение следующих четырнадцати лет скрывал это от семьи «из-за чувства страха и ненависти к себе». Джилл Налдер провела большую часть юности в больницах, держа за руку умирающих от осложнений на фоне СПИДа друзей и знакомых. Депутата-консерватора сыграл Стивен Фрай.

В Великобритании, где масштабы распространения вируса были значительно меньше, чем, например, в США, люди чаще игнорировали угрозу и полагали, что больше от него защищены. Первая смерть случилась в конце 1981 года — это был гомосексуальный мужчина, который часто путешествовал в США. Через шесть месяцев умер журналист Терри Хиггинс, и близкие создали фонд его имени, задачей которого была помощь в замедлении распространения вируса. В 1987 году принцесса Диана открыла при лондонской больнице «Мидлсекс» отделение для лечения пациентов с ВИЧ и пожимала руки больным СПИДом без перчаток. 

В Великобритании по домам разносят информационные брошюры, рассказывающие о мерах профилактики и о невозможности визуально определить, кто инфицирован, а кто нет. Но то ли из-за того, что масштабы эпидемии были меньше, чем в США, то ли по причине изолированности и большего консерватизма властей, чем в том же Нью-Йорке, до второй половины восьмидесятых общественность Лондона относилась к событиям с легкомысленной иронией. В первую очередь — само ЛГБТ-сообщество, несмотря на то, что именно ЛГБТ-персоны на тот момент были в основной группе риска. 

На протяжении всего первого сезона сериала мы наблюдаем за гедонизмом героев как и в любой другой молодежной драме, с тем лишь исключением, что за каждым персонажем по пятам ходит смерть, а каждое новое свидание — это игра в русскую рулетку. Пока одни, кто уже исчерпал свои сексуальные возможности с бесчисленным количеством партнеров, остаются живы, другие умирают после незащищенного контакта с первым партнером. 

В первом эпизоде «Это грех» Ричи демонстративно выбрасывает в море презервативы, которые ему дал отец по пути в Лондон. В следующем выпуске шоу зрителю показывают монолог Риччи, когда он прогуливается с друзьями от одного до другого бара, попутно целуя прохожих парней под звуки диско, и  повторяет: «Говорят, этим болеют геи, гаитяне и гемофилики, как будто есть болезнь, которая атакует букву “Г”… я в это не верю». 

Эти сцены иллюстрируют то, как в связи с отсутствием информации люди считают, что им-то наверняка страшная болезнь не угрожает, разделяя таким образом сообщество на два лагеря — «грешных» и «праведных». Эту ситуацию усугубляет замалчивание проблемы и сомнительное поведение окружающих: при аренде жилья у молодого мужчины спрашивают, не является ли он геем, а у первых больных при госпитализации уточняют, не было ли у них секса с животными.

Стигма — вот что убивает на самом деле. Опасаясь попасть в лагерь «грешников» и испытывая стыд за свою сексуальность, секс-позитивность или возможный ВИЧ-положительный статус, люди избегают мыслей о рисках, игнорируют своевременную диагностику и старт лечения. Стыд и есть грех. 

Другая линия, которая прослеживается сквозь все эпизоды, — ода праздности. Рассел Дэйвис вспоминает: «Нам было весело». Эту же мысль озвучивает один из героев на смертном одре. Герои веселятся, несмотря ни на что. И даже те, кто до последнего отрицал болезнь и осознал приближающийся конец, продолжали менять любовников каждый уикенд. 

Это далеко не первая драма о СПИДе. Уже сняты такие картины, как «Обыкновенное сердце», где писатель Нед пытается бороться с замалчиванием информации об эпидемии, «120 ударов в минуту» про французских радикальных активистов, преследующих те же цели. Или сериалы «Поза» про тусовку темнокожих транссексуалов-танцоров вога в Нью-Йорке восьмидесятых и «Никогда не вытирайте слезы без перчаток», в котором авторы рефлексируют о религии, СПИДе и физических страданиях, связанных с болезнью. Но тема себя не изжила. 

Как и в «Обыкновенном сердце», создатели сериала «Это грех» поднимают проблему недостатка информации. И подобно «120 ударам в минуту» включают линию о протестном активизме. Как и в «Позе», Рассел Дэйвис задействует личный опыт и уделяет место бэкграунду актерского состава (в «Позе» всех транссексуалов играют реальные транс-персоны). 

«Это грех» отличает то, что это первый британский сериал, обращающийся к теме СПИДа на общественном уровне в прайм-тайм. Тема исследована вдоль и поперек в США и Европе, но для Великобритании это один из первых подобных проектов не на театральной сцене, а на ТВ. 

Создатели сделали историю универсальной, где посыл «эпидемия продолжается» — только один из смыслов. В «Это грех» есть лишенное блесток веселье и обращение не только к драме вируса, но и к драме юности. 

Посмотреть сериал с русским переводом можно здесь

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera