Профилактика

Без презервативов, но с духовностью

История профилактики ВИЧ-инфекции в России – это путь от попыток ввести секс-просвет в школах и помощи крупных международных доноров, до практически полного запрета говорить с несовершеннолетними о безопасном сексе. "СПИД.ЦЕНТР" разобрался в том, как ВИЧ-инфекция стала табуированной для подростков темой.

Мнимая свобода

Принято считать, что 90-е годы – это расцвет либерализации секс-просвета в России, когда о здоровье и рисках можно было открыто и свободно говорить с людьми разных возрастов. Это верно лишь отчасти. Профилактику ВИЧ среди подростков активно поддерживал Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ). Подростками и молодежью также занимались региональные НКО: например, уральский "Холис", или челябинский фонд "Береги себя", у которого была отдельная программа о репродуктивном здоровье молодёжи.

При этом, попытка ввести курс секс-просвета во всех школах России провалилась. В 1994 году Минобразования создало общественный экспертный совет, который должен был подготовить программу полового просвещения для школ. В неё входили именитые учёные: например, российский социолог и "отец" отечественных гендерных исследований Игорь Семёнович Кон. В своей книге "Сексуальная культура в России" Кон писал о том, что финансовую помощь для подготовки программы секс-просвета выделил Фонд народонаселения ООН. Однако инициатива столкнулась как с бурным противодействием консервативных СМИ, так и с набиравшей популярность РПЦ.

Так, московский священник Артемий Владимиров писал, что вместо уроков полового просвещения в школах должны быть введены уроки целомудрия. Свои слова он подтверждал аргументацией о телегонии (псевдобиологическое учение, которое утверждает "накопление" генетического материала секс-партнёров в организме женщины – прим.).

"Человек, лишивший девицу девства отравит всю последующую жизнь не только ей, но и ее детям. Ибо клетки прелюбодея, проникшие в лоно незадачливой романтической девушки, остаются там десятилетия и затем вступают в сражение с плодом, который заблагорассудится когда-то зачать этой потрепанной жизнью душе", – писал Владимиров.

Секс-просвету начали противостоять и политики. В 1996 году на заседании комитета по безопасности Госдумы прозвучал доклад некоего Фонда социально-психического здоровья семьи и ребенка. По словам его авторов, англичане "озабочены проблемой подростковой импотенции: начав жить половой жизнью в 9 лет, подростки к 12-ти нередко становятся импотентами".

Впоследствии уроки сексуального просвещения так и не появилась в российских школах. Хотя необходимость в этом была: 90-е в России ознаменовались не только началом эпидемии ВИЧ, но и резким ростом уровня ИППП среди подростков. Игорь Кон писал о том, что с 1990 по 1996 г. заболеваемость сифилисом среди российских подростков возросла в 68 раз. А рост уровня хламидиоза и генитального герпеса привёл к тому, что среди урологов появился новый диагноз "хронический юношеский простатит".

…пока не пришел "родком"

Уже в начале двухтысячных в российской "сексуальной революции" началось планомерное "закручивание гаек", а просвещение подростков решили взять в свои руки так называемые "родительские комитеты". Первые "родкомы" в России появились в 2004-2005 годах – эти общественные движения решили защитить детей от "вредоносной информации", чаще всего через призму православия. Профилактику ВИЧ они называли "совращением малолетних", поскольку подросткам рассказывали о сексе.

"Разговоры о презервативах никак не вписываются в религиозную концепцию. Сначала это были лишь дискуссии, устные возмущения. Но позднее дискуссия переросла в судилища – другого слова подобрать не могу", – рассказал ВИЧ-активист и волонтёр СПИД.ЦЕНТРа Мехти Ализаде.

Первой ласточкой стало уничтожение организации "Холис" в Екатеринбурге. В 2006 году Ассоциация родительских комитетов столицы Урала направила президенту РФ Владимиру Путину открытое письмо, в котором рассказала о том, что под видом профилактики ВИЧ "Холис" "пропагандирует гомосексуализм, педофилию, групповой секс и наркотики". Программы, против которых выпустили православные родители, были разработаны при поддержке ЮНИСЕФ и администрации Екатеринбурга. Однако после скандала центр был закрыт. Тогда борцы за нравственность (среди которых оказались и журналисты) назвали это победой над "нечистоплотной деятельностью растлителей".

Между тем, сейчас Екатеринбург является одним из лидеров по числу ВИЧ-положительных людей. Весь 2017-й год город боролся с нелестным званием "столицы СПИДа".

Без иностранных денег

Бывший координатор программы ЮНИСЕФ "Здоровье и развитие молодежи" Карина Вартанова вспоминает, что в ее программе о здоровье подростков и молодых людей профилактике ВИЧ уделялось большое значение. Так было до конца 2011 года, когда программу закрыли.

"Сперва пошли разговоры о том, что профилактикой ВИЧ среди подростков нужно заниматься без указания слов "секс" и "презерватив". Но во второй половине нулевых началось массовое сворачивание всех профилактических программ, их перестали финансировать и поддерживать", – рассказала Вартанова.

По словам экс-сотрудника ЮНИСЕФ, программы закрывали несмотря на то, что они показывали реальную эффективность: в тех городах, где с подростками прорабатывали вопросы репродуктивного здоровья, было видно резкое снижение количества абортов и ИППП.

В 2004–2013 годах крупнейшим донором профилактики ВИЧ-инфекции в России оставался Глобальный фонд. Однако позднее Всемирный банк классифицировал РФ как страну с высоким уровнем дохода. В итоге, международная поддержка постепенно ушла из страны.

Свою роль сыграло и прямое давление на НКО. "Иностранными агентами" были признаны ВИЧ-сервисные фонды "ЭСВЕРО", омский "Сибальт", екатеринбургская "Эра здоровья", Фонд Андрея Рылькова, "Апрель" из Тольятти и другие организации. Комментируя ситуацию, депутат Госдумы Александр Сидякин, призвал не позволять "НКО-грантоедам и государствам-русофобам диктовать нам повестку и навязывать ценности".

Агентство США по международному развитию (USAID), которое за 20 лет работы в России потратило около $2,7 млрд на борьбу с туберкулезом и ВИЧ, в октябре 2012 года прекратило работу в РФ. Москва объяснила отказ от помощи со стороны USAID тем, что "характер работы представителей агентства в нашей стране далеко не всегда отвечал заявленным целям содействия развитию двустороннего гуманитарного сотрудничества". По этой же причине к концу 2012 году завершил все свои проекты в России и указанный выше ЮНИСЕФ.

Российская политика привела к резкому сокращению деятельности в России "Врачей без границ", хотя организация по-прежнему имеет планы на работу в России: "Мы не уходим, у нас есть планы на будущее в России, о которых мы сообщим позже", – сообщила пресс-секретарь российского отделения организации Анастасия Андреева.

Родители против

Процесс уничтожения уроков профилактики ВИЧ идёт до сих пор. Весной прошлого года всероссийскую известность получила челябинская организация "Компас" – после того, как на сайте Роскомнадзора (РКН)  появилось заключение экспертизы по программе тренинга о профилактике ВИЧ. Эксперты, аккредитованные РКН, заявили, что семинар "разрушает российские семейные ценности, эксплуатирует интерес к добрачному и внебрачному сексу".

Инициатором экспертизы стала организация "Родительское всероссийское сопротивление", которую в 2013 году учредил политолог Сергей Кургинян. Её члены выступают против ювенальной юстиции и поддерживают декриминализацию домашнего насилия. Экспертизу проводили члены "сопротивления" – клинический психолог Жанна Тачмамедова и психолог-консультант Оксана Хмурова. При этом, на самом тренинге Хмурова и Тачмамедова не присутствовали, а выводы о его содержании сделали по итогам любительской записи, которая, к тому же, была перемонтирована так, чтобы выставить авторов семинара в негативном свете.

В настоящий момент организация "Компас" продолжает существовать, но уроки о профилактике ВИЧ проводит преимущественно для студентов колледжа – школы, напуганные сложившимся положением дел, такие занятия заказывать перестали.

Уроки о профилактике ВИЧ, которые учителя проводят самостоятельно, также сталкиваются с противодействием "родкомов". Так, в декабре минувшего года родители Тюмени выступил против школьных уроков, на которых ученикам рассказывают о причинах передачи ВИЧ-инфекции. С точки зрения членов комитета, данные уроки не адаптированы к полноценному восприятию учениками 9-11-х классов,  поскольку в ходе занятия детям дают знания о сексе и применении барьерной контрацепции.

При этом, в школах планируют преподавать курс о нравственности, подготовленный священником и монахиней. В рамках курса ученикам собираются рассказать, в частности, о том, что презерватив защищает от ВИЧ всего на 40%, а количество ВИЧ-позитивных граждан в Америке в 250 раз больше, чем в России (оба факта неверны – прим.). Однако этот курс не встретил противодействия со стороны родительских комитетов.

Никаких презервативов!

В 2017 году бурную реакцию общественности вызвала организация всероссийского онлайн-урока о ВИЧ для российских школьников. На сей раз Минобрнауки возмутило упоминание слова "презерватив". Чиновники предложили заменить название контрацептива "эвфемизмами".

"Мы настаивали на гигиеническом прочтении темы. Профилактика инфекционного заболевания – это вопросы личной гигиены. Это диссонировало с общей логикой акции, направленной на пропаганду верности. В любом случае, ажиотаж вокруг запрета слова "презерватив" надуман", – рассказал "СПИД ЦЕНТРу" разработчик урока Сергей Буланов.

По его словам, профилактика ВИЧ – это вопрос школьных стандартов по биологии и ОБЖ: "Мы ориентируемся на стандарты и работаем в правовом поле. Это вопрос восприятия. Одни читают высказывание регионального министра здравоохранения о бесплодии женщин, у которых было семь половых партнёров, другие читают научные статьи по этой теме. Я ориентируюсь на результаты научных исследований, а не на частные мнения людей", – добавил Буланов.

Главной сторонницей профилактики ВИЧ посредством отказа от внебрачного секса стала депутат Мосгордумы, председатель комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмила Стебенкова. Ранее она заявляла, что данные об уровне ВИЧ в России – это небылицы: "Вместо распространения презервативов мы пропагандируем среди молодежи верность партнеру, это гораздо эффективнее".

"Сегодня ВИЧ – это результат распущенного поведения, разврата. По большому счету, почему мы с вами говорим о половом дебюте в 14 лет? Это нормально, скажите мне? Это ненормально! В 14 лет ребенок ничего не понимает. Он и в 18-то лет толком ничего не понимает, но хотя бы уже совершеннолетний. Я хочу, чтобы нашим девушкам дарили не презервативы, а обручальные кольца. В этом разница между либеральным путем профилактики и консервативным", – рассказывала Стебенкова в ходе дискуссии о ВИЧ в Новосибирске.

Похожей логикой руководствуются и главы регионов РФ. К примеру, в 2017 году губернатор Тюменской области Владимир Якушев заявил, что ВИЧ-инфекция распространена в экономически стабильных регионах: "Чем богаче люди, тем больше подорваны нравственные устои, тем они беспечнее, хотят экстрима. К половым связям люди безобразно относятся", – заявил он.

Тем временем государство продолжает оплачивать "идеологическую верную" профилактику ВИЧ: "В основном деньги получают приближенные к государству НКО, которые действуют в соответствии с общей идеологией. Речь идет о пропаганде верности и воздержания, да еще и с патриотическим духом", – подытожил Мехти Алиадзе.

Никто не знает о ВИЧ

Аргумент в пользу уроков о нравственности – за последнее годы ВИЧ-положительных подростков в России стало значительно меньше. Однако руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский рассказал "СПИД.ЦЕНТРу" о том, что изменился процесс передачи ВИЧ-инфекции.

"Для того, чтобы получить ВИЧ, надо приобрести определенный сексуальный опыт или опыт в использовании наркотиков. В 90-е годы была трагическая ситуация, когда распространители наркотиков проникали в школы, молодежные клубы. В итоге многие получали ВИЧ-статус, не имея еще никакого сексуального опыта", – сказал Покровский.

Сейчас наркотиками увлекаются уже после 20 лет, а на первое место среди способов передачи ВИЧ вышли половые контакты: "До 20 лет ВИЧ-инфекцию получают гораздо реже, чем раньше. Чаще всего ВИЧ-статус диагностируют после 30 лет, когда человек уже много раз подвергал себя риску инфицирования", – уточнил Покровский.

Покровский уточнил, что из сексуально безграмотных подростков вырастают сексуально беграмотные взрослые: "Люди к 30 годам считают себя взрослыми, но никаких знаний о передаче ВИЧ не имеют", – заключил Покровский.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Google Chrome Firefox Opera