Общество

История киберсекса с 2018 по 2073 год

Эссе Кэти О’Нил, вышедшее в издании Boston Review, о том, как секс с роботами стал безопаснее (и приятнее), чем секс с реальными мужчинами. СПИД.ЦЕНТР публикует перевод.

Немногие знают, что когда-то давным-давно идея киберсекса не вызывала никакого воодушевления в обществе. В 2010-х видные ученые выражали серьезную обеспокоенность тем, что секс-роботы созданы мужчинами и для мужчин. По их мнению, рост популярности киберсекса лишь способствовал укреплению представлений о женском теле как объекте удовлетворения сексуальных желаний и жестокого обращения.

И в самом деле, происходившее на заре эры секс-роботов и секс-кукол вызывало тревогу: полчища клиентов-мужчин, роботы, как правило, имитирующие молодых, пассивных, сексапильных телочек. В какой-то момент мужчины уже с трудом отличали «реальных» жен от жен-роботов, и в обществе возникли опасения, что дальнейшее распространение роботов-любовниц нарушит симметрию брачного рынка — у женщин не останется выбора, и они будут вынуждены существовать в рамках устаревших, женоненавистнических или даже абьюзивных моделей отношений.

Одним словом, считалось, что наступление эпохи киберсекса приведет к дестабилизации общества, а власть в очередной раз окажется в руках мужчин.

Сейчас, спустя более чем 50 лет, эти представления о будущем смехотворно далеки от реальности наших нынешних отношений с киберлюбовниками, а эволюция киберсекса заслуживает подробного рассказа.

Этап 1: друзья-киборги появились у всех

Поначалу киберприятели были забавой для богатых, так как их разработка и создание обходились весьма дорого. Но лет через десять у них обнаружилась способность «обучать других нормам социальной гигиены», и вскоре каждый школьник был обязан иметь киборга-сопровождающего.

Получить на это согласие всех политических партий, конечно, оказалось непросто, но результаты говорили сами за себя. Киборги показали необыкновенную эффективность в обучении слушателей всему: от высшей математики до основ патриотизма, справляясь с этим лучше, чем любая существовавшая до этого методика. К тому же, ввиду окончательной приватизации сферы государственного образования, решение о внедрении киборгов-сопровождающих устроило, как ни странно, все партии.

Неподъемный вопрос обеспечения каждого школьника индивидуальным наставником-киборгом тоже решился легко, благодаря сервису оптимизации алгоритмов BezosCloud, захватившему рынок после того, как сам Джефф Безос отошел от дел, сервис активно включился в работу и начал бесплатно раздавать киборгов мужчинам, женщинам и детям в обмен на соответствующие данные (при этом в мире существовало негласное соглашение на время отложить антимонопольные меры против BezosCloud за полный захват рынка).

Дети, выросшие на Alexa, Google Assistant и Siri, легко адаптировались к новым условиям. Они воспринимали своих наставников так, как воспринимают друг друга люди. Их родители, благодаря недавно легализованной марихуане и новейшим достижениям психотерапии, помогающим «въехать в тему», тоже в итоге во всем разобрались.

Но самое главное — совместными усилиями была создана «общая платформа», благодаря которой независимые разработчики и программисты получили возможность управлять процессами внесения изменений. Вот тогда-то работа действительно закипела. Киборги-сопровождающие превратились в учителей, друзей и, наконец, любовников.

Этап 2: оазис

Сейчас в это трудно поверить, но студенты-историки должны понимать, что до 2050-х годов всех мужчин считали склонными к жестокости. Мейнстримовые телепрограммы и кинофильмы не обходились без постоянного накала страстей и сцен драк, ведь многие и правда верили в то, что с помощью физической силы можно защититься от чувства собственной ничтожности и беспомощности перед лицом изменчивого мира. Теперь мы, конечно, знаем, что это представление было абсолютно неверным, но угроза насилия со стороны мужчин когда-то сыграла решающую роль в понимании ситуации перераспределения сил в сфере секса и власти.

Важным и непредвиденным последствием появления личных роботов-сопровождающих и роботов-наставников стало то, что мужчины перестали представлять угрозу жизни женщин. Когда информация появилась в общем доступе, сомнений в том, что секс с роботами намного безопаснее секса с реальными мужчинами, не осталось.

После некоторой доработки, в ходе которой использовались глубокие познания представителей секс-индустрии (на тот момент все они были уже знаменитостями), киберсекс стал приносить женщинам такое удовольствие, какого ранее они никогда не испытывали. Зародилась новая секс-позитивная среда, в которой молодые женщины могли спокойно разбираться с тем, что им нравится, а что нет, чувствуя себя комфортно и безопасно в выражении своих желаний.

Возможность свободно изучать и исследовать свою сексуальность также оказалась полезна и юным представителям ЛГБТК, ведь теперь они могли спокойно выбрать, какой вид массажа со счастливым концом они желают испробовать на себе после учебы или работы. А случаи неудачных или неприятных сексуальных контактов стали прахом истории.

Сошли на нет и сексуальные домогательства на работе, которые раньше были распространены повсеместно и неизменно наносили глубокую травму. Киборги сопровождали своих подопечных на работе и записывали на видео все происходящее между коллегами, охраняя своего человека и от начальников, и от генеральных прокуроров, и от президентов. Впервые за всю историю к женщинам стали относиться так, как они того заслуживают.

Этап 3: эра зависимости от киберсекса

В самом начале киберсекс в той или иной степени напоминал услуги, которые когда-то предлагали секс-работники, только воспользоваться ими можно было по запросу и бесплатно в любой момент. С течением времени люди требовали все больше и больше, а потом, как это ни парадоксально, все меньше и меньше. То, что когда-то казалось невозможным, стало реальным: появился алгоритм, способный разжигать настоящее желание.

Реальные конкретные знания о природе чувственности и желания, которые до этого были в основном предметом шуток и психотерапевтических сессий, превратились в крупнейший единый массив данных, какого еще не видывал мир. Возбуждала же больше всего в этой ситуации неизвестность — получит ли в итоге человек удовлетворение от контакта с киборгом или нет.

Постоянное получение удовлетворения, безусловно, служило хорошим подспорьем, но на этом этапе на BezosCloud за гроши работала армия виртуальных секс-работников (те самые знаменитые «механические секс-турки»), добавляя на сервис контент, который восхищал, удивлял и шокировал публику.

И, пожалуй, неудивительно, что значительная часть женщин, у которых были на то средства и возможности, заменили мужей и бойфрендов роботами. Женщины стали дольше добираться на работу, задерживаясь на заднем сиденье беспилотных автомобилей со своими киберхахалями, которые ублажали их оральными ласками или же отказывали в них (к этому моменту грехопадение без жертв в приватной обстановке беспилотного автомобиля было уже обычным делом).

Большинство женщин потеряли интерес к реальным мужчинам, особенно когда роботы обрели полный функционал, включая способность вводить сперму, заказанную по интернету, в специально созданные для этого устройства (аксессуары в виде пениса для киборгов к этому моменту уже встречались нечасто и устанавливались по желанию, их наличие главным образом говорило о том, что, скорее всего, женщина пытается зачать ребенка).

Последующая жизнь мужчин была непростой, но и не мучительной — все-таки в обществе царило гендерное равноправие. Все, включая мужчин, имели доступ к секс-роботам, которые с помощью специальных порно-алгоритмов были обучены доставлять людям головокружительные сексуальные ощущения.

Но это было в то время, когда в мужских представлениях женщина рассматривалась как собственность. И если честно, во всей этой истории мужчины потеряли гораздо больше, ведь во время киберсекс-революции их быстро и окончательно лишили права владеть женским телом.

Учитывая то, что ни одна жена-робот не могла зачать ребенка, важнейшие требования стали ясны, по крайней мере, тем мужчинам, которые хотели иметь детей. Они оказались в таком положении, в котором были вынуждены умолять.

Ресоциализация и переподготовка не вызвала особых затруднений у более молодых мужчин. В индустрии виртуальной реальности, которая к тому моменту достигла невероятных высот, возникло новое направление — игры, в ходе которых мужчины могли проходить обучение, чтобы в дальнейшем составить конкуренцию роботам в постели и вне ее. Реклама внутри беспилотных автомобилей гласила: «Тренируйся в виртуальной реальности, братан!».

В борьбе за высокие «секс-рейтинги» среди мужчин все чаще побеждали шустрые пижоны с отличной зрительно-моторной координацией, понимавшие всю глубину принципа согласия и способные «забабахать» отпадный омлет фриттату с киноа и шпинатом.

Встречались и такие мужчины, которые сдались окончательно, так называемые «мужчины, отказавшиеся от женщин», и полностью погрузились в лелеяние своих обид. Они даже пытались, но, увы, безуспешно, устраивать бойкоты банкам спермы. Их кампания с самого начала была обречена на провал, поскольку занятая ими позиция вряд ли позволила бы им когда-либо стать донором спермы. Женщины, у которых уже было все, чего они только желали, этого практически не заметили.

Само собой разумеется, оставались группки людей всех полов и ориентаций, которые до сих пор встречались лично без участия киборгов. Но их количество было так мало, что никоим образом не влияло на общий баланс власти.

Этап 4: закат секс-рейтингов, расцвет секс-терапии

С помощью команд инженеров и разработчиков под руководством женщин (которые к тому моменту уже в совершенстве овладели навыками работы на общей платформе) женщины и мужчины погрузились в тщательное и всепоглощающее исследование своей половой идентичности.

Начало киберсекс-терапии положили экспериментальные сюжеты, обыгрывающие ситуации расстановки сил между разными людьми и все самые важные вопросы, связанные с идентичностью и полом. Чаще всего эти сюжеты принимали формы крайних случаев с участием известных личностей. Можно было сыграть роль Моники, делающей под столом минет Биллу. Потом поменять позиции и стать Моникой, сидящей за столом, а Билла поместить под стол. Можно было стать Сторми Дэниэлс, шлепающей Трампа, или Трампом, делающим под столом минет Обаме.

Побочный эффект этих сексуальных игр оказался неожиданным: люди начали одинаково глубоко сочувствовать и той, и другой стороне. Мужчины испытали страх насилия. Женщины почувствовали себя грозными и властными. Понятие пола стало текучим, а затем обрело газообразное или даже плазматическое состояние. И это всеобщее чувство единения человечества привело к следующему, сулящему множество открытий этапу развития киберсекса в виртуальной реальности — эротизированным обобщающим образам.

За пределами пола и животного царства можно было превратиться в луну и трахнуть солнце, испытать оргазм во время деления клетки или кайфануть в процессе опыления цветка.

Этап 5: наши дни

Наше настоящее родилось из этого терапевтического этапа, теперь каждый получает столько секса и внимания, сколько ему требуется. Пол наконец потерял какое-либо значение. И хотя неравенство все еще существует, борьба за власть больше не интересна никому.

Великая ирония заключается в том, что под влиянием киборгов люди стали меньше походить на людей, и все же еще никогда люди не получали столько любви и заботы. Общество наконец-то уразумело, что хороший секс является важной частью достойной жизни, и его заслуживают все, но заниматься им друг с другом совсем необязательно.

Сейчас, когда мы не ожидаем от людей — не говоря уже о представителях конкретного пола — исполнения определенной роли, наши отношения стали лучше. Мы меньше требуем друг от друга, но более внимательны друг к другу как в виртуальном, так и в реальном мире. Словом, мы стали более человечными, лишь в полной мере объединившись с киборгами.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera