Общество

Мальчики на каблуках и соревновательная агония. Как устроены вог-дома в России и за рубежом

Зародившаяся в середине прошлого века американская субкультура вог (vogue), объединявшая темнокожих ЛГБТ-людей — самую уязвимую категорию граждан в США, — сейчас завоевывает популярность по всему миру. Вог — это и стиль танца, базирующийся на повторении модельного позирования, и культурный феномен: он появился в среде тех, кого не принимали в обществе, обеспечивая им поддержку. Танцевальное искусство вогеры демонстрировали на балах — вечеринках-соревнованиях в подпольных клубах, а сами танцоры объединялись в команды, которые называли «семьями» или «домами». Иногда это были физические дома — члены команды буквально жили вместе. Сейчас такое встречается редко, но коллективы продолжают традиционно называть себя «домом» и «семьей». В том, как устроены сейчас вог-дома и балы в России и за рубежом и что говорят про вог его последователи, разбирался «СПИД.ЦЕНТР».

Балы для отверженных

«Вог — это про принятие себя. Если ты принимаешь себя таким, какой ты есть, то и другие люди тоже будут. На подиуме можно осуществить все, что ты хочешь, любые смелые фантазии», — рассказывает Мария (Mary Zorra). Мария состоит в команде Zorra и, как все члены этой семьи, на балах вместо своей настоящей фамилии использует фамилию дома. Она пришла в эту культуру случайно: в ее танцевальной студии открылся класс по вогу, она попробовала и уже шесть лет занимается этим стилем.

Mary Zorra

В отличие от Америки, где в вог попадали через философию, в России в эту культуру приходят через танец. Модельные позы, экспрессивная подиумная походка, быстрые ритмичные движения руками — главные особенности этого направления. Для выступлений надевают яркие костюмы и каблуки. Танцоры, стоявшие у истоков вога, копировали движения и стиль моделей глянцевого журнала Vogue. Это был гламур в мире самых уязвленных категорий граждан — афроамериканцев и латиноамериканцев-геев и трансгендеров, которым приходилось сталкиваться с гомофобией, расизмом, сексизмом и трансфобией. Они проводили соревнования — балы, где команды (которые затем начали называться «домами») показывали свое искусство. В сериале «Поза», рассказывающем о зарождении вог-культуры, один из героев определяет бал так: «Праздник жизни, которую весь мир не считает достойной праздника».

Данные о том, когда начали проходить первые вог-балы, разнятся: некоторые источники относят их появление к 20-м годам прошлого века, некоторые указывают более позднюю дату — 60–80 годы.

Гости балов приходят показать свое умение танцевать, соревнуясь друг с другом. Также есть нетанцевальные категории — словесные пикировки, показ костюмов. Если раньше балы проводились практически подпольно, то сейчас для этого снимают частные территории, объявления о балах появляются в тематических группах, и новички могут приходить на них, чтобы проявить себя и познакомиться с вог-культурой. 

В воге есть разбивка на стили: 

  • Old Way — модельные позы сменяют друг другу под музыку;

  • New Way — в отличие от Old Way, здесь больше гибкости и свободы в позировании. Его известнейший представитель — Вилли Ниндзя;

  • Femme — танец  с подчеркнуто женственными движениями, жестами из стриптиза и эффектными падениями.

Сейчас существуют два варианта балов — major-сцена и «кики»-сцена. Дом Zorra, в котором состоит Мария, относится к направлению «кики». Общепринято, что «кики»-бал — это место для новичков, с более мягкими требованиями, где акцент направлен на тусовку, а не на танец. А major-бал — это уже серьезное соревнование.

Barbara Lanvin

«У нас [в России] сложно отличить “кики”-сцену от major-сцены, потому что и там и там показывают мастерство в основном танцевальное. Но на “кики”-сцене бывает больше категорий каких-то смешных — непонятных, тусовочных. Например, на одном из “кики”-балов была категория Russian Bully Realness, и там нужно было выйти как русский гопник. Оценивали, насколько соответствующе ведет себя человек, насколько он внешне похож на гопника. Это было довольно прикольно и смешно», — рассказывает другая участница дома Zorra Варвара (Barbara Lanvin). Она пришла в вог после художественной гимнастики, получив разряд, и занятий дэнс-холлом, вдохновившись видео с танцем Fraules. Варвара также состоит в международном доме Lanvin — это major-сцена. «Грубо говоря, — поясняет Варвара, — “кики”-сцену можно сравнить с вечеринкой, а major — с соревнованиями. На “кики” все приходят тусоваться, а на major — зарубиться на танцполе в соревновательной агонии».

Один из участников известного американского вог-дома Сэм (имя изменено по просьбе героя) стал членом вог-семьи только в декабре прошлого года. «Это было похоже на путешествие. То, что я обрел в ballroom’е [культуре вог-балов], было не чем иным, как удивительным Искусством», — рассказывает Сэм. Что касается «кики»-сцены, в США, по его словам, это «почти как младшая лига, ступенька, чтобы попасть в „высшую лигу“ — обычный бал». «Но и на major-балах есть категории для новичков. Никаких обязательств, что новичкам сначала нужно проходить сцену “кики”, нет», — поясняет он.

Lilou West

«Как у нас на мастер-классах говорили иностранцы, “кики” — это от японского “для веселья”, for fun. И на балах часто, когда кто-то переживает, ссорится, какие-то конфликты начинаются из-за батлов, чтобы успокоить всех, говорят: “just for kiki”, мол, это все для веселья — just for fun», — рассказывает Лилу (Lilou West). Лилу тоже пришла в вог из спорта. «Поняла, что спортивный интерес, все эти соревнования мне не очень нравятся. Решила, что намного круче, когда ты получаешь удовольствие от того, что ты делаешь, и у тебя нет соблазна с кем-то соревноваться. Вог — это больше тусовка. Ты выходишь баттлить — не показать, что ты круче, чем другой. Просто показать, насколько ты сам крутой. Это еще и поддержка, добрая атмосфера».

«Kiki house Zorra создавался именно для того, чтобы поддерживать вог-танцоров в России, — рассказывает Barbara Lanvin. — Ведь изначально в нашей стране не было вог-домов. И Zorra был одним из первых, когда еще не было деления на разные сцены, он был просто House of Zorra».

Свои люди

Объединение танцоров в дома в США начало складываться в 70-е годы. Вог-семьи становились иногда семьями в буквальном смысле слова: в дома попадали «трудные подростки» и люди, которым было некуда идти, они жили вместе в одном доме. Сейчас слово «дом» носит номинальное значение, людей, которые живут вместе, практически не встретить. Но помощь в тяжелой жизненной ситуации и сейчас остается одним из главных принципов американской вог-культуры.

Вог-танцор из США

«Люди в вог-доме — это, по сути, одна команда. Они не обязательно живут вместе. Но те, кто нуждается в финансовой поддержке, эмоциональной поддержке, в поддержке в целом, могут получить это в доме», — рассказывает Сэм.

Первый вог-дом создала Кристал Лабейжа — афроамериканская транс-женщина, которая и стала Матерью дома. В домах традиционно присутствуют «мать», «отец», «дети», особенно талантливые из которых могут стать «принцами» или «принцессами» — то есть наследниками дома.

«Из того, что я понимаю об иерархии в домах (я сам пока новичок в ballroom’е, иерархия все еще существует. Есть ключевые роли, которые играют определенные люди — Матери и Отцы — в своем доме. В целом это характерно для большинства домов», — рассказывает Сэм.

В Америке стать членом дома непросто: для этого надо себя проявить, чтобы тобой заинтересовались представители команды. А попав в семью, человек берет себе фамилию дома и работает на его престиж. В России с этим проще — в большинстве случаев участники российских вог-семей просто договариваются друг с другом, подходит ли им кандидат. Но если дело касается международных домов, чаптеры (филиалы) которых представлены в России, все сложнее. «Попасть в [такой] дом очень непросто. Есть особые условия вроде побед на трех крупных балах, наличия каких-то статусов или какого-то определенного общения. Даже чисто по внешнему виду могут не брать в дом. И, конечно, нельзя попасть в американский дом, если тебя не одобрит Америка», — рассказывает Мария. Она вспоминает, как ее саму принимали в российский «кики»-дом Zorra: «Я часто езжу в Москву на мастер-классы, на балы, и танцоры также к нам приезжали в Поволжье. На этих мероприятиях я общалась с матерью и основателем дома Zorra Аник Ninja — она вообще пионер нашего русского ballrooom’a. А мой педагог Ivan West был отцом дома Zorra. И они с Аникой решили пригласить меня присоединиться к дому. Меня позвали перед крупным балом в Москве, и на нем меня представили как нового участника дома Zorra».

Вог-дом Zorra

Наиболее частой причиной распада вог-домов становились именно конфликты между участниками. Поэтому строгий отбор в команду можно понять. «Чтобы попасть в конкретный дом, нужно подходить по общению. Важно, как ты танцуешь, насколько круто ты это делаешь, но если ты человек, неподходящий этой команде, то тебя не возьмут. Даже если ты невероятно круто танцуешь», — обращает внимание Лилу.

Танец или жизнь

В США вог прошел путь от подпольных балов до гламурных клубов. Одним из прорывов в популяризации вога был клип Мадонны Vogue, названный так в честь танца, а не журнала. Королева поп-музыки буквально превратила субкультуру в мейнстрим.

Сейчас на известность этого направления во многом повлиял TikTok. Но, по словам Сэма, многие увлекаются вогом именно как танцем. «Можно с уверенностью сказать, что сейчас вог-культура определенно не такая подпольная, как была когда-то, — скорее, сейчас это мейнстрим. Кажется, за последний год все заинтересовались вогом. Челленджи в TikTok и других соцсетях, сериалы типа “Позы” и Legendary делают свое дело. Но, к сожалению, многие повторяют танцевальный аспект без полноценных знаний об этом стиле. И поэтому активные вогеры призывают людей посещать балы — чтобы увидеть все своими глазами. Вместо того, чтобы просто слепо подражать Искусству, созданному людьми, которые пережили угнетение, депрессию и нашли в этом свою исключительность».

Вог-дом Zorra

В России схожая история: вог становится все более популярным благодаря танцевальным передачам на телевидении, однако суть культуры там не раскрывается. Для многих вог становится просто экспрессивным танцем. Сами вогеры в России не всегда рассказывают подробности вог-культуры своим близким: вог по-прежнему тесно связан с ЛГБТ-культурой, его танцуют на каблуках даже мужчины, участники балов надевают яркую одежду и наносят макияж, ведут себя нарочито манерно — словом, выглядят нестандартно. Лилу рассказывает: «Мне легче [в этом отношении], потому что я девочка. Девочке там скрывать особо нечего. Я просто поддерживаю эту культуру. Родители все знают. Если бы я была мальчиком, который занимается вогом, мне, наверное, было бы тяжело. Но многие люди нашли в воге выход, какой-то путь, который помог им раскрыться в один момент, помог им рассказать о себе».

«Сейчас стали поднимать очень много социальных проблем — то же движение BLM, у меня многие знакомые выкладывали сторис в поддержку этого движения. Люди перестают бояться высказывать свое мнение. Я не думаю, что вог сильно влияет на популяризацию толерантности. Влияет само развитие мира», — делится Варвара.

Сэм подчеркивает: «Самое прекрасное в ballroom’е — то, что здесь рады всем. Каждый, кто захочет, может найти здесь свое место».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera