Общество

Открыл лицо — сломали нос. Почему люди до сих пор боятся признаваться в положительном ВИЧ-статусе

На прошедших выходных интернет всколыхнула история петербуржца Ильи Бронского, на которого напали прямо посреди города. Накануне он дал интервью, в котором рассказал о положительном ВИЧ-статусе. В том, что эти два события напрямую связаны между собой, молодой человек уверен: нападавший назвал его «спидозным [гомосексуалом]». «СПИД.ЦЕНТР» разбирался, почему открывать лицо очень важно, хоть и опасно.

Признание и нападение

24 марта TJournal опубликовал статью о жизни людей с ВИЧ-положительным статусом в России. Одним из ее героев стал 29-летний Илья Бронский. 

После выхода статьи в свет, молодой человек начал получать угрозы. Они, как он написал в Twitter, оказались «не пустые»: 3 апреля на него напали в переходе двора между Большой и Малой Конюшенными улицами в центре Петербурга. «Меня сзади окликнул парень, рыжие волосы, полноватый, в темной куртке. Когда я обернулся, получил боковой удар в лицо, что я аж присел. Далее нападавший просто убежал», — рассказал Бронский.

Медики диагностировали у молодого человека перелом носа.

Что было в статье

Бронский рассказал, что однажды во время заграничной поездки у него заболело горло. Вернувшись в Петербург, он обратился к врачам, сдал анализы, а затем его отправили на биопсию с подозрением на злокачественную опухоль. Вскоре врач вызвала его на личный разговор. 

«На встрече она задала мне массу вопросов, один из которых про лечение зубов. Я сообщил, что действительно был у стоматолога, рассказал, что это была за клиника и какие процедуры я проходил. В ответ врач рассказала историю, что эта стоматология закрыта более полугода назад из-за какой-то грубой ошибки обработки инструментария и махинаций с анестезией. Среди клиентов той клиники было зарегистрировано более 15 случаев заражения ВИЧ только в этой больнице, и неизвестно, сколько еще будет. Так я узнал, что я один из этих везунчиков. Шанс заразиться таким путем крайне мал», — рассказал Илья.

Получить ВИЧ в стоматологии реально?

По словам молодого человека, в эту версию поверили не все. «Однажды, рассказав эту историю, я уже получил фидбэк в духе: “Ой, ну что ты врешь! Чего придумывать про клинику, скажи честно, что нагулял”. Мне стесняться нечего, если бы нагулял — так бы и сказал. Но это не так. На тот момент я был четыре года в моногамных отношениях, партнер здоров, контактов на стороне не было, и всегда использовались контрацептивы».

Получить ВИЧ в стоматологической клинике действительно крайне сложно. Судя по общероссийской статистике, в 2020 году зарегистрирован 1 случай, связанный с переливанием компонентов крови, 2 случая подозрения на инфицирование ВИЧ, связанное с оказанием медицинской помощи, и 1 случай инфицирования ВИЧ при оказании медицинской помощи за пределами России.

«При нарушениях санэпидрежима со стороны медицинского персонала риск инфицирования гемоконтактными инфекциями, в том числе ВИЧ-инфекцией, исключить невозможно. За мою практику эпидрасследований с подозрением на внутрибольничное инфицирование в стоматологиях я не сталкивалась», — говорит Евгения Жукова, заведующая отделом эпидемиологии Московского областного Центра по борьбе со СПИДом.

«Мне неизвестно о подтвержденных случаях передачи ВИЧ при оказании стоматологической помощи. Риски передачи ВИЧ при таких процедурах даже в теории очень низки. Любой случай инфицирования ВИЧ в медучреждении требует проведения эпидемиологического расследования», — добавил медицинский директор Фонда «СПИД.ЦЕНТР» Антон Еремин.

В 2013 году в США разгорелся скандал вокруг дантиста Скотта Харрингтона. Власти города Талса в Оклахоме обратились к пациентам местной стоматологической клиники с призывом срочно провериться на ВИЧ и гепатиты B и С. По информации местных чиновников, в клинике не соблюдались элементарные правила гигиены: иглами пользовались по несколько раз, медицинское оборудование не дезинфицировалось, а некоторые препараты применяли без соответствующего разрешения. Однако нашли ли хоть у одного пациента ВИЧ, осталось неизвестным. 

Напомним основные пути передачи ВИЧ: это незащищенный половой контакт, совместное использование принадлежностей для инъекций и вертикальный путь передачи от ВИЧ-положительной матери ребенку. Согласно статистике, большинство пациентов, впервые выявленных в 2020 году, получили ВИЧ при гетеросексуальных контактах (64,9 %), доля инфицированных ВИЧ при употреблении наркотиков снизилась до 31,1 %. 2,8 % человек инфицировались при гомосексуальных контактах.

Как отмечается на сайте Московского областного Центра СПИДа, ВИЧ — вирус нестойкий, погибает вне среды человеческого организма при высыхании содержащих его жидкостей, практически моментально погибает при температуре выше 56ºС. Вирус есть во всех биологических жидкостях человеческого организма. Однако достаточное для инфицирования количество вирионов содержится в крови, сперме, вагинальном секрете, грудном молоке. Слюна, пот и моча не содержат достаточного количества вируса для заражения.

Как не бояться открыть лицо?

Люди, которые открыто говорят о своем ВИЧ-статусе, помогают бороться со стигмой, говорит Денис Годлевский, руководитель общественной организации «Коалиция по готовности к лечению». Они на собственном примере показывают, что их жизнь ничем не отличается от ВИЧ-отрицательных людей.

«Нападение на людей неприемлемо в принципе, это уголовно наказуемое деяние. Вдвойне неприемлемо нападение на людей в связи с тем, что они приняли решение открыть свой ВИЧ-статус. ВОЗ и другие авторитетные организации говорят, что открытые лица — это одно из наиболее эффективных инструментов снижения стигмы. Безусловно, решение открыть лицо можно только поприветствовать и пожелать человеку сил. Однако это решение должно быть осознанным», — рассказал Годлевский.

Похожее мнение выразила главный врач Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Санкт-Петербурга Татьяна Виноградова. 

«Петербург — самый прогрессивный город в плане низкого уровня дискриминации по сравнению с регионами. Но, к сожалению, у нас тоже есть часть населения, которая считает, что ВИЧ — это клеймо, что болеют только “плохие люди”. Мы боремся с уровнем дискриминации вместе с комздравом, с общественными организациями. Но тем не менее даже сейчас говорить о своем положительном ВИЧ-статусе — это риск. Из-за этого люди могут потерять близких, могут столкнуться с непониманием, недоверием, грубостью и даже пострадать физически», — сообщила врач.

Она также добавила, что если у человека есть подозрение, что медицинское учреждение не соблюдает санэпидемические нормы, нужно обратиться в Роспотребнадзор.

«СПИД.ЦЕНТР» также обратился за комментарием к Илье Бронскому, но на момент публикации он не ответил. 

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera