Мнение

Государственная гомофобия, спидофобия, казни. Что ждет афганцев при Талибане*

Исламская мораль, основанная на законах шариата, предполагает смертную казнь за гомосексуальные отношения и стигматизацию ВИЧ-инфицированных людей. Не во всех мусульманских странах существуют такие меры наказания.

Чтобы узнать, что ждет ЛГБТ и ВИЧ-инфицированных людей при очередном режиме Талибана (движение признано террористическим и запрещено в РФ), нужно сравнить прошлое их правление и то, что было при афганском правительстве во время оккупации США.

Кратко об Афганистане и Талибане

Афганистан — одна из беднейших стран мира (219-е место по ВВП) с населением в 32 млн человек. В стране живут разные народы и племена: половина населения — пуштуны, треть — таджики, оставшиеся — хазарейцы, узбеки и другие. Большинство афганцев не умеют читать и писать, а без работы — треть населения страны.

Афганцы за последние 40 лет пережили вторжение СССР и США, а также несколько гражданских войн. После вывода советских войск гражданская война не закончилась, а разгорелась с новой силой. На территории страны возникали военизированные группировки — как радикально-исламистские, так и демократические. На юге страны в 1994 году появилось исламское движение Талибан (запрещено в РФ). На официальном языке Афганистана, пушту, слово «талиб» означает «ученик религиозной школы».

Костяк движения действительно составляли студенты-пуштуны религиозных школ, медресе, и их учителя, которые проповедовали им радикальный ислам. У многих из студентов был опыт участия в священной войне против советской армии. Тех, кто помоложе, обычно детей беженцев, обучали воевать прямо в медресе.

При поддержке пакистанских радикальных организаций Талибану к 1996 году удалось победить соперничающие группировки моджахедов и установить свою власть на бó‎льшей части Афганистана. Правление талибов закончилось, когда армия США начала вторжение в Афганистан в конце 2001 года. В тот год США обвинили талибов в укрывательстве Усамы бен Ладена, главы Аль-Каиды (запрещена в РФ), которая была виновна в организации нападения на здание Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагон 11 сентября 2001 года. 

В середине августа 2021 года, после того, как президент США Джо Байден приказал вывести из Афганистана последних американских военных, талибы вернули себе власть за считанные дни.

Основная миссия Талибана — это построение идеального исламского общества по законам шариата, подобное тому, которое существовало во времена расцвета Исламского халифата в 7–10 веках.

Гомосексуальность при талибах и после

Подавляющее большинство афганцев неграмотны, и их взгляды в значительной степени формируются религиозными догмами, проповедуемыми им необразованными священнослужителями и религиозными фанатиками. Понятие современного гражданского общества остается чуждым большинству афганцев. Из-за этого ЛГБТ были и остаются угнетаемыми, маргинализированными и преследуемыми.

Но однополая связь была и остается широко распространенной среди пуштунских племенных общин и других народностей Афганистана. В ее сущности, впрочем, лежат другие культурные аспекты, которые с первого взгляда мало понятны западному человеку.

В афганском обществе гомосексуальность в большинстве случаев связана с сексуальным насилием, демонстрацией доминирования и проституцией, а не с выражением идентичности и добровольными отношениями между людьми одного пола.

Обоюдные однополые отношения, основанные на взаимном влечении и любви, остаются табуированы и караются тюремным заключением, а при талибах — смертной казнью.

При талибах: шариат

Однополая связь запрещена в исламе. В стихах 7:80–7:81 Корана говорится: «Мы отправили Лута (Лота), и он сказал своему народу: “Неужели вы станете совершать мерзость, которую до вас не совершал никто из миров? В похотливом вожделении вы приходите к мужчинам вместо женщин. Воистину, вы — народ излишествующий”».

Хотя Коран напрямую не предполагает смертную казнь за однополую связь, исламское законодательство шариата одобряет убийство за подобный грех. Религиозные лидеры осуждают содомию как отвратительную форму блуда, загрязняющую человеческое общество, и призывают преданных мусульман очистить мусульманскую общину.

Еще до власти талибов, при режиме президента Раббани, в 1992 году было создано так называемое Министерство по поощрению добродетели и удержанию от порока — по подобию схожего органа власти в Саудовской Аравии. Оно отвечало за соблюдение исламских правил, используя специальную «религиозную полицию», которая патрулировала улицы и арестовывала женщин без хиджаба, мужчин с прической в «американском стиле» и тех, кто слушал музыку или запускал воздушных змеев. 

При талибах Министерство стало еще жестче следить за личной жизнью афганцев. Незаконными были объявлены сексуальные отношения между мужчинами и женщинами вне рамок традиционного брака. Талибы начали публично казнить афганцев, которые обвинялись в блуде, прелюбодеянии или содомии.

В феврале 1998 года талибы с помощью танка опрокинули кирпичную стену на трех мужчин, обвиненных в содомии. Двое погибли, однако третьему удалось выжить и сбежать из тюрьмы в Пакистан. 

В конце 1990-х годов глава Талибана, ныне покойный Мухаммед Омар, публично заявил, что как добровольная, так и принудительная содомия будут караться смертной казнью. Он добавил, что «Талибан не принимает то, что навязывают нам под именем прав человека, что противоречит священному праву Корана. Любой, кто разговаривает с нами, должен находиться в рамках ислама. Священный Коран не может приспособиться к требованиям других людей. Люди должны приспосабливаться к требованиям священного Корана». 

Однополое изнасилование не считалось грехом для талибов, особенно для охранников тюрем, в которых сидели бывшие противники террористов. По свидетельству одного из уволенных охранников, в кабульской тюрьме Пули-Чархи талибы пытали заключенных для развлечения. Чтобы оправдать свои действия, иногда во время пыток они задавали религиозные вопросы. Изнасилование молодых мужчин-заключенных происходило ежедневно. «Они входят в камеры под разными предлогами и берут с собой молодых заключенных, якобы для того, чтобы они убрали туалеты, подметали пол или выполняли другие поручения. Они приводят их в свои комнаты или палатки и насилуют. Молодые люди никогда не разоблачают этот подлый поступок, чтобы избежать позора и стигмы. Стоит отметить, что мужеложство распространено на всех постах талибов в городах», — рассказывают правозащитники. 

После вторжения США в Афганистан в 2001 году режим талибов в больших городах и в центре страны пал, но окончательно движение не было уничтожено. Талибы ушли в горные районы и начали вести партизанскую войну. На подконтрольных им территориях продолжали действовать все те же законы шариата со всеми вытекающими.

При демократах: уголовка

Однополая связь в Афганистане была и оставалась запрещенной, что при талибах, что при «демократическом» правительстве под эгидой США. Уголовный кодекс, принятый еще в 1976 году, предусматривает наказание за акт содомии в виде тюремного заключения. В статье 427 говорится, что лицо, совершившее супружескую измену или педерастию, приговаривается к длительному тюремному заключению. 

Но если Талибан убивал за содомию, то при новом правительстве смертная казнь в качестве наказания не использовалась ни разу. При этом афганская полиция эпизодически применяла Уголовный кодекс и арестовывала на короткие сроки попавшихся мужчин.

Многие ЛГБТ отмечали, что хотя гомосексуальность и была формально запрещена, они чувствовали себя в относительной безопасности в больших городах, таких как Кабул или Кандагар. Были открыты подпольные бары и клубы, где ЛГБТ могли свободно общаться и танцевать. 

Сексуальные отношения между женщинами в Афганистане пока что еще не изучены. У нас нет никаких сведений о лесбиянстве, кроме единичных анонимных интервью афганок.

Одна из них рассказала, что в Афганистане существует традиция, когда девушка может привести на ночевку в дом своих родителей стороннюю девушку, называя ее кхахаркханда, что можно перевести как «приемная сестра». Часто семьи не возражают против такого, полагая, что девушки приходят делать вместе домашнее задание.

Из анонимного интервью Би-Би-Си в 2016 году стала известная первая история о лесбийстве в Афганистане. 19-летняя Зейнаб рассказала, что работает стилистом-парикмахером в салоне в Кабуле, обслуживающем только женщин. В возрасте 15–16 лет она заметила, что ее привлекают не мальчики, а девочки. Ей потребовалось несколько лет, чтобы выразить свои чувства девушке, которая ей нравилась, и вскоре они стали парой.

Феномен бача-бази

Любовь и восхищение мальчиками-подростками составляли одну из главных тем средневековой персидской литературы и жизни при дворе падишахов. Считается, что известные правители Афганистана, такие как Махмуд Газнийский (971–1030) и Мохаммад Бабур (1483–1530), держали мальчиков в качестве любовников в своих гаремах. В своих воспоминаниях Бабур писал, что «единственный раз, когда [он], кажется, был увлечен другим человеком, это когда он страстно влюбился в маленького мальчика, которого увидел на базаре».

Известные персидские поэты сочиняли откровенные стихи, в которых описывалось увлечение мальчиками. В XVII веке самый известный пуштунский поэт-суфий Рахман Баба сочинил стихи, посвященные любви и красоте, где убеждает читателей, что он «сбежал с мальчиком по имени Маджнун». В 2009 году талибы взорвали гробницу поэта, потому что ее часто посещали любители поэзии, особенно женщины.

Если раньше такие отношения между мужчиной и мальчиком строились на дружбе и привязанности, а в стихах воспевалась красота и любовь, то сегодня это проявление подчинения и сексуальная эксплуатация несовершеннолетних. Сейчас это суровая реальность, с которой многим афганцам приходится сталкиваться ежедневно. Юные мальчики в возрасте десяти лет вынуждены наряжаться в женскую одежду и развлекать пожилых мужчин, которые затем их насилуют.

Мужчину, который охотится на мальчика, называют бача баз, а персидский термин «бача-бази» означает сам акт насилия. Бача-бази рассматривается насильником как демонстрация своей власти и авторитета, а также как средство унижения своих оппонентов.

Профессор Кандагарского медицинского колледжа в 2002 году подсчитал, что почти половина жителей города Кандагара мужского пола вступали в сексуальные отношения с мужчинами или мальчиками в возрасте от 12 до 16 лет, то есть прежде, чем у них отрастут бороды. Ничтожнейшая часть из них — это добровольные связи, большинство же — бача-бази. Причин распространенности бача-бази несколько. 

В закрытом патриархальном обществе мужчинам трудно как-то взаимодействовать с женщинами до вступления в брак. К тому же большинство афганцев живет за чертой бедности и не может позволить себе расходы на свадьбу (от 300 тыс. до 2 млн рублей). Это заставляет мужчин стремиться к сексуальным отношениям со своим полом. В одном интервью молодой пуштун, переехавший в США, признался: «Мне нравятся мальчики, но мне больше нравятся девочки. Просто там мы не можем видеть женщин, чтобы понять, красивы ли они».

Другая причина — это демонстрация власти. Бача-бази как практика является показателем статуса среди военачальников, командиров и влиятельных афганцев. Многие из них соревнуются друг с другом в том, у кого больше красивых мальчиков. Один из бывших моджахедов позднее признавался: «У меня был мальчик, потому что у каждого командира был партнер… Среди командиров есть конкуренция, и если бы у меня его не было, то я не смог бы конкурировать с ними». 

По афганским представлениям, насильники в паре бача-бази не считаются гомосексуалами, поскольку старший участник женат и имеет собственных детей. Принято считать, что эти мужчины не влюблены в мальчиков, поэтому это все «не по-настоящему» в глазах афганцев. В подавляющем большинстве мальчики — либо сироты, либо выросли в бедных семьях. Они никак социально не защищены и еле сводят концы с концами. 

Бача-бази, по существу, стало сексуальным рабством для бедных молодых афганцев: мальчиками нередко торгуют и обмениваются. Когда у них вырастает борода, мужчины их отпускают, чтобы найти новых, помоложе. Большинство из выросших бача-бази в итоге женятся и заводят детей.

Талибан традиционно питал отвращение к бача-бази. Движение запретило эту практику по всему Афганистану во время своего правления и жестоко карало насильников. Однако расследование The Los Angeles Times позволило журналистам уличить талибов в лицемерии, «потому что они якобы тайно содержат любовников в религиозных школах». 

После падения режима талибов бача-бази вновь появилась как практика. Проамериканское правительство не принимало никаких мер по защите мальчиков от сексуального насилия и рабства. Наоборот, афганские чиновники получали взятки, чтобы закрывать глаза на сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних. Лишь губернатор Кандагара Гуль Ага Шерзай запретил подросткам до 18 лет поступать на службу в армию, где они могли бы стать жертвами взрослых.

Некоторые из американских военных пытались поднять тему изнасилований бача-бази, но все было безрезультатно, поскольку США считают, что это является культурной проблемой, с которой афганское правительство должно справиться самостоятельно, и США не должны вмешиваться.

Уйдя в подполье, Талибан пересмотрел свои взгляды на бача-бази и использовал мальчиков как приманку для покушения на влиятельных афганцев. При их помощи они заманивали политиков и афганских богачей в ловушки и убивали их. Вновь придя к власти, талибы, по-видимому, продолжат бороться с бача-бази.

Трансгендерные персоны в Афганистане

В прошлом афганское общество относительно терпимо относилось к трансгендерам. Чаще всего их приглашали на праздники для исполнения танцев за отдельную плату. Но общественное мнение резко изменилось от терпимости к открытой враждебности после подъема исламского радикализма в 1990-х годах. 

Из анонимного интервью известна история 25-летней Гулалай, которая родилась мальчиком, но через несколько лет поняла, что она девочка. Когда она рассказала об этом своим родителям, они ей не поверили и не приняли ее. Родители неоднократно избивали ее. Не в силах справиться со своей ситуацией дома, Гулалай бежала в Пакистан, где ее познакомили с пожилым трансгендером, который взял ее на работу. Единственная профессия, доступная Гулалай, — это танцовщица, развлекающая мужскую аудиторию в Пакистане. Беженцы-трансгендеры, поселившиеся в соседних Иране и Пакистане, не желают возвращаться в Афганистан из-за вполне обоснованного страха смерти. 

Очевидно, что в представлениях талибов и по законам шариата транссексуальность является страшным пороком и будет караться смертной казнью.

ВИЧ в Афганистане

Государственные больницы отказывались лечить потребителей наркотиков до 2007 года. Им некуда было обратиться, пока в 2002 году не открылся Центр «Неджат» — первая организация, которая занимается проблемами наркопотребления и профилактики ВИЧ и СПИДа в Афганистане. Центр был создан группой неправительственных организаций на пожертвования всемирных фондов и организаций. Первоочередная цель центра заключалась в сокращении распространения заболеваний среди потребителей инъекционных наркотиков. Центр вел кампанию по информированию афганцев о ВИЧ и раздавал презервативы и новые шприцы в обмен на использованные. До 2021 года по всему Афганистану открывались и другие центры помощи, но с приходом к власти талибов они, очевидно, закроются. Любая помощь ВИЧ-инфицированным прекратится.

Афганское правительство только в конце нулевых годов начало признавать существование эпидемии ВИЧ в стране на государственном уровне. В 2007 году Министерство народного здравоохранения Афганистана выпустило первый документ: «План реализации проекта по профилактике ВИЧ/СПИДа в рамках Национальной программы по контролю за СПИДом».

Бо́льшая часть инфицирований в Афганистане происходит из-за совместного употребления опия и героина на фоне высокой распространенности туберкулеза и инфекций, передаваемых половым путем. К этому добавляются недостаточные знания о ВИЧ среди населения, ограниченный доступ к сексуальному образованию, низкий уровень грамотности и высокая стигматизация ВИЧ-инфицированных, потребителей инъекционных наркотиков, секс-работниц, мужчин, практикующих секс с мужчинами, и заключенных.

Достоверных данных о распространенности ВИЧ в Афганистане мало, а официальные явно занижены. Первый случай инфицирования ВИЧ был зафиксирован в 1989 году. В начале 2007 года официально зарегистрированное число случаев ВИЧ-инфекции составило 71 человек (18 женщин и 53 мужчины), выявленных только в двух городах: Кабуле и Герате. Согласно данным Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС), в Афганистане примерно 12 000 людей имеют положительный статус, а в 2020 году было зарегистрировано 1 600 новых случаев. 

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2009 году число потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) в Афганистане оценивалось в 20 000 человек. Их употребление в основном происходит на улицах и сосредоточено в городских округах. Небезопасное употребление считается основным путем передачи ВИЧ в Афганистане. 

Управление ООН по наркотикам и преступности проводило опрос среди наркопотребителей. Многие из опрошенных сообщали о небезопасной практике совместного использования игл и шприцев (47% опрошенных). Только 32% всех ПИН использовали презерватив во время своего последнего сексуального контакта. Кроме того, ПИН отличаются высокой мобильностью: 80% опрошенных недавно меняли место жительства, вернувшись из Ирана и Пакистана. Большинство из них — бездомные и безработные, бывшие беженцы от советской оккупации 1980-х годов, гражданской войны и последовавшего за ней правления талибов.

У нас отсутствуют какие-либо данные о распространенности ВИЧ среди МСМ, поскольку подобные исследования еще не проводились. Международное исследование Фонда «Наз» 2009 года пролило некоторый свет на сексуальное поведение и знания о МСМ в Кабуле и Мазари-Шарифе. Более 60% опрошенных МСМ сообщили о сексуальном дебюте в возрасте 19 лет, 25% из них пережили его насильно. 89% МСМ получали деньги или вещи за секс, в то время как 26% МСМ, опрошенных в Кабуле, сообщили, что за последний месяц у них было более 6 сексуальных партнеров, включая постоянных и незнакомых людей, в основном полицейских и военных. 

Немногие из афганцев имеют доступ к бесплатному тестированию. Те, кто проходит тестирование, сталкиваются со стигматизацией: глубоко религиозное обществом их избегает. ВИЧ связывают с сексуальной распущенностью и гомосексуальностью. В афганском обществе считается, что положительный статус встречается только у тех, у кого были «аморальные отношения».

Эксперты в области здравоохранения пытались убедить афганских чиновников запустить какие-либо государственные программы по распространению презервативов и чистых игл, но не были услышаны. 

Организации и активисты

О дискриминации ЛГБТ в Афганистане заговорили в 1990-е годы, когда гомосексуалы смогли переехать в Европу и США и совершить первые каминг-ауты. Благодаря им стало известно о жизни ЛГБТ в Афганистане при талибах и после.

Воодушевившись их примером, гомосексуалы стали выходить из тени и в самом Афганистане. Профессор Немат Садат вырос в США, но в 2012 году полетел преподавать политологию в Американский университет в Кабуле. Там он публично рассказал о своей ориентации и дискутировал с коллегами и студентами о равных правах для женщин и ЛГБТ в Афганистане, что вызвало гнев среди консервативных преподавателей. Из-за угрозы жизни Немату пришлось вернуться в США. 

Сейчас он помогает афганцам-геям подать заявление на предоставление убежища и покинуть страну. Немат рассказал об отчаянном положении афганцев: «Люди пишут мне сообщения, говоря, что вот мой паспорт, вот вся моя информация, пожалуйста, вытащите меня из этой страны, я умру». 

Каких-либо организаций, которые занимаются защитой прав ЛГБТ в Афганистане, не было и нет. Любые партии и другие гражданские общества не признают существование ЛГБТ-сообщества и не пытаются говорить на тему защиты прав меньшинств, боясь реакции консервативного мусульманского общества и клейма «партии гомосексуалистов».

Те немногие из них, которые продвигают гражданскую культуру и демократию, слабы и не способны повлиять на внутреннюю политику страны. Революционная ассоциация женщин Афганистана (RAWA) является единственной организацией, которая борется за права женщин и говорит о дискриминации сексуальных меньшинств. RAWA была создана в 1970-х годах и всегда выступала как против исламских радикалов, так и против иностранной оккупации: будь то советская или американская.

Выводы

Традиционное афганское общество было и оставалось гомофобным и спидофобным на протяжение последних десятилетий, но до нового прихода власти талибов наблюдались, хотя и очень небольшие, но все же сдвиги к постепенному выходу ЛГБТ из подпольной жизни. 

Официальные представители талибов еще не сделали никаких заявлений о правах ЛГБТ при их новом правительстве с момента захвата власти 15 августа. Но беспокойство растет с каждым днем. 

21-летний афганец в интервью для VICE подтверждает свои опасения: «Талибан выступил с речами о прощении афганцев. Это просто позерство для всего мира. Это не по-настоящему». 

Когда талибы установят полный контроль над Афганистаном и уладят политические проблемы, то затем они возьмутся за моральное воспитание афганцев, согласно строгому толкованию законов шариата. Гомосексуальность будет караться смертной казнью.

«Эти люди, цепляющиеся за самолет, они не сумасшедшие. Они образованы, у них была работа. Люди не цеплялись за самолет и не отдавали свои жизни, потому что Америка — это какой-то рай для них, нет. Они цеплялись за самолет, потому что знали, что здесь им не выжить. И мы имеем полное право не хотеть умирать», — рассказал афганец-гей.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera