Общество

Ноль дискриминации. Как театр борется с ВИЧ

1 марта с 2014 года по решению ООН стало днем борьбы с дискриминацией людей, живущих с ВИЧ, или «Zero Discrimination Day» — если по-английски. В России, где ксенофобия традиционно сильна, а дискриминация касается далеко не только людей, столкнувшихся с вирусом, этот день отмечается не так широко, как мог бы. Именно поэтому СПИД.ЦЕНТР поговорил с режиссером Юлией Шевелевой о нелегком пути наших сограждан от страха и непонимания к принятию и о том, как театр может помочь бороться с дискриминацией ВИЧ-положительных людей.

Форум-театр — уникальный механизм социальной помощи и интерактивная форма театра, главной целью которого является решение разных проблем. Зритель здесь вдруг становится участником действия и имеет право в любой момент сказать слово «стоп». Он может проиграть ту или иную сцену снова и снова, самостоятельно заменив актера. Каждый раз ему будет дана возможность придумать персонажу иную модель поведения и подарить надежду на счастливый финал.

СПИД.ЦЕНТР поговорил с режиссером Юлией Шевелевой и ее ассистентом Ниной Воскресенской — основательницами движения форум-театров в России, о том как этот вид театра помогает справиться с травмирующим опытом и дестигматизировать ВИЧ.

— Давайте представим, что я — ваш потенциальный зритель: человек, который ничего не слышал о форум-театре. Что важно знать и к чему надо быть готовым? В чем принципиальная особенность именно этого типа театра?

Юлия Шевелева:

— Я не думаю, что к чему-то надо быть готовым. Мне не кажется, что такой театр требует какой-то подготовки. И в этом одна из его особенностей. Можно прийти «чистым листом», и если все сделано правильно — так, как задумал его основатель Аугусто Боаль, то человек сам включится в происходящее на сцене. У форум-театра серьезная социальная составляющая: у нас невозможна, например, благополучная, счастливая любовь. Здесь всегда подразумевается конфликтная ситуация, в которой зритель может стать одним из участников.

Текст роли пишется не профессиональными драматургами, а самими актерами. Именно они придумывают, каким будет человек; как он должен разговаривать. Аналогов я не знаю. Когда ты прорабатываешь роль «на сопротивление», придумываешь персонажа, который тебе не близок; который ведет себя иначе, то начинаешь лучше понимать мотивацию окружающих, потому что внутренне продумываешь их поведение. Поэтому многие участники форума приходят к выводу: нет людей, с которыми нельзя договориться.

— А на какую аудиторию вы ориентируетесь? Кто должен смотреть эти спектакли?

Юлия Шевелева:

— На возрастную категорию старшей школы. В этом возрасте люди совсем не хотят слушать лекции о морали, которые огибают их головы, а форум-театр дает возможность «включить» их в сопереживание и необходимость поставить себя на место персонажа: «А что бы я делал? А что бы я говорил?». Поэтому даже те ребята, которые не выходят потом заменять артистов на сцену, думают о ситуации. Форум-театр — это еще и право на пробу, средство в освоении новой модели поведения: той, которую они всегда хотели попробовать, но у них никогда не получалось. Например: есть абстрактная сцена ссоры с мамой. И вот выходит человек из зала и начинает агрессивно орать. Возможно, он ведет себя так же и в жизни, а может — наоборот: всегда хотел, но не решался. В этот момент человек смотрит, как работает его реакция, меняет ли она происходящее, потому что актриса рядом с ним импровизирует.

Нина Воскресенская:

— У Боаля этот тип театра называется «Театром угнетенных». Основополагающая составляющая его в том, что у зрителя есть реальная возможность выйти и что-то изменить — перестать быть угнетенным.

Юлия Шевелева:

— Форум-театр — это про поиск диалога. А также возможность услышать какую-то новую информацию. В буквальном смысле слова.

— То есть форум выполняет какую-то образовательную функцию?

Юлия Шевелева:

— Конечно. Если говорить о форуме «Любовь+» (спектакль, посвященный теме профилактики ВИЧ-инфекции, прошел в конце февраля в Москве), то это иллюзия: якобы люди что-то знают про ВИЧ. В большинстве своем они не знают ничего и считают, что их это не коснется. Это где-то далеко. Поэтому мы стремимся преодолеть стигму, рассказать о социальных аспектах жизни с ВИЧ: что делать, если человек рядом с тобой сообщил о своем статусе. У нас 58 % — гетеросексуальный путь заражения сейчас, третье место по новым случаям в мире. И это молодые люди. Многие девушки узнают о своем статусе, придя в женскую консультацию становиться на учет по беременности. Никто ведь не задумывается о своем здоровье заранее. Наши группы (речь об артистах — прим. ред.) мы хорошо готовим, проходим с ними всевозможные тренинги по теме форума. Кроме того, на спектакле присутствует специалист. Всегда фигурирует экспертное мнение.

— На разных культурных площадках и в разных формах вы занимаетесь этим уже более 20 лет. Социальному театру и интеграции в него темы ВИЧ вы посвятили большую часть своей жизни. Возникает вопрос: почему вы как режиссер выбрали творческий путь, направленный на благотворительность, который исключает любой мотив собственной выгоды? Какие потребности вы удовлетворяете: гражданские, нравственные?

Юлия Шевелева:

— Очень хочется ответить как-то небанально. Я бы сказала, что моя причина — личная. У меня с темой ВИЧ связано очень много друзей. Я начала ею заниматься, когда узнала о положительном статусе одного из своих приятелей, с которым к тому моменту была знакома всего полгода. Никогда не подозревала, что такое может быть. Ничего об этом не знала. Это был 96 год. А уже в 97 поставила спектакль «Кто следующий» (первая постановка, посвященная проблеме ВИЧ в России, — прим. ред.) и вдруг поняла, что про это никому ничего неизвестно.

Тогда еще не было эффективной антиретровирусной терапии, и все считали, что они умрут, что жить осталось совсем недолго. Я понимала, сколько стереотипов и предрассудков вокруг, неприятия и страха; чувствовала, как это несправедливо. Тогда и написала пьесу. В ней начали играть мои ребята из «Подвала» (фонд, основанный Юлией Шевелевой еще в 1985 году, — прим. ред.), мы стали проводить семинары. Началось все с этого. Это не долг, скорее самореализация.

— То есть, по большому счету, ваш форум «Любовь+» — это путь от общественного ужаса и непонимания к принятию? Если представить себе, что у каждого спектакля существует некая «сверхзадача», то какую задачу вы перед собой ставите?

Юлия Шевелева:

— Чтобы горя меньше было в жизни, а больше — понимания, потому что люди думают, будто ВИЧ не имеет к ним отношения. Их необдуманная реакция приводит к катастрофическим последствиям. У половины моих друзей, живущих с ВИЧ, родители об этом не знают. И большинство друзей. В курсе избранный, очень узкий круг. Люди не стремятся открывать свой статус; боятся, что их просто не примут, оттолкнут. Они не хотят быть изгоями. Их реальность страшна.

Были случаи, когда к нам приводили людей из группы взаимопомощи, и форум-театр был чуть ли не единственным местом в Москве, где они слышали истории о себе и видели, что их принимают. После спектаклей многие оставались с нами, пили чай и говорили о своем статусе открыто. Впервые в жизни. Всем было хорошо и комфортно. Было абсолютное ощущение правильности всего происходящего.

— Каким образом вы отбираете актеров для своих спектаклей?

Юлия Шевелева:

— Мы никого не отбираем. Группа не может быть безразмерной. У нас было две группы. Формально одна вошла в другую. Частично это были ребята из «Подвала», потому что у нас забрали помещение, и какое-то время мы нигде не играли. А другая половина подоспела из Московского социально-педагогического института, с курса социальной психологии. В группе сейчас около 20 человек. Нет никаких требований, касающихся навыков или умений. Они непрофессиональные актеры.

— Есть ли среди ваших подопечных, в вашей импровизированной труппе люди с ВИЧ?

Юлия Шевелева:

— Я никогда и никому не задавала этого вопроса. Для меня это железное правило. Мои друзья с 97 года давно выучили: что бы я ни знала, я никогда об этом не расскажу. И когда меня спрашивают: «Слушай, а вот этот человек — с ВИЧ?», — я всегда отвечаю: «Спроси у него сам, пожалуйста». Я знаю людей с ВИЧ, которые с нами сотрудничают. Кто-то знает в группе, может быть, ему открывались. Но этот человек другим не скажет. Это правило у нас соблюдается жестко. Нам доподлинно известно, насколько эта информация может быть травмирующей.

Люди, игравшие в «Кто следующий», говорили: «У меня появилось место, куда я смогу пойти, если что-то вдруг произойдет». Было очень важно, что мне об этом сказала моя дочь, участвовавшая в спектакле. Она произнесла: «Мама, если что, я знаю, что смогу с тобой этим поделиться. Я от тебя это точно не скрою. Знаю, что примешь меня любой». То есть подушка безопасности создается заранее.

Нина Воскресенская:

— Я очень надеюсь, что если это, не дай Бог, с кем-то случится, то он будет знать, что к нам можно прийти и получить поддержку. Вокруг тебя есть люди, которые все про это понимают, знают и никогда от тебя не отвернутся.

— Изменился ли ваш зритель с течением времени? Получилось ли у вас воспитать своего зрителя?

Нина Воскресенская:

— В «Подвале» это, безусловно, было, а в нынешних условиях просто невозможно. Формат не предусматривает. Если человек приходит сюда повторно, значит, есть что-то, что гложет его изнутри; что-то, с чем он хочет справиться. Если мы смогли помочь, то зритель, как правило, не возвращается. В этом, по-моему, основное отличие этого театра. Это не искусство, скорее — самолечение. Наша прямая задача — создание условий.

Юлия Шевелева:

— У нас была реальная ситуация со взрослым человеком. В форуме «Мой друг — наркоман» есть сцена, когда родители зовут мальчика, своего сына, и спрашивают, принимает ли его друг наркотики. Мужчина из зала поднял руку и пошел на замену актера. Я совершенно не ожидала, потому что знала человека много лет. Он выбрал именно тот момент, когда отец задает сыну прямой вопрос: «Иван принимает наркотики?». Он вошел в сцену и твердо сказал: «Да». И все. А потом, в личной беседе после спектакля, мужчина признался, что у него в жизни была аналогичная ситуация, но он не смог ответить честно и вовремя спасти друга, который потом погиб. Погиб от передозировки. Вот такое закрытие гештальта.

Нина Воскресенская:

— Форум-театр не подразумевает своего зрителя.

Юлия Шевелева:

— Я уверена, что форум меняет исполнителей, актеров. Для меня очень важно, чтобы они избавлялись от стереотипов и смотрели на мир шире; чтобы было место, где тебя принимают таким, каков ты есть. Исполнители меняются точно, зрители тоже — иногда. Они учатся принимать решения.


— Каким вы видите будущее форум-театра?

Нина Воскресенская:

— Мне очень нравится его форма. Хотелось бы поработать с тем, к чему пришел сам Боаль, — с целевой аудиторией. Когда собирались люди, которых тема форума касалась напрямую.

Юлия Шевелева:

— Например, я делала проект совместно со «СПИД.ЦЕНТРом», когда люди с ВИЧ играли для людей с ВИЧ. Главная задача такого форума — найти реальный выход из ситуации, не остаться угнетенным.

У нас есть такая мечта. Надеюсь, мы ее в ближайшее время реализуем. Хотим сделать форум-театр с педагогами и для педагогов про проблемы учителей. Было бы здорово заняться детско-родительским форумом. Будем делать обучающий курс в Новой школе для психологов и педагогов. Они собираются это использовать в своей ежедневной практике. Мечтаем в перспективе собрать фестиваль форумов, чтобы люди из разных мест, из разных регионов могли показать свои спектакли.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera