Общество

Сериал «С любовью, Виктор» как манифест негетеросексуальных зумеров

На стриминговом сервисе Hulu вышел второй сезон молодежной романтической комедии «С любовью, Виктор». Это своего рода спин-офф фильма «С любовью, Саймон», основанного на романе Бекки Альберталли «Саймон и программа Homo Sapiens». Оригинальная история рассказывала про проблему аутинга, то есть принудительного «выхода из шкафа» гомосексуальных подростков. Сериал же пошел дальше и оказался довольно точной репрезентацией негетеросексуальных зумеров в целом.

Роман бисекусальной писательницы Бекки Альберталли (2015 год), а чуть позже и его киноадаптация (2018) от режиссера и открытого гомосексуала Грега Берланти (сериалы «Ривердейл», «Ты») стали важными событиями для американской и, пожалуй, мировой поп-культуры. Гей-сюжет здесь не только помог многим гомосексуальным тинейджерам совершить каминг-аут (после аутинга главный герой все же приходит к своему квир-счастью). Он адресован именно широкой аудитории, то есть не ограничивается зрителями с аббревиатурой ЛГБТК. В персонажах, а также в манере подачи истории было то, за что в свое время полюбили типичные книжки для подростков («Виноваты звезды» какие-нибудь): школьные проблемы, любовная линия, широкий спектр героев и героинь, несколько глянцевый образ происходящего. В фильме и вовсе все приправлялось мюзикловыми вайбами –– в какой-то момент Берланти врубал Уитни Хьюстон или популярного квир-исполнителя Троя Сивана. Все это, так или иначе, работало на принятие гомосексуальности (как своей, так и ближнего), на широкую дестигматизацию ЛГБТК-тем.

Сериал «С любовью, Виктор» начал выходить уже в несколько иной атмосфере. За последние два года — в США, по крайней мере, — произошел необычайный скачок эмпатии и принятия: то ли сработала новая культура поколения Z с совершенно иным восприятием ценностей, то ли общество, пусть и не везде, но наконец перебороло исторически привитую ему гомофобию. Соответственно, сегодня говорить о ЛГБТК-проблемах стоит несколько иначе, да и проблемы-то появились другие. И Виктор оказывается тем репрезентативным героем для эпохи 2020-х годов, точным отражением повестки, которая не сходит с уст исследователей теории поколения и изменения этических норм.

В отличие от оригинального произведения, сериал может похвастаться не только гоморепрезентацией. В поисках себя Виктор начинает анализировать весь спектр сексуальных идентичностей: бисексуал он или пансексуал, а, возможно, и гомофлексибильный человек. «Гугл», как говорится, в помощь –– что зрителям, что герою. Только к финалу первого сезона он останавливается на четкой гомосекусальности, хотя в этой определенности, учитывая его возраст, не стоит быть настолько уверенным. Ведь, например, его подруга, долго считавшая себя гетеросексуальной, к финалу уже второго сезона начинает чувствовать влечение к девушке.

Сериал, таким образом, осторожно подсказывает, как можно искать, принимать себя, а затем (во втором сезоне) уже и как строить свое социальное поведение в мире, где гомофобии уже меньше, но ее признаки еще, к сожалению, встречаются. Показательным в этом смысле оказывается эпизод, где члены баскетбольной команды, за которую играет Виктор, поначалу отказываются даже от переодевания с ним в одном пространстве, а затем начинают порицать уже не гомосексуальность, а гомофобию.

Долгое время квир-проекты и ощутимая часть квир-комьюнити, заявляя о себе, держались своего права на негетеро-секс. Вот, например, сериал — обладатель двух премий «Эмми» — «Истсайдеры». Он выходил в интернете в течение семи лет (с 2013 по 2019 год) и сейчас полностью доступен на Netflix. Главный герой Кэл (его сыграл режиссер, сценарист и продюсер проекта Кит Уильямсон) искал новое дыхание в отношениях через секусальные связи с большим количеством партнеров. Экспериментировал персонаж вместе со своим бойфрендом Томом. Иными словами, сексу и проблемам вокруг него было отведено довольно много экранного времени. 

 

«С любовью, Виктор» же не фиксируется на сексе –– первые постельные сцены появляются лишь в четвертом эпизоде второго сезона. Да, здесь нет разговоров о здоровье, контрацепции и профилактике ВИЧ, но отказ от очередного воспевания секспозитивной культуры кажется шагом более важным. Соцопросы среди представителей поколения Z, напомним, говорят об общем падении интереса молодых к сексу, поиске юных негетеросекусалов себя в асексуальном спектре. «Виктор» и в этом смысле оказывается ответом цайтгайсту. А за половым воспитанием можно сходить на тот же Netflix и посмотреть прославленный Sex Education.

Наконец, «С любовью, Виктор» –– это пособие для родителей ЛГБТК-подростков. Весь второй сезон мать Виктора пытается перебороть в себе религиозное сознание, исключающее принятие сына-гея, перебороть брезгливость к гей-сексу и восприятие гомосексуальности как чего-то опасного для ее младшего ребенка. К слову, он как раз принимает брата быстро и без усилий. Отец же вступает в инициативную группу родителей квир-тинейджеров и через осмысление сексуальности ищет еще и уходящие чувства к жене. Так, любовь снова становится ключом к решению если не всех, то многих бед. Наверное, именно за ее добрые вайбы, которые все время излучают практически все персонажи сериала «С любовью, Виктор», и стоит потратить время на просмотр. Он — в России уж точно — окажется не только приятным, но и полезным: с принятием у нас пока все еще не так радужно, как хотелось бы.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera