Мнение

Будут ли у трансгендерных спортсменок преимущества на Олимпиаде в Токио?


Участие трансгендерных женщин в спортивных соревнованиях скоро вновь окажется в центре внимания: тяжелоатлетка из Новой Зеландии Лорел Хаббард станет первой трансгендерной спортсменкой, которая примет участие в Олимпийских играх. Журнал Medscape взял интервью у спортивного физиолога Джоанны Харпер, которая сама является трансгендерной женщиной, о современных исследованиях. «СПИД.ЦЕНТР» публикует его перевод.

Харпер консультировала Международный олимпийский комитет (МОК) и другие спортивные организации по гендерным вопросам в спорте. Она перешла от исследований рака в докторантуру Университета Лафборо в Лондоне, в один из ведущих мировых институтов спортивных исследований, после публикации результатов соревнований среди спортсменов до и после трансгендерного перехода.

— В большинстве правил по участию трансгендерных женщин в соревнованиях требуются анализы на уровень тестостерона за предыдущие 12 месяцев с пороговыми значениями 5 наномолей на литр или 10 наномолей на литр. Это так?

— В 2016 году МОК принял руководство, согласно которому трансгендерные женщины могут соревноваться, если у них в течение года уровень тестостерона не превышает 10 наномолей на литр. Позже ИААФ (Международная ассоциация легкоатлетических федераций. — Прим. ред.) ввела правило, требующее 5 наномолей на литр. Но важно отметить, что в этих измерениях используются разные тесты.

Джоанна Харпер

Тест МОК основан на иммуноанализе, а в ИААФ — на методе жидкостной хроматографии и масс-спектрометрии, сокращенно ЖХМС. Получается, что 10 наномолей, получаемые в иммуноанализе, эквивалентны примерно 7,5 наномолям, подсчитанным по методу ЖХМС. Идея, что в легкой атлетике приемлема лишь половина нужного уровня тестостерона, абсолютно неверна, потому что речь идет о разных методах тестирования.

Национальная ассоциация студенческого спорта (NCAA) фактически не имеет ограничений по уровню тестостерона, она требует только годичного приема гормональной терапии. NCAA практически не проводит тестов на уровень тестостерона.

— После гормональной терапии уровень тестостерона быстро падает. Верно ли, что уровень тестостерона у трансгендерных женщин равен уровню тестостерона у цисгендерных женщин?

— Абсолютно. У 95 % цисгендерных женщин уровень тестостерона ниже 2 наномолей на литр. И в недавнем исследовании с участием почти 250 трансгендерных женщин установлено, что у 94 % из них уровень тестостерона был ниже 2 наномолей на литр.

На самом деле не имеет значения — 5 или 10 наномолей на литр. Потому что у большинства трансгендерных женщин он все равно будет меньше двух.

— У мужчин выше уровень гемоглобина, что позволяет большему количеству кислорода попадать в мышцы. Является ли их главным преимуществом повышенная выносливость, раз мышцы не утомляются так быстро?

— Да, наиболее важным физиологическим фактором для спортсменов на выносливость является гемоглобин. В спорте его часто измеряют как уровень гематокрита. Гематокрит — это процентное содержание эритроцитов в крови.

Это причина, по которой атлеты поднимаются на высоту, чтобы потренироваться, или [те, кто обманывает] используют кровяной допинг или эритропоэтин (ЭПО). Чтобы стать выносливым атлетом, нужно многое, но самым важным фактором является уровень гемоглобина.

— Уровень гемоглобина также падает при снижении уровня тестостерона, верно?

— Уровень гемоглобина следует за уровнем тестостерона. В течение нескольких недель после начала подавления тестостерона его уровень будет в пределах женских норм, но гемоглобину требуется немного больше времени, чтобы достичь соответствующего уровня, — вероятно, в диапазоне от трех до четырех месяцев. Примерно столько составляет жизненный цикл эритроцитов.

Поскольку у трансгендерных женщин новые эритроциты вырабатываются уже при более низком уровне тестостерона, их будет меньше, и уровень гемоглобина будет ниже, но на это уйдет от трех до четырех месяцев.

— О каких дистанциях обычно идет речь, когда мы говорим, что выносливость является преимуществом, — это бег на 800 метров или на дистанцию 1500 метров и выше?

— 800 метров — это, скорее, про скорость, чем про выносливость. Вы, вероятно, говорите о дистанциях на 1500 метров и выше, но это только атлетика, а есть еще плавание на длинные дистанции, велоспорт на длинные дистанции, триатлон. Есть большое количество видов спорта на выносливость.

— Как трансгендерный переход влияет на такие аспекты, как мышечная масса и сила?

— Мышечная масса и сила страдают в меньшей мере, чем гемоглобин, но у нас на самом деле нет исследований с участием трансгендерных спортсменов. В нашем и других исследованиях рассматривались не спортсмены. Следует отметить, что даже до начала гормональной терапии трансгендерные женщины в этих исследованиях были заметно менее сильными, чем цисгендерные мужчины. Говоря простым языком, трансгендерные женщины скорее умрут от голода, чтобы выглядеть как модели, чем будут качать мускулы, чтобы стать спортсменами.

Но эти исследования не рассматривали трансгендерных женщин, которые активно занимаются спортом. Мы обнаружили, что они не сильно теряют в силе или мышечной массе. Но до начала гормональной терапии они, вероятно, уже не были особо крепкими. Насколько этот вывод применим к трансгендерным спортсменам, остается спорным.

У меня нет абсолютно никаких сомнений в том, что трансгендерные женщины сохранят преимущество в силе над цисгендерными женщинами даже после гормональной терапии. Это основано на моем клиническом опыте, а не на опубликованных данных, но я бы сказала, что у меня нет никаких сомнений на этот счет.

— Ваш обзор показал, что мышечная масса тела и сила снижаются, но все равно остаются выше, чем у цисгендерных женщин, до 3 лет после гормонального перехода. Как вы думаете, они так и останутся на таком уровне или со временем произойдет дальнейшее снижение?

— Вероятно, действительно, наибольшие изменения силы трансгендерных женщин на гормональной терапии происходят в первые 12 месяцев, но данных все еще недостаточно, чтобы сделать окончательное заявление. Не исключено, что через 36 месяцев произойдет снижение, и недавнее небольшое исследование, проведенное в Бразилии, предполагает, что все преимущество в силе может исчезнуть. Но они просто сравнили силу хвата у 8 трансгендерных и 8 цисгендерных женщин с сопоставимыми индексами массы тела, так что, я думаю, что этот вопрос еще далек от решения.

— В недавней публикации было количественно оценено преимущество мужчин над женщинами в различных видах спорта, сравнивались данные о цисгендерных мужчинах и женщинах. В легкой атлетике и плавании разница была небольшой, лишь 12 %, в тяжелой атлетике она была на порядок больше, а в бейсболе достигла 50 %. Как вы думаете, эти сравнения верны?

— Я вообще не оспариваю данные о цисгендерных людях. Я думаю, что над этим хорошо поработали.

— Учитывая эту разницу, можно ли предположить, что в разных видах спорта у трансгендерных женщин могут быть различные преимущества?

— Абсолютно. С 2018 года я говорю, что мы должны рассмотреть правила для трансгендерных спортсменов в каждом отдельном виде спорта.

— Различия в силе между цисгендерными мужчинами и женщинами больше наблюдаются в мышцах верхней части тела, чем в нижней. Можем ли мы предположить, что у трансгендерных женщин больше преимуществ в тех видах спорта, где преимущественно задействована верхняя часть тела?

— Здесь значение имеет не только сила, но и рост. Трансгендерная женщина после гормонального перехода станет физически слабее, но ее рост не изменится. В таких видах спорта, как баскетбол или волейбол, их преимущества не станут меньше, поскольку преимущество в силе там не имеет такого большого значения, как в росте.

— До сих пор мы говорили о трансгендерных женщинах, совершивших переход после полового созревания. Наверное, если у женщины-трансгендера не было мужского полового созревания, то и никаких «преимуществ» не будет? 

— Я подозреваю, что трансгендерные девушки в среднем все равно были бы выше. Я не знаю этого наверняка. Преимущества могут быть минимальными. Когда МОК впервые, в 2004 году, ввел правила в действие, он заявил, что эти правила применимы только к трансгендерным женщинам, которые пережили половое созревание как мужчины.

Так что МОК уже давно заявил, что любые потенциальные «преимущества» для трансгендерных женщин, которые не проходят через период полового созревания, слишком малы, чтобы беспокоиться об этом. Большинство спортивных организаций сказали то же самое, хотя не все с этим согласны. 

— Что касается участия трансгендерных женщин в женском спорте, ваша цель — обеспечить честную конкуренцию?

Мне нравится использовать термин «здоровая конкуренция». Мы всегда ориентируемся на преимущества, ну или мы даже допускаем преимущества в спорте. И мы допускаем превосходство одной группы перед другой. Например, в бейсболе поле в форме ромба дает много преимуществ левшам над правшами. И мы позволяем этому преимуществу существовать.

С другой стороны, мы не позволяем боксерам-тяжеловесам выходить на ринг с боксерами в легком весе. И это важное отличие. У нас может быть здоровая конкуренция между бейсболистами-левшами и бейсболистами-правшами, несмотря на определенные преимущества. Фактически многие скажут, что ведущая левая или правая рука — один из самых важных факторов в бейсболе. Но между боксерами-тяжеловесами и боксерами-легковесами нет здоровой конкуренции: боксер-тяжеловес будет побеждать каждый раз. 

Вопрос состоит не в том, есть ли преимущества у трансгендерных женщин. Что действительно важно, так это могут ли трансгендерные женщины и цисгендерные женщины соревноваться друг с другом на равных?

Ничто не указывает на то, что трансгендерные женщины близки к тому, чтобы захватить женский спорт. Этого не происходит сейчас, и вряд ли это случится в будущем.

— Борьба делает спорт контактным и предполагающим столкновения. Международный совет регби недавно выступил против участия трансгендерных женщин в женском регби, сославшись на проблемы безопасности.

— Я абсолютно согласна с тем, что существует проблема безопасности, потому что в среднем трансгендерные женщины выше и крупнее, чем цисгендерные. Если посмотреть на характер столкновений, двумя важными факторами для них являются масштаб и скорость. 

Данные, которые мне удалось собрать у 20 бегунов на длинные дистанции и спринтеров, показывают, что трансгендерные женщины не быстрее, чем цисгендерные женщины. Однако исследование, проведенное Военно-воздушными силами США, предполагает, что трансгендерные женщины все-таки быстрее (но они никак не измеряли их степень подготовки). В любом случае они по-прежнему будут крупнее цисгендерных женщин. 

Теперь, конечно, вы действительно хотите знать, насколько крупнее трансгендерные женщины, играющие в регби, по сравнению с цисгендерными женщинами, играющими в регби? У нас нет данных об этом. Но все-таки трансгендерные женщины больше, чем цисгендерные, поэтому определенно есть основания для беспокойства по поводу потенциальной проблемы безопасности.

— Но вы выступаете за инклюзию и считаете, что проблему безопасности можно решить.

— Я не думаю, что запретить трансгендерным женщинам участвовать в спорте это правильный подход. Международный совет регби подсчитал, что риск увеличивается на 20–30 %, когда игрок среднего женского веса атакован игроком среднего мужского веса. Но, как я сказала ранее, если вы посмотрите на исследования трансгендерных женщин, не занимающихся спортом, они далеки от среднего мужского веса. Они находятся не более чем на полпути между средним весом женщин и средним весом мужчин и, возможно, даже ближе к среднему женскому весу.

Вопрос еще в том, насколько крупные женщины играют в регби. Нам это неизвестно. Мы подали заявку на получение гранта от Международного совета регби для изучения этого вопроса. Надеюсь, они вложат в это немного денег, потому что это важно.

Между прочим, Международный совет регби рассматривает игру только международного уровня, и ни одна трансгендерная женщина никогда не играла в международных матчах по регби. Таким образом, общий рост риска трансгендерных женщин в международном регби пока равен нулю, потому что их нет. Это может измениться — во Франции есть трансгендерная женщина, которая когда-нибудь может попасть в национальную команду, но пока этого очень мало.

Я предложила Международному совету регби ограничиться одной трансгендерной женщиной в каждой национальной сборной. Потому что даже если бы риск увеличился на 20 %, когда трансгендерная женщина в игре может атаковать цисгендерную, я вполне уверена, что это не так уж и много. Если только один из 15 игроков на поле будет трансгендером, то и процент атак, совершаемых трансгендерной женщиной, будет небольшим. Поэтому в процессе матча риск возрастет незначительно.

Это было мое предложение Международному совету регби, но они его не приняли. В настоящее время нет трансгендерных женщин, которым запрещено заниматься регби, потому что просто нет таких хороших игроков. Посмотрим, что будет дальше.

— Есть ли потенциальные проблемы у спортсменок-трансгендеров?

— Конечно. Женщины-трансгендеры имеют более крупную конституцию тела, которая теперь стремится к уменьшению мышечной массы и снижению аэробной способности, что может привести к снижению быстроты, выносливости, скорости восстановления и всему подобному, что может быть не так очевидно.

Как проявляются эти недостатки — мы пока не знаем, потому что исследования находятся на очень ранней стадии. Но идея о том, что у трансгендерных женщин есть только преимущества, не соответствует действительности. Я бы сравнила это с большой машиной с маленьким двигателем, конкурирующей с маленькой машиной с маленьким двигателем.

— Правда, что у трансгендерных мужчин нет «преимуществ» после трансгендерного перехода?

— Трансгендерным мужчинам разрешено вводить тестостерон, и никаким другим спортсменам это не разрешено. Пока точно неизвестно, но даже после приема тестостерона трансгендерные мужчины будут ниже ростом, легче и, вероятно, не достигнут типичной мужской силы. Это довольно существенные недостатки.

В исследовании, проводимом Военно-воздушными силами США, о котором я упоминала ранее, изучались трансгендерные мужчины и трансгендерные женщины в трех спортивных испытаниях до и после их гормонального перехода. Испытания включали бег на 1,5 мили, приседания и отжимания, которые они могут сделать за минуту. После 2 лет гормональной терапии трансгендреные мужчины сравнялись с цисгендерными мужчинами в беге на 1,5 мили и по количеству отжиманий в минуту и превзошли цисгендерных мужчин по количеству приседаний в минуту. У трансгендерных мужчин могут быть некоторые преимущества в спорте, посмотрим, чем все это закончится. Я все же склонна думать, что у трансгендерных мужчин меньше шансов добиться успеха в мужском спорте, чем у трансгендерных женщин в женском.

Есть некоторые виды спорта, в которых спортсмены делятся по весовым категориям, и тогда тот факт, что трансгендерные мужчины меньше, на самом деле не будет недостатком, потому что они обычно такого же размера, как и другие люди в этой весовой категории. Возможно, это те виды спорта, в которых трансгендерные мужчины добиваются большего успеха. Но опять же, очень рано судить об этом.

— Известно, есть ли разница (при условии, что они пережили половое созревание), если трансгендерная женщина совершила переход, скажем, в 21 или 31 год?

— Я не уверена, что есть разница между совершением перехода в 21 и в 31. Конечно, есть разница между 11 и 21. Я думаю, что любое дополнительное повышение тестостерона в промежутке с 21 до 31 года, который не может быть отменен гормональной терапией, будет очень небольшим.

— Это очень спорная тема, но вы, кажется, менее категоричны, чем некоторые люди, придерживающиеся двух противоположных точек зрения на этот вопрос. Это так?

— Меня критикуют люди по обе стороны этой «пропасти». Я стараюсь следить за данными. Я стремлюсь использовать логику, разум и рациональное мышление. И я стараюсь говорить об этих вещах спокойно — как вы, наверное, заметили, этого так не хватает в наше время. Возможно, я одна из немногих, кто это сделает, но, конечно, не единственная.

Хотя большинство людей, которых я встречала в международных спортивных организациях, хотят найти в этих дискуссиях свою «коварную» золотую середину.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera