Общество

ВИЧ в СМИ: от "Чумы 20 века" к "Чуме 21 века"

"Изобретение Пентагона", "смертный приговор", "клеймо прокажённого" – такими словами описывали ВИЧ-инфекцию почти 30 лет и риторика СМИ менялась очень медленно. СПИД.ЦЕНТР подготовил обзор о том, как разные издания говорили о ВИЧ с начала эпидемии.

80-е

Сообщения о СПИДе в советских СМИ 80-х годов носили идеологизированный характер. Основным посылом было предположение о том, что "вирус СПИДа" (как тогда называли ВИЧ) – это результат разработок тайных лабораторий Пентагона. В материалах ссылались на сфальсифицированные иностранные источники. Одна из первых стала статья вышла в 1985 году в "Литературной газете" со ссылкой на подконтрольную КГБ индийскую газету Patriot.

К 1987-му (год, когда ВИЧ-инфекцию впервые зафиксировали в СССР) советские публикации о ВИЧ всё ещё содержали информацию о "рукотворном" происхождении вируса, который США, якобы, разносит через свои военные базы. Ещё одна особенность публикаций тех лет – заверения в полной безопасности жителей СССР, даруемой им "уголовным преследованием гомосексуализма, эффективной профилактикой наркомании и низким уровнем проституции".

В итоге, к концу 80-х годов у людей не было ни четкого понимания о том, как передается вирус, ни знаний о путях защиты от ВИЧ.

90-е

В 90-х официально признали, что версия создания ВИЧ в лабораториях Пентагона была придумана в КГБ. Ситуация с освещением заболевания как реальной угрозы человечеству постепенно шла на лад. Однако СПИД все еще оставался болезнью "других" и воспринимался как "импортная" болезнь: подтверждение тому, популярная в 90-е социальная реклама о мужчине, который уехал в круиз и привёз оттуда СПИД.

Информация в газетах гласит о "западном мире", а не о постсоветском пространстве. Позднее "другие" превращаются в "гомосексуалистов". Далее к стану потенциальных пациентов присоединяются "наркоманы" и "сотрудницы коммерческого секса". Четко формулируется понятие "групп риска", которые уязвимы к заболеванию – из чего все остальные могут сделать ложный вывод, что им гарантирована безопасность.


В 1993-м начали появляться прогрессивные инициативы по организации сексуального просвещения для школьников и студентов, легализации и регулированию коммерческого секса. Наконец, происходит дифференциация терминов СПИД и ВИЧ (что не мешает журналистам их регулярно путать). Но уже к 1995-му вновь был сделан разворот в сторону информационной изоляции.

К концу 90-х годов СМИ начинают трубить об очагах эпидемии по всей стране, но все еще не осведомлены о способах передачи вируса. Это приводит к настоящей панике и требованиям изолировать ВИЧ-позитивных людей. Их воспринимают как "биологическую угрозу". Если раньше о ВИЧ писали преимущественно сухим медицинским языком, то теперь все чаще стали появляться заголовки: "Спидоборцы пришли к компромиссу со спидоносцами".

Росло и число обсуждений темы. К 1999 году количество публикаций о ВИЧ выросло в несколько раз. О заболевании наконец начали писать как о комплексной проблеме, дискуссия велась не на языке сухих медицинских терминов.

Однако, появилась новая тенденция: упоминать ВИЧ в прошлом времени. Люди перестали бояться, хотя Восточная Европа официально выходила в лидеры по новым случаям передачи вируса.

Наконец, последней яркой чертой десятилетия оказалось ВИЧ-диссиденство. Оно проявляется в виде утверждений о том, что СПИД – заболевание, выдуманное фармакологическим компаниями с целью заработать денег. Уже в 1997-м году появлялись редкие публикации на эту тему, которые вызывали протест со стороны научного сообщества.

В этот же период росло внимание к проблеме ВИЧ и СПИДа в СМИ региона Восточной Европы, однако обсуждение стабильно носило скорее описательный, чем просветительский характер. Редкие попытки профилактики сталкивались с проблемой изначально неверного восприятия проблемы и способов ее решения. За это время люди научились жить с ВИЧ как с фактом окружающей действительности, но так и не научились с ним бороться.

2000-е

В начале 2000-х на страницах российских СМИ сталкиваются противоречивые мнения о СПИДе (журналисты чаще использовали именно слово СПИД, а не ВИЧ-инфекция). Появлялось всё больше материалов в поддержку ВИЧ-отрицания, но это не мешало журналистам опубликовать целую серию материалов об испытании якобы революционного препарата для лечения ВИЧ "Арменикум" (который в итоге оказался совершенно неэффективным).

Появление лженаучных сенсаций можно объяснить стигматизацией темы ВИЧ-инфекции. К началу 2000-х во всём западном мире активно внедряли антиретровирусную терапию, но в РФ она была недоступна. Из-за этого ВИЧ казался неизлечимой болезнью, а люди, живущие с вирусом, предпочитали не говорить об этом вслух.

Чаще всего стигматизация темы ВИЧ представлена в обсуждении проблемы уязвимых групп. Наркопотребителей в таких статьях называли "маргиналами которые никогда и никуда не интегрируются". С сочувствием говорят только о ВИЧ-позитивных детях, которые получили вирус при переливании крови или от матерей.

Интерес вызывала судьба маленьких пациентов из Элисты и Волгограда, которые в конце 80-х получили вирус в больничных условиях. К середине 00-х больше половины из них умерли, но остальные начали принимать АРВ-терапию и смогли сохранить жизнь и поправить здоровье.

Всё больше сообщений о передаче ВИЧ – в том числе внутрибольничной – приходило из стран СНГ, особенно Центральной Азии. В 80-90-х годах они были меньше затронуты ВИЧ-инфекцией, чем Россия, но со временем заболевание распространилось и в этих государствах. Один из характерных примеров – массовое инфицирование в детской больнице казахстанского Шымкента.

К середине нулевых годов на западе СПИД окончательно перестал быть "смертным приговором". Но российские журналисты не собирались снижать градус негатива и писать о ВИЧ как о хронической болезни. Так, в одном из материалов автор употребляет штамп "вечное клеймо прокаженного" в отношении ребёнка, которому поставили диагноз ВИЧ в 2004 году.

В нулевых появляется всё больше сообщений об акциях ВИЧ-активистов. Они боролись за доступ к АРВ-терапии: в то время всё больше людей умирали из-за отсутствия бесплатных лекарств.

В 00-х годах о ВИЧ писали и глянцевые журналы, но в большинстве случаев это были статьи об активности актёров или певцов, которые жертвовали деньги на борьбу с ВИЧ в странах Африки. О том, что ВИЧ есть и в постсоветском пространстве, читатели глянцевых журналов узнали лишь в конце 2000-х, когда музыкант и ВИЧ-активист Элтон Джон вместе с супругом пытался усыновить 14-месячного ВИЧ-позитивного мальчика, который жил в детском доме Украины. Но власти страны заявили о том, что потенциальный усыновитель слишком стар для отцовства. Хотя многие сочли, что истинной причиной отказа в усыновлении стала гомофобия.

2010-е

В начале 10-х ситуация с освещением темы ВИЧ меняется, появляются статьи с посылом "ВИЧ – не приговор": журналисты уже реже путают ВИЧ и СПИД, рассказывают о том, что заболевание вышло из "групп риска" и что ВИЧ не мешает рожать здоровых детей.

При этом, авторы материалов всё так же отстраняются от людей, живущих с ВИЧ: "В Петербурге сегодня 40 тысяч ВИЧ-инфицированных людей. Эти люди живут среди нас". Само противопоставление "этих людей" и "нас" предполагает, что среди читателей данного материала ВИЧ-позитивных людей быть не может.

Ещё одна характерная особенность – повышение интереса аудитории к научному аспекту темы ВИЧ – появляется всё большего количества обзоров об исследованиях по ВИЧ-тематике, в том числе об узкоспециальных темах: АРВ-терапии или попытках создать альтернативные способы подавления вирусной нагрузки. Но освещение ВИЧ с этой точки зрения более характерно для деловой прессы. В массовых изданиях о заболевании всё так же пишут на "низовом" уровне, используя штампы 20-летней давности: "чумой ХХ века" стала "чумой ХХI века".

В 10-х годах в СМИ появляется ещё одна остросоциальная тема – недостаточная обеспеченность пациентов с ВИЧ антиретровирусными препаратами. В середине 2000-х появился закон, согласно которому АРВ-терапия должна была стать доступной всем пациентам с подходящими для этого медицинскими показателями. Но в СМИ всё чаще писали (и по сегодняшний день пишут) о перебоях в поставках АРВ-препаратов.

К середине 2010-х стал популярен формат монолога-исповеди: человек рассказывает об особенностях жизни с ВИЧ – анонимно либо с открытым лицом.

В 2015-м происходит первый ВИЧ-аут публичной персоны: телеведущий "Дождя" Павел Лобков в эфире программы Hard Day's Night рассказывает о том, что уже 12 лет живёт с ВИЧ. Также в конце 2015 года начинает работу информационный портал фонда "СПИД.ЦЕНТР". Он становится одним из первых независимых российских СМИ, которое полностью посвящено теме ВИЧ-инфекции, сопутствующих инфекционных заболеваний и особенностей жизни с ВИЧ. Одна из задач фонда – говорить о ВИЧ без стигмы и дискриминации, тем самым формируя новое отношение к заболеванию – как к хроническому заболеванию, а не "смертному приговору".

Расширенная версия этого обзора будет опубликована в докладе ЮНЭЙДС.

Елена Долженко, Сергей Абдурахманов

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera