Общество

Запретить пропаганду «смены пола» — вы серьезно?

На прошлой неделе несколько парламентариев и общественных деятелей призвали Госдуму запретить в России пропаганду «смены пола» (а заодно — абортов и полиамории). Мы поговорили со специалистами по трансгендерности и самими трансгендерными людьми о том, работает ли «пропаганда смены пола»?

В 90-е с экранов пели и говорили звезды-гомосексуалы, не скрываясь; отечественные клипы исключением не были: Моиссев, Шура, Пенкин… В «СПИД-Инфо» постоянно писали о гомосексуальности и «транссексуализме/трансвестизме», секс-игрушках, БДСМ и прочих практиках. Почему после прочтения этих статей и просмотра клипов не выстраивались очереди к врачам на операции по «смене пола»? Специалисты по трансгендерности и сами трансгендерные люди рассказывают о том, работает ли «пропаганда смены пола».

Игорь, трансгендерный мужчина, 37 лет:

— Вот представьте, выхожу я такой прекрасный на площадь и кричу: «Эй, вы, люди добрые! Кто еще не сменил пол? Бегите все сюда, смотрите на меня! Видите: я сменил! Делайте, как я!» — и они все бегут, бегут, шапки роняют, кричат: «Где, где это можно сделать?? Мы тоже хотим!» Реальная картинка? По-моему, какая-то фантасмагория…

Если даже и представить более реальную: например, призывы с экранов ТВ или со страниц соцсетей и СМИ, как обычно пропагандирует себя политическая власть накануне выборов (Это же настоящая пропаганда, верно? Судя по определению, именно она), — то выглядит все весьма странно: «Ну, здравствуйте. Я вот тут пол сменить решил, пойду операцию сделаю, несколько наркозов, сотни тысяч, а то и миллионов рублей. По ОМС у нас такого не делают, но это ничего. А еще семья тебя проклянет, и с работы выставят с позором.

Ну да бог с ними. Да, еще ты будешь два раза в месяц бегать к эндокринологу за рецептом, ведь он всего 12 дней действует и пишется на одну ампулку (800 рублей, на секундочку), а он тебе его не выдаст, потому что непонятно, кто ты такой, что его требуешь. Или неправильно напишет, потому что рецепт сложный, и ты еще два раза будешь бегать его менять, в очередях в поликлинике стоять — но это ерунда.

А потом в аптеке не будет твоих гормонов — и ты в панике начнешь писать во все концы с мольбой дать тебе хотя бы одну ампулу тестостерона — иначе пропускаешь укол, и организм остается без гормонального фона вообще. Не дай бог с горя закажешь из-за границы — а тебя потом и посадить могут, ведь смертельнее препарата, чем тестостерон, в мире нет… А врачам плевать. Минздраву тем более — тебя ведь нет для них. И это мелочи.

А потом тебе будут угрожать гомофобы, а все вокруг будут громко смеяться, тыкать пальцами и орать, что так тебе и надо, извращуге. Но и это мелочи.

А теперь — к главному: «Идем пол менять! Ведь я тебе такую радужную картину тут нарисовал!»

Ну что за чушь?!

Дмитрий Исаев, психиатр-сексолог, кандидат медицинских наук, более 35 лет работает с трансгендерными людьми:

— Явление трансгендерности и необходимость смены пола возникли вовсе не потому, что существовала какая-то «пропаганда». Это проблема, история конкретного человека, который часто оказывается на грани жизни или смерти: жить в согласии с собой или просто не жить. Люди вынуждены менять гендерный маркер в документах и делать операции не от хорошей жизни. При этом мне неизвестны случаи, чтобы кто-то призывал к смене пола. Это абсурд! Также абсурдно людей дискриминировать по признаку гендерной идентичности и навязывать то, как им надо себя ощущать и как жить.

Мария, открытая трансгендерная женщина:

— Сейчас у меня практически нет ресурсов обсуждать этот законопроект — именно такие шаги, поддерживаемые властью, лишают какой-либо воли к жизни. А эта жизнь для трансгендерной женщины — и так не сахар, учитывая регулярную стигматизацию и дискриминацию.

Что будет, если законопроект примут? Придется «уйти в стелс» (стать «просто женщиной», слиться с толпой, скрыть все следы трансгендерного статуса), удалить все следы своего открытого трансгендерного прошлого — статьи, интервью, упоминания в СМИ и т. п. Придется закрыть группу поддержки, которую веду уже несколько лет и которая очень помогает транс-людям выживать в этом мире. Просто пошлю все к черту!

Егор Бурцев, клинический психолог, ведущий групп поддержки для трансгендерных людей Фонда «СПИД.ЦЕНТР», специалист по гендеру и трансгендерности:

— К сожалению, законодатели сейчас демонстрируют абсолютное непонимание проблематики гендера. С медицинской точки зрения, это выглядит так, как если бы они начали писать директивы с запретами на помощь, например, людям с диабетом или токсическим зобом на прием препаратов, да еще и обвинили бы их в «пропаганде диабета».

С социальной точки зрения, все выглядит еще более странно. За исключением нескольких открытых транс-активистов (а их буквально единицы, наверняка вы вряд ли сможете вспомнить хоть одно имя в отличие от имен тех, кто отстаивает «традиционные семейные ценности» или открыто борется с ЛГБТ), трансгендерные люди стараются быть незаметными, закрытыми. Многие, если не большинство, сменив гендерный маркер в паспорте и сделав операции, стараются сделать все, чтобы их прошлое больше никогда не всплывало. Так о какой пропаганде может идти речь? Человек прячется от бывшего окружения, стараясь стереть из памяти то, что вызывает боль. Трансгендерного человека крайне трудно пригласить на телешоу или сделать фото для СМИ — в том числе и по этой причине. Кто придумал, что транс-люди что-то пропагандируют? Это полная ерунда! Пропагандой как раз и занимаются такие вот «законотворцы». И это ни что иное, как пропаганда ненависти и насилия.

Я бы, наоборот, призвал власти начать наконец исследовать феномен трансгендерности, организовать психолого-социальную помощь, помочь с созданием, наконец, клинических руководств для врачей по ведению транс-людей. Пришла пора приостановить поток ненависти — той самой открытой пропаганды против людей с отличной гендерной идентичностью и сексуальной ориентацией, отличным от большинства романтическим поведением (полиаморов) в СМИ. Незнание порождает непонимание, агрессию и ненависть, которых сейчас и так в избытке! Может быть, пришла пора в нашем псевдогуманном обществе, наконец, обратиться к многообразию и принять его? Может быть, пора прекратить ненавидеть априори всех, кто чем-то не похож на тебя? В конце концов, этих людей можно просто оставить в покое и дать им жить и отстаивать свои права, признав, что они абсолютно ничего не лишают остальное общество — а просто хотят быть здоровыми, счастливыми и не испытывать в свой адрес постоянной агрессии.

Александр Лазарев, клинический психолог, нарративный практик, работающий с транс-людьми:

— Начнем с того, что гендерная идентичность формируется не в безвоздушном пространстве, а посредством контакта с внешним миром. Какие-то трансгендерные люди сразу понимают, что их не устраивает приписанный им при рождении пол, какие-то формируют такое понимание дольше. И те и другие испытывают страдания от гендерной, телесной дисфории (неприятия своего пола и тела) и постоянной дискриминации. Простой пример: многие трансгендерные люди, делающие переход в возрасте после 35 лет, жалуются, что у них всегда были сложные отношения с телом, гендером, именем и т. п. Они говорят, что до какого-то времени жили в постоянном стрессе и страдании, искали и не могли понять причин. И вот однажды эта информация обнаружилась — и «пазл сошелся», они все о себе поняли. Вот почему грамотная, а не трансфобная и обросшая домыслами и мифами информация должна быть в доступе. У нас нет права заставлять человека испытывать страдания из-за того, что он не может сформировать свою идентичность и обязан соответствовать каким-то идеальным представлениям окружающих.

Также хочется поговорить о самой сути пропаганды. Сейчас этим термином часто непрекрыто спекулируют. Пропагандировать можно идеи, и в основном идеи политические. Пропагандировать гендерную идентичность, смену пола невозможно. Да и вообще, эта самая «пропаганда» имеет и обратную сторону. Вроде как пропагандировать спортивные тела и походы в фитнес — идея неплохая. Но при этом люди, не имеющие возможности посещать спортивные залы или не стремящиеся это делать, выглядящие не эталонно, подвергаются постоянной стигме и критике. Скольких людей такая «пропаганда» приводит к психиатрам и психологам с расстройствами пищевого поведения, депрессиями?

При этом получается, что говорить о том, что трансгендерность — это не приговор, такое происходило и будет происходить, что человек вправе сам решать, в каком роде и по какому имени к нему обращаться и как ему выглядеть, — нельзя. Но Конституцией нам гарантируется идеологическое многообразие — тогда вообще непонятно, может ли существовать эта самая «пропаганда».

Вообще, чтобы быть здоровым психологически и, как принято говорить, быть «полноценным членом общества», нужно выстраивать свою идентичность через позитивное отношение. Если человек понимает, что он трансгендерный, то никто не должен ему сообщать, что это плохо, смертельно или извращение. Кстати, а кто сказал, что цисгендерный человек чем-то лучше, чем трансгендерный? Где эти критерии?

Человеку важно строить свою гендерную идентичность через позитивное отношение. А если ему сообщать постоянно, что то, как он себя определяет, — это плохо, патологично, аморально, то, скорее всего, он либо будет иметь проблемы с ментальным здоровьем, либо постоянно будет думать о суициде.

Опять же, если обратиться к Конституции, то там закреплено обязательство делать политику государства такой, чтобы она в первую очередь создавала условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека. Принятие же «законов о запрете пропаганды» означает полное прекращение доступа и к информации о трансгендерности (на секундочку, закрепленной в МКБ* (Международный классификатор болезней), по которой организуется медицинская помощь во всем мире и которая принята в том числе и Россией), — и явно противоречит не только логике, но и Конституции РФ.

В России всегда манипулируют фразами из разряда «а как же дети?» Однако психологи прекрасно знают, что если в отношениях родителей все хорошо, в школе учителя и ученики уважают ребенка, то это — главный залог ментального здоровья. Вот почему вместо пропаганды «традиционных ценностей», чтобы это ни значило, пора разбираться с тем негативом, который сейчас разрушает семьи: патриархат, домашнее насилие, гендерное неравенство, нищета, алкоголизм и прочее.

Если же ребенок сомневается в своей гендерной принадлежности, то ему нужно обеспечить благоприятные условия и предложить специалистов, с которыми он может спокойно, без доведения до суицида и регулярного буллинга со стороны соучеников, педагогов и врачей разобраться со своей идентичностью. К слову, большинство таких детей, кого принимают и кто может экспериментировать со своим гендерным выражением, вырастают цисгендерными людьми, просто более широко и свободно смотрящими на вещи. Если же постоянно критиковать ребенка, говорить о том, что играть в игрушки противоположного пола — это извращение, то, скорее всего, он замкнется, сосредоточится на своей «проблеме» и будет сам с собой «вариться» в этом миксе страданий и сомнений, что обычно приводит к подростковым депрессиям, самоповреждениям и неврозам в течение дальнейшей жизни.

К слову, по итогам одного глобального исследования, трансгендерные люди, которых просто начинали называть их выбранным именем и в нужном роде, на 50 % реже прибегали к попыткам суицида. По-моему, это очень показательный факт!

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera