Общество

Выбора нет

Минюст объявил иноагентом алтайскую организацию "Выбор", которая занимается профилактикой ВИЧ-инфекции среди беременных женщин и подростков, а также проводит акции по тестированию в Бийске, где заболеваемость ВИЧ-инфекцией, по неофициальным данным, может достигать 7%. СПИД.ЦЕНТР поговорил с главой организации, Еленой Мельниковой, о перспективах работы "иностранного агента" в небольшом российском городе.

"Выбор" оказывает психологическую подержку и занимается социальной реабилитацией ВИЧ-положительных людей в Алтайском крае, в котором сложилась одна из самых тяжёлый эпидемиологических ситуаций по ВИЧ-инфекции.

Организация проводит подготовку волонтеров-консультантов по программе "равный-равному", помогает в принятии статуса беременным женщинам и подросткам, а также проводит программу анонимного бесплатного тестирования. Распространенность ВИЧ-инфекции в Алтайском крае – до 1,05% (выше порога генерализованной эпидемии). Регион вошёл в первую десятку субъектов РФ по показателю заболеваемости за 2016 год. В отдельных городах – например в Бийске, где и работает "Выбор" – ситуация критическая.

Какова ситуация с эпидемией в регионе на сегодняшний день?

Изнутри ситуация еще хуже, чем та, которую показывают официальные цифры. Статистика сама по себе достаточно поверхностна. Официально в Бийске живут 2077 ВИЧ-положительных людей на 200 тыс. населения, но даже это не показывает всей тяжести реальной ситуации.

Надо понимать, что Алтайский край – это бедный регион, что напрямую влияет на распространение ВИЧ. Очень часто у нас люди выявляются в 40-50 лет на той стадии, когда сделать уже ничего невозможно: им вместо ВИЧ ставят, к примеру, туберкулез, либо пневмоцистную пневмонию. Соответственно, чистой статистики просто не существует.

Мы работаем и с опекунскими семьями, где у опекунов часто нет понимания, как воспитывать детей с ВИЧ. Они не понимают, что этим детям нельзя искусственно повышать иммунитет, нельзя увозить их в горы. В связи с бедностью в Алтайском регионе распространена практика покупки дешевого жилья в сельской местности с отсутствующей инфраструктурой – для семей нет более доступной альтернативы. Безусловно, там нет никакого сообщения. Учитывая укрупнение системы здравоохранения и закрытие точек в маленьких поселениях ситуация становится еще сложнее.

Более того, к городу Бийску относится 14 районов, в которых ситуация еще хуже – там никого специально на ВИЧ не тестируют. В виду бедности и местных патриархальных традиций складывается ситуация, в которой мужчины "мигрируют" из одной семьи в другую, а женщины, находясь в зависимости от мужчин, перенимают от них ВИЧ-статус. Если в городах сейчас пока еще больше ВИЧ-положительных мужчин, то в сельском населении уже больше женщин.

Чем занимается ваша организация?

Мы работаем с 2007 года. Кроме профилактических программ, мы ежегодно готовим порядка 50-70 волонтеров в рамках программы "равный-равному". Они непосредственно выезжают во все учебные заведения, где пытаются донести полученную информацию до аудитории.

Наш стационарный офис сейчас переживает не лучшие времена: из трех комнат осталась одна. В нем работают психологи с программой сопровождения ВИЧ-положительных беременных, которая идет уже 7-й год. Женщин готовят к принятию статуса, а также к профилактике передачи ВИЧ ребёнку.

Также около пяти лет мы сопровождаем ВИЧ-положительных подростков, нередко это дети, которых опекуны забирают из сиротских домов. Родители многих из них умерли, большинство живут с дедушками и бабушками и пока не знают своего ВИЧ-статуса – мы готовим их к принятию диагноза.

Помимо этого мы сопровождаем подростков, которые получили вирус половым путем – в том числе девочек, пострадавших от изнасилования. Кроме того, идет программа экспресс-тестирования в Бийске. В прошлом году в рамках европейской недели тестирования мы выявили 41 положительный результат из 600 тестов. Результаты этого года еще подсчитываются, но по некоторым данным выходит до 7% положительных результатов.

На основании чего вас пытаются объявить иностранным агентом?

Мне озвучили информацию о том, что это связано с проектом, который проходил в 2014 году. Его финансирования исходило от гранта Глобального Фонда и проходило через российское некоммерческое партнерство "Эсверо" (признано иностранным агентом в 2016-м – прим.). По данному проекту уже проходила проверка и все было нормально, но в этом году ситуация изменилась, хотя финансирование шло не напрямую от иностранных фондов.

Помимо нас и "Эсверо" в рамках гранта Глобального фонда работали три организации, но претензии появились только к нам. Вероятно это связано с тем, что две другие организации работают на базе Центров СПИД, а мы – самостоятельно.

При этом непонятно, что здесь можно делать, учитывая, что с нынешним объемом работы не справляются все существующие организации.

Помешает ли этот статус вашей дальнейшей работе?

Для нас статус иностранного агента безусловно означает ужесточение условий существования. Даже не учитывая фактор усложнения отчетности: в маленьком провинциальном городе подобный статус грозит тем, что с нами просто перестанут сотрудничать. Придётся проводить огромную просветительскую работу, на которую не хватит ресурсов.

Сейчас мы в будем пытаться всеми способами продолжить работу, потому что в условиях региона с подобной эпидемиологической ситуацией останавливать ее просто невозможно, так как возобновлять придётся фактически с нуля. Складывается ощущение, что кто-то пытается нас закрыть.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera