Общество

Доктор Харт. Врач, совершивший трансгендерный переход век назад

В феврале 1918 года талантливый и амбициозный Алан Л. Харт был 27-летним интерном клиники в Сан-Франциско. При росте 152 см и весе в 54 кг Харт находил общий язык с коллегами — что на работе, что после нее, — когда врачи курили, выпивали, бранились и играли в карты. Круглые очки подчеркивали его задумчивый взгляд, высокий белый воротник часто оттенял темный галстук, короткие волосы он всегда аккуратно зачесывал направо. В его комнате в общежитии висела фотография женщины. Коллегам Харт говорил, что это его жена.

А затем, однажды в феврале, Харт исчез. Он оставил только бритву, пачку писем, стопку мужской одежды и фотографию той самой женщины, которая так и осталась смотреть со стены.

Новая жизнь

Альберта Люсиль Харт, которую обычно называли Люсиль, родилась 4 октября 1890 года в Холлз-Саммит — пустынном районе Канзаса, к западу от границы Миссури. Отец девочки, Альберт, торговец сеном, зерном и свиньями, умер два года спустя, и его вдова Эдна переехала вместе с Люсиль в Орегон, чтобы начать новую жизнь. В итоге они поселились в милом городке Олбани, где реки Калапуйя и Уилламетт соединяются в единый широкий поток.

Когда Люсиль Харт подросла достаточно, чтобы узнать о смерти отца, она утешала мать: однажды она вырастет, станет мужчиной и позаботится о маме, думала девочка. Харт часто фантазировала о том, как она женится на своей учительнице — в этих мечтах она тоже видела себя мужчиной.

Харт окончила школу с отличием в 1908 году, у нее был талант к письму, фотографии и игре на мандолине. Она поступила в колледж Олбани и перевелась в Стэнфордский университет в 1910 году. Здесь Харт поступила на подготовительные медицинские курсы и основала первый в вузе женский дискуссионный клуб. В 1913 году она поступила в медицинскую школу Орегонского университета. Четыре года спустя Харт окончила ее самыми высокими оценками во всем классе и стала первой девушкой, заслужившей вожделенную медаль Сэйлора.

«Доктор Харт была прекрасным студентом, — рассказывал ее бывший однокурсник на страницах газеты Spokesman-Review в 1918 году. — Она выделялась, будучи единственной женщиной в классе… Часто она выглядела мужественно, носила мужские шляпы и ботинки. Ее походка была откровенно мужской».

Альберта Люсиль Харт во время учебы в колледже Олбани.

Харт с самого детства втайне идентифицировала себя как мужчину и испытывала влечение к женщинам. Хотя она тайно встречалась с несколькими женщинами во время учебы, чаще всего она не открывала свои чувства. Но однажды, мучаясь от фобии, которая не была связана с ее гендерной идентичностью или сексуальной ориентацией, она обратилась за помощью к доктору Дж. Аллену Гилберту из ее медицинской школы в Орегонском университете. Подозревая, что Харт хранит более серьезные тайны, Гилберт убедил ее довериться ему. Спустя две недели раздумий Харт вернулась к врачу и рассказала свою историю.

Изначально Харт надеялась на психиатрическую помощь, пытаясь превратить себя в конвенциональную женщину. Но ни психотерапия, ни гипноз не сработали. Наконец, Харт прервала процесс. Ведь если конверсионная терапия сработает, она больше не будет чувствовать себя мужчиной. Эта мысль отталкивала ее.

«Самоубийство неоднократно рассматривалось как способ разрешения ее дилеммы», — писал Гилберт в своем исследовании случая 1920 года «Гомосексуальность и ее лечение», в котором он для анонимности называл Харт «Х».

«После того как терапия… оказалась тщетной, она пришла ко мне с тем, чтобы я помог ей окончательно и бесповоротно подготовиться к роли мужчины, отвечающей ее истинной природе все эти годы… — продолжал Гилберт. — Была проведена гистерэктомия, она срезала волосы, купила мужской костюм… и начал жить как мужчина, обретя новую жизнь с амбициями, достойными высокого уровня ее интеллекта».

Неустрашимый первопроходец

Совершив транс-переход, в ноябре 1917 года Харт получил место интерна в клинике в Сан-Франциско. Он поселился с коллегой-интерном в общежитии и повесил фотографию женщины по имени Инес Старк на стене своей комнаты, сказав остальным, что это его жена. (Харт и его учительница Инес Старк состояли в романтических отношениях, но не были женаты.) Три месяца спустя, в феврале 1918 года, Харт прошел собеседование на место в лаборатории доктора Гарри Альдерсона в соседней клинике Лейн. Вскоре произошло нечто ужасное.

«Девушка притворяется доктором-мужчиной в клинике», — кричал заголовок статьи San Francisco Examiner от 5 февраля 1918 года. «Интерн, оказавшийся девушкой, был выпускником Орегонской школы», — сообщил портлендский журнал Oregon Daily в тот же день. «Женщина выступает в роли мужчины-интерна в больнице во Фриско», — вторил им Austin American от 6 февраля.

Оказалось, что бывший однокурсник из Стэнфорда узнал Харта, когда тот устраивался на работу в клинику Лэйн и упомянул о его прошлом кому-то из персонала больницы в Сан-Франциско. Новости в итоге дошли до директора клиники, а затем попали и в заголовки национальных газет. Харт резко ушел из интернатуры и уехал домой в Орегон, но остался верен своему решению о переходе.

«Я вынужден так поступить, — сказал Харт 26 марта 1918 года журналисту Albany Daily Democrat. — Годами я был несчастен. Со всеми желаниями и склонностями мужчины я был вынужден находиться в рамках образа жизни иного пола. Я никогда не был так счастлив, как после решения о переходе, и я продолжу так жить до конца. Лишь немногие могут менять понять…  я пережил самые страшные оскорбления в своей карьере… Я вернулся домой, чтобы показать моим друзьям, что мне нечего стыдиться».

Но невзгоды Харта не кончались. В 1918 году он начал работать в крошечном, захолустном прибрежном городке Гардинер, штат Орегон. Но его снова узнали, и он вынужден был переехать. Харт написал в течение своей жизни четыре медицинских романа. В его первой книге — «Доктор Мэллори» — события разворачиваются в Гардинере, и речь идет о вымышленном «докторе Гилберте». Роман проливает свет на реальные затруднения Харта. «Она “справлялась” со всем, пока ее не узнавали, —  говорит доктор Гилберт в романе, описывая женский персонаж. — Затем начиналась травля».

Между 1918 и 1927 годами Харт работал врачом как минимум в семи штатах, женился и развелся с Инес Старк, затем окончил магистратуру в области рентгенологии Университета Пенсильвании в 1928 году. Харта мотало из штата в штат, и снова и снова его вымышленные персонажи позволяли узнать, что переживал он сам:

«Что же до сплетен, то он понял, что их обогнать невозможно, — писал Харт о Сэнди Фаркуаре, гомосексуальном персонаже его романа 1936 года "Неустрашимый". — Он занялся рентгенологией, полагая, что в лаборатории будет не так важно, что он за человек. Но где бы он ни был, скандал рано или поздно следовал за ним… Его история догоняла его, и ему приходилось уходить».

Участницы женского дискуссионного клуба медицинского колледжа Олбани. Харт справа.

В «Неустрашимом» Фаркуар покончил с собой. Но Харт держался. И спас от смерти значительное количество других людей.

«Харт был первопроходцем в использовании рентгена для выявления туберкулеза, — говорит Элиот Фишман, рентгенолог Университета Джонса Хопкинса. — В тот период никто на самом деле не проводил тестирование на туберкулез. Конечно, если вы кашляли кровью, вам бы сделали рентген, но никто не обгонял болезнь. У одного из четырех пациентов был туберкулез. Многие болели бессимптомно. Благодаря Харту доктора смогли начать лечить пациентов до того, как у них возникали осложнения. И так как туберкулез — заразная болезнь, он смог отделить туберкулезных больных от остальных, чтобы остановить распространение».

«Туберкулез — стигматизирующая болезнь, – объясняет Кристина Фусс, специалист по лучевой диагностике кардиоторакальной области, старший преподаватель рентгенодиагностики в альма-матер Харта, теперь известной как Орегонский университет науки и здоровья. — Я думаю, что его личная история помогала ему понимать людей, которые боялись стигмы. Сегодня мы все еще используем рентген для диагностики туберкулеза — он остается ключевой частью тестирования. Харт, несомненно, был первопроходцем».

Харт работал с больными туберкулезом в штатах Вашингтон и Айдахо, а затем переехал в Коннектикут, где окончил магистратуру в области охраны здоровья в Йельском университете в 1948 году в возрасте 57 лет. Он продолжил свою работу с туберкулезом в Коннектикуте. «Харт работал в департаменте здравоохранения, — рассказывает Фишман. — Туберкулез — это проблема общественного здравоохранения. Так он смог совместить свой интерес к рентгенологии с интересом в области здравоохранения. Я полагаю, что благодаря именно его труду удалось создать и другие аналогичные программы в стране».

Переписывая историю

Остаток своей жизни Харт провел в Уэст-Хартфорде, штат Коннектикут, со своей второй женой Эдной Руддик и умер от сердечного заболевания в возрасте 71 года 1 июля 1962 года. В своем завещании Харт поручил юристу уничтожить его личные фотографии и записи, которые он хранил в двух запертых ящиках. Но в 1976 году историк Джонатан Кац опознал Харта как «Х» в записях Гилберта 1920 года и раскрыл историю врача. Шесть лет спустя Эдна Руддик Харт умерла, оставив большую часть своего имущества Фонду медицинских исследований Орегона в память о своем покойном муже.

«Когда мы раскрываем историю человека прошлого, в особенности кого-то, кто жил в начале XX века, кого-то, кого бы мы сегодня назвали трансгендерным человеком, — говорит Питер Боаг, профессор истории Университета штата Вашингтон, признанный специалист по истории ЛГБТ, — мы должны помнить, что хотя транс-идентичность исторически нова, люди часто забывают о том, что транс-персоны жили и раньше. Обнаружив историю транс-персоны в прошлом, мы не просто подтверждаем их существование сегодня. Мы переписываем всю нашу историю».

Вплоть до 1917 года Харт публично идентифицировала себя как Альберту Люсиль Харт и использовала местоимение «она». После перехода в 1917 году Харт публично идентифицировал себя как Алан Л. Харт и использовал местоимение «он».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera