Общество

Дискриминация, секс-работа и отсутствие терапии. Быть мигрантом с ВИЧ в России

Ежегодно в Россию приезжают миллионы мигрантов, большинство — из стран СНГ. Только часть из них работает легально, имея патент или разрешение на временное проживание. В России до сих пор действует федеральный закон 1995 года, обязывающий выдворять мигрантов с ВИЧ из страны и отказывать в легализации на основании положительного ВИЧ-статуса человека. «СПИД.ЦЕНТР» выяснил, могут ли мигранты остаться в России, несмотря на ВИЧ-статус, как получить помощь и какие могут возникнуть сложности.

К концу 2020 года в России находились 6,3 миллиона мигрантов. В их число входят как нелегалы, так и те, кто находится в России на законных основаниях. Основная масса иностранцев приехала в Россию на заработки.

Для того чтобы легально жить и работать в России, нужно получить патент или разрешение на временное проживание. Патент выдается на один год, а разрешение на временное проживание — на три года, однако патент получить проще. При этом для получения как патента, так и разрешения на временное проживание мигранту необходимо собрать пакет документов, установленный законодательством. В него входят сертификаты об отсутствии заболеваний, представляющих опасность для окружающих: ВИЧ, лепры, сифилиса и туберкулеза. Если человек принимает решение остаться в России, через один-три года ему необходимо сдать анализы повторно и предоставить сертификат еще раз. 

В 2015 году вышло постановление, согласно которому тем, у кого есть супруги, дети или родители с гражданством России, такой сертификат оформлять не нужно. Достаточно предоставить в Роспотребнадзор подтверждающий документ, например, свидетельство о браке. Сергей Шагалеев, юрист и президент фонда «ПОЗИТИВНАЯ ВОЛНА», подчеркивает, что подать документ в ведомство нужно как можно раньше.

По мнению консультанта фонда «СПИД.ЦЕНТР» Владислава Вишневского, основная трудность заключается в том, что сами мигранты не всегда знают об этой возможности. Сотрудники МВД в свою очередь могут требовать сертификат об отсутствии ВИЧ у всех мигрантов и отказывать тем, кто, имея близких родственников в России, не предоставил такой документ. В этом случае стоит обратиться в суд. Консультант рекомендует перед подачей заявления проконсультироваться с юристом.

Для всех остальных позитивный ВИЧ-статус — это основание для выдворения из страны. Медицинские учреждения предоставляют в Роспотребнадзор данные о случаях ВИЧ-инфекции, если тестирование было не анонимным. После этого в течение месяца выносится решение о «нежелательности» пребывания человека на территории России.

Куда можно обратиться за помощью?

Основную поддержку мигрантам с ВИЧ оказывают некоммерческие организации. По словам Сергея Шагалеева, примерно каждый пятый обратившийся в фонд — мигрант. В основном людям необходима юридическая поддержка. Фонд помогает решить вопросы, касающиеся возможности легально остаться в России и бесплатной антиретровирусной терапии. Также в фонд обращаются те, кто хочет обжаловать решение о нежелательности пребывания на территории страны.

По словам консультантки по вопросам ВИЧ Дианы Алиевой, даже если на родине человек получал помощь от той или иной организации, в России он часто не знает, куда идти. Это связано с тем, что местные и российские НКО часто не сотрудничают между собой. По словам Дианы, в Москве работа усложняется еще и «битвой за ресурсы» и конкуренцией между разными НКО, в результате которых страдают мигранты.

«Вечная самоизоляция и карантин»

Многие мигрантки оказываются вовлечены в секс-работу. Это может произойти как добровольно, так и в результате обмана — например, когда работодатель предлагает на первый взгляд легальное трудоустройство. При этом сказать, какой именно процент девушек-мигранток занимается секс-работой, невозможно из-за отсутствия официальной статистики.

Сфера секс-услуг остается криминализированной в России. Из-за этого мигрантки оказываются в еще более уязвимом положении. Помимо отсутствия презервативов и лубрикантов, а также самых простых тестов на ВИЧ, девушки сталкиваются с насилием со стороны клиентов. По словам Дианы Алиевой, насилие происходит регулярно. «Были случаи, когда ножом или пистолетом угрожали», — рассказала Диана. Часто мигранток выбирают среди всех секс-работниц, чтобы ограбить, потому что они, вероятнее всего, не обратятся в полицию. Транс-девушки помимо мизогинии сталкиваются еще и с трансфобией.

«Жизнь мигранток секс-работниц — это вечная самоизоляция и карантин», — говорит Диана. Девушки передвигаются по городу в основном на такси, выходят из дома по необходимости, общаются в основном друг с другом. Им не хватает юридической поддержки и безопасных пространств. 

С другой стороны, мужчины-мигранты, которые реже оказываются вовлеченными в секс-работу, могут получить ВИЧ, уже находясь в России (в том числе и будучи потребителями секс-услуг). Вернувшись на родину, мужчина с ВИЧ, не знающий о своем статусе, может передать инфекцию членам семьи. Только в Таджикистане количество мигрантов среди зарегистрированных новых случаев ВИЧ увеличилось на 8,7 % с 2014 по 2018 год (с 10,1 % до 18,8 % соответственно). Для предотвращения случаев распространения ВИЧ создаются различные программы, помогающие безопасной миграции. 

«Основная задача — убедить человека начать лечение»

Диана рекомендует сначала сдать анонимный экспресс-тест на ВИЧ. Если он оказывается положительным, девушек направляют в частные лаборатории сдавать повторный анонимный анализ. После этого все зависит от планов конкретного человека. Некоторым рекомендуют встать на учет в центр СПИДа в родной стране, других отправляют к дружественному инфекционисту, который назначит лечение. Обычно выписывается схема лечения первого ряда. Ее мигрантки покупают самостоятельно, на лекарства в среднем уходит около двух тысяч рублей в месяц.

Сергей Шагалеев также подчеркивает, что бесплатно получить антиретровирусную терапию возможно только через некоммерческие организации, но в большинстве случаев мигранты сами должны позаботиться о своем лечении. Еще один способ — периодически ездить на родину и получать лекарства в местном СПИД-центре либо просить близких выслать препараты в Россию. Независимо от того, какой способ получения антиретровирусной терапии выбирает мигрант, «основная задача — убедить человека начать лечение», говорит Диана Алиева.

Запрет на пребывание в РФ — это дискриминация

Помимо России, практика отказа в пребывании иностранцам с ВИЧ на основании их диагноза существует еще в восемнадцати странах. Еще в ряде стран законодательно установлены ограничения на долговременное пребывание (более 90 дней). В 2011 году гражданин Молдавии Михаил Новрук, долгое время живший в Приморском крае, подал жалобу в Европейский суд по правам человека. Несмотря на то, что у Новрука была семья в России, ему было отказано в получении вида на жительство. К нему присоединились граждане Казахстана, Узбекистана, Украины и Молдавии. В 2016 году Европейский суд по правам человека признал Россию виновной в нарушении прав иностранцев с ВИЧ, имеющих семьи с гражданами РФ. Суд постановил, что были нарушены право на уважение частной и семейной жизни и запрет дискриминации. 

В 2019 году программа ООН ЮНЭЙДС призвала все страны отменить ограничения, связанные с перемещениями ВИЧ-положительных людей. С 2015 года это произошло в четырех странах — Литве, Беларуси, Узбекистане и Южной Корее. Исполнительный директор ЮНЭЙДС Гунилла Карлссон назвала ограничения на передвижения людей на основании их положительного ВИЧ-статуса нарушающими человеческие права и неэффективными в борьбе с распространением ВИЧ. 

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera