Общество

«Люди с ВИЧ имеют право болеть любыми болезнями». Но страховые компании думают иначе

В Беларуси АРВ-терапия для людей, живущих с ВИЧ, бесплатна. Люди годами принимают ее, сдают анализы раз в полгода и не болеют чем-то особенным. Однако страховые отказывают людям с ВИЧ в договоре медицинского страхования или страхования от несчастных случаев. Как эти вещи могут быть связаны? Разбирался СПИД.ЦЕНТР.

Артем (он просит называть себя этим именем) живет с ВИЧ уже три года. В 2016 молодой человек сделал экспресс-тест по слюне на вирус иммунодефицита — результат был «нечетким», и врач предложил провериться повторно, но уже по крови. Так Артем из Минска в 22 года узнал, что у него ВИЧ.

Фактически сразу же он стал принимать антиретровирусную терапию (АРВТ): раз в 2—3 месяца получает новую порцию таблеток и регулярно проходит обследования. Примерно через месяц после обнаружения заболевания он достиг неопределяемой вирусной нагрузки — то есть он не может никаким образом никому передать ВИЧ.

На остальном здоровье наличие вируса иммунодефицита тоже никак не сказывается — Артем не болеет чем-то специфическим и лишь изредка обращается в платные клиники за медицинскими услугами. Но на мысль о добровольном медицинском страховании его подтолкнула мама — решила оформить себе медицинский полис и попросила сына разобраться с бумажными вопросами.

«По затратам получается примерно одинаково: платить частным клиникам за посещения или за страховку», — подумал он и начал изучать предложения страховых уже для себя. Но быстро понял — ему везде откажут из-за положительного ВИЧ-статуса.

Большинство самых известных и крупных страховых компаний Беларуси — «Таск», «Белнефтестрах», «МТБанк» (предлагает полис страхового общества «Кентавр»), «БелВЭБ страхование» — прописывают жесткие условия: «Договор добровольного медицинского страхования не заключается в пользу лиц, ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом».

«Для меня такой запрет выглядит странным: у меня хорошие анализы крови, неопределяемая вирусная нагрузка, иммунный статус в норме, — недоумевает Артем. — Даже врач при таких показателях не отправляет на дополнительные обследования».

По этой же причине о своем ВИЧ-статусе он не говорит семье — не видит особого смысла: «Для мамы это лишние переживания, а по факту моя жизнь и здоровье никак не изменились. Единственное: каждый вечер пью таблетки и раз в полгода сдаю анализы».

Продолжительность жизни с ВИЧ

Несмотря на то, что ВИЧ-инфекция давно считается хронической, а не смертельной болезнью (высокоэффективная антиретровирусная терапия появилась еще в 1996 году), знают об этом далеко не все. И страховые компании, похоже, в их числе. Пока врачи, юристы и общественники вместе со Всемирной организации здравоохранения хором твердят, что страховые компании дискриминируют ВИЧ-позитивных людей, сами страховщики отрицают дискриминацию, ссылаясь на риски и математические расчеты.

«Когда антиретровирусная терапия стала широко применяться, эксперты и представители пациентского сообщества начали говорить о том, что человек с ВИЧ имеет все шансы прожить дольше и здоровее, чем другие, — объясняет врач-инфекционист, кандидат медицинских наук Николай Голобородько. — В реальности все зависит от того, насколько рано выявили саму болезнь, начали лечение и насколько добросовестно человек его принимает».

В Европе и Северной Америке ожидаемая продолжительность жизни людей с ВИЧ, начавших получать терапию с 1996 по 2010 год, выросла на 10 лет. Для молодых ВИЧ-положительных людей прогнозы еще лучше. У тех, кто начал принимать терапию после 2008 года и у кого через год после начала приема АРВТ уровень CD4-лимфоцитов восстановился до значений >350 клеток/мкл, ожидаемая продолжительность жизни составляет 78 лет. Что практически равняется среднепопуляционному значению.

Проще говоря, сегодня люди с ВИЧ живут столько же, сколько и все остальные. Причем начинать пить лекарства по всем современным стандартам надо как можно раньше.

Хотя еще в 2010 году в Беларуси критерием для назначения терапии был показатель <200 клеток/мкл — тяжелый иммунодефицит, что в старой терминологии соответствовало стадии СПИДа, в 2012 году <350 клеток/мкл — это выраженный иммунодефицит, что в старой терминологии соответствовало стадии пре-СПИДа.

После исследования 2015 года показания к терапии изменились — теперь она доступна всем людям с ВИЧ, независимо от иммунного статуса. Так в 2017 году в Беларуси показатель назначения терапии изменили на <500 клеток/мкл, а в 2018 он стал любым. То есть терапию рекомендуют всем, у кого обнаружен ВИЧ, независимо от уровня иммунодефицита.

Минимизация рисков

Казалось бы, страховым компаниям бояться нечего: медицинская помощь ВИЧ-позитивным людям в Беларуси, включая получение антиретровирусной терапии, — с середины 2017 года бесплатная.

«Любому человеку с ВИЧ-инфекцией, независимо от иммунного статуса и других показателей, предоставят терапию бесплатно, — комментирует Голобородько. — И когда страховые компании отказывают в лечении ВИЧ-инфекции — „не оплачиваются расходы, связанные с заболеваниями и услугами СПИДа и ВИЧ-инфекции“ — это звучит смешно. Платной антиретровирусной терапии в стране просто не бывает».

К тому же сейчас в республике отменяют многие запреты для ВИЧ-положительных людей. Так, в 2018 году детям с ВИЧ разрешили заниматься большинством видов спорта, а ВИЧ-позитивным людям без тяжелых стадий иммунодефицита (3 и 4 — стадии СПИДа) разрешили усыновлять детей. Страх того, что люди с ВИЧ могут усыновить, а потом умереть и оставить ребенка сиротой, тоже развеялся.

«Для мамы это лишние переживания, а по факту моя жизнь и здоровье никак не изменились. Единственное: каждый вечер пью таблетки и раз в полгода сдаю анализы»

Но у страховых компаний своя логика, они говорят, что все дело в рисках. Как пояснил начальник отдела личного страхования дирекции ЗАСО «Таск» Александр Лозицкий: «По оценкам страховщиков, риск наступления страхового случая у ВИЧ-положительных людей высок, следовательно, высока вероятность выплат. Это делает данный вид страхования непривлекательным для страховых компаний».

Компания признает, что благодаря современной терапии качество и продолжительность жизни ВИЧ-положительных людей не отличается от ВИЧ-отрицательных. Но предполагает, что «перелом — острая травма — может напрямую зависеть от преморбидного фона (предшествующего и способствующего развитию болезни состояния) человека, а наличие ВИЧ — существенно повлиять на сроки лечения и восстановления».

К другим страховым случаям, которые не касаются ВИЧ, например, острому отравлению, подход отличается: «Только качественная медицинская экспертиза позволит компаниям корректно устанавливать причинно-следственную связь травмы (заболевания) и наличия ВИЧ. Проведение таких экспертиз связано с дополнительными расходами страховщика, а с учетом низкой маржинальности этого вида страхования — не целесообразно», — поясняет представитель ЗАСО «Таск».

Как вирус влияет на организм

«Даже когда человек принимает терапию и вирусная нагрузка в крови снижена до неопределяемой, нельзя сказать, что вирус иммунодефицита никак не повлиял на организм. Ведь до начала приема терапии он был в организме человека и мог нанести определенный вред», — считает Голобородько.

Однако препараты блокируют размножение вируса, и его становится настолько мало, что просто невозможно определить в анализе крови. В свою очередь поврежденные важные клетки иммунной системы — CD-4 лимфоциты — восстанавливаются. То есть иммунитет не страдает, и человек продолжает жить обычной жизнью, как и болеть обычными болезнями без осложнений. Отсюда и известная формула: Н=Н (неопределяемая нагрузка = невозможность передачи вируса другому).

Фактически, отказ в страховании лечения различных заболеваний у ВИЧ-позитивных людей, например, перелома ноги или обычной пневмонии, — дискриминация. Причем подход государства в этом случае куда прогрессивнее частного бизнеса. Инструкция Минздрава Республики Беларусь о порядке медицинской помощи ВИЧ-положительным людям гласит: люди с ВИЧ имеют право болеть любыми болезнями, и медицинская помощь в связи с этими болезнями оказывается в профильных учреждениях. Если сломал ногу, то этим будут заниматься травматологи, причем на общих основаниях, ВИЧ-статус не играет никакой роли.

На протяжении последних 20 лет государство декларирует: помощь людям с ВИЧ по поводу болезней, не связанных с ВИЧ, должна оказываться на равных условиях с ВИЧ-отрицательными.

«Мы не заключаем договоры с людьми ВИЧ+»

Однако страховщики занимают другую позицию. В договорах нескольких белорусских компаний — «Альфа-Банка» (предлагает полис страховой компании «Имклива Иншуранс») и «Ингосстраха» — встречается более «скользкая формулировка»: «Страховщик не заключает договоры добровольного страхования медицинских расходов в отношении лиц, которые на момент заключения договора ВИЧ-инфицированы и больны СПИДом».

Николай Голобородько считает такую норму незаконным побуждением к прохождению тестирования на ВИЧ: «Я всеми руками и ногами за широкое тестирование, но это все-таки должно быть добровольным решением человека, а не „требованием“ страховой компании».

Скриншот с сайта страховой компании.

Согласно Закону «О предупреждении заболеваний, представляющих опасность для здоровья населения, и ВИЧ-инфекции» в Беларуси есть три вида тестирования: добровольное, обязательное и принудительное.

Принудительный вариант — это, по мнению врача, дискриминирующая норма. Ее нужно изымать из законодательства.

Обязательный — речь идет, например, о донорах крови. То есть принцип добровольности здесь не нарушается: если тест не пройден, то от забора крови у человека откажутся по объективным причинам.

Или беременная женщина — она может отказываться от теста на ВИЧ в течение беременности, но если она поступит в роддом на роды, то ей сделают экспресс-тест, независимо от ее желания. Здесь учитываются интересы будущего ребенка, который пока не является самостоятельным для принятия решений. Зная о положительном ВИЧ-статусе матери, врачи смогут принять необходимые меры, чтобы ребенок родился здоровым.

В законе указано, что перечень показаний к принудительному и обязательному тестированию на ВИЧ устанавливается Министерством здравоохранения. И то, что страховые компании берут на себя смелость утверждать: до момента страхования человек должен знать свой ВИЧ-статус, — это незаконное побуждение к тестированию.

Врач страховой компании «Имклива Иншуранс» (агентом выступает «Альфа-Банк»), представившийся Игорем, такую норму прокомментировать не смог: «Правила страхования составлены и утверждены специалистами, мы работаем в соответствии с ними. Причину такого ограничения сообщить не могу, даже если бы она была мне известна».

Для уточнения деталей он посоветовал обратиться в отдел разработки страховых продуктов. Номер телефона отдела озвучивать отказался: «Обеденное время, к тому же на такие вопросы по телефону они не уполномочены отвечать. Такого рода разговоры не этичны как минимум — нужна личная встреча с уполномоченными лицами».

Корреспондент СПИД.ЦЕНТРа поинтересовался, в каком формате они отвечают на вопросы потенциальным клиентам с ВИЧ, но врач объяснил: «Мы не заключаем договоры с людьми ВИЧ+». И посоветовал позвонить агентам страховой — «Альфа-Банку», куда непосредственно обращаются клиенты для заключения договоров. Но и там об ограничении ничего сказать не смогли, замкнув круг и отправив за комментарием обратно в компанию «Имклива Иншуранс».

Скриншот с сайта страховой компании.

История добровольного медицинского страхования в качестве бонуса в белорусских компаниях встречается нечасто. Скорее речь идет о крупных компаниях из IT-сферы.

Для таких случаев на рынке работают страховые брокеры — организации, которые занимаются поиском выгодных предложений и обслуживанием корпоративного медицинского страхования. Например, известная IT-компания EPAM долгое время сотрудничала с Medstrahovka.by (ООО «Унитарный страховой брокер» — прим. ред.) — оформила более 5 000 полисов.

Комментировать нормы, ограничивающие обслуживание ВИЧ-положительных, в Medstrahovka.by не могут: «Каждая страховая решает этот вопрос самостоятельно».

Специалист пояснил, что сотруднику с ВИЧ необязательно раскрывать свой статус перед работодателем: «Скорее всего, на него будет оформлена медицинская страховка, только вот лечение ВИЧ и сопутствующих заболеваний оплачиваться не будут».

Если же человек не знал о своем статуте, ситуация решается иначе: «Обслуживание по болезням, сопутствующим ВИЧ, прекратится со дня постановки диагноза, но полис продолжит действовать в остальных случаях», — пояснили в компании. И добавили, что отдельных запросов для сотрудников, имеющих ВИЧ-статус, от фирм никогда еще не приходило.

Нарушение прав человека

Артем до сих пор не оформил договор добровольного медицинского страхования. И если вдруг мама предложит сыну оформить полис вместе, скорее всего, парню придется отказаться от этой идеи — фактически ни одна страховая не заключает договоров добровольного медицинского страхования с ВИЧ-позитивными людьми. В том числе крупнейшая страховая Республики Беларусь «Белгосстрах».

Заместитель начальника управления медицинского страхования «Белгосстрах» Ольга Георгиевна отказалась комментировать причины этого и предложила направить запрос в пресс-службу компании, где ответили коротко и просто: «Вопрос может рассматриваться вплоть до месяца, ждите ответа».

Правозащитники считают, что это нарушение прав человека. По словам Анатолия Поспелова, специалиста по правовым вопросам Белорусского общественного объединения «Позитивное движение», налицо прямая и очевидная дискриминация ВИЧ-позитивных людей в части ущемления их конституционных прав.

«Вероятно, страховые структуры опасаются рисков ухудшения состояния здоровья, вплоть до летальных исходов из-за наличия у лица ВИЧ-инфекции, — комментирует он. — Но эта стигма и вызывает дискриминацию. Совершенно необоснованно ВИЧ-инфекцию выделяют из общего перечня болезней, видимо, по причине незнания современных методов ее лечения».

«Я всеми руками и ногами за широкое тестирование, но это все-таки должно быть добровольным решением человека, а не „требованием“ страховой компании»

Вирус иммунодефицита человека не является смертельным заболеванием, и, как любая другая болезнь, требует лечения и наблюдения. Но если медицинская помощь не оказывается, то соответствующие негативные последствия, безусловно, наступят.

Впрочем, дискриминация прослеживается не только в отказе от оформления медицинского полиса, но и в том, что перед заключением договора человек обязан заполнить бумагу, в которой встречается вопрос: «Является ли лицо ВИЧ-инфицированным или ВИЧ-носителем?».

«Уголовная ответственность за незаконное разглашение сведений о ВИЧ-статусе наступает не только для медработников, но и для иных лиц, которым такие сведения стали известны в связи с выполнением профессиональных (служебных) обязанностей, в том числе для работников страховых и банковских организаций», — поясняет Анатолий Поспелов, отмечая, что обоснованность такого разглашения связана только с опасностью для жизни и здоровья людей либо с угрозой инфицирования других. И вопросы страховых выплат, возврата кредитов не должны являться основанием для разглашения ВИЧ-диагноза.

«Страховые отстали на 20 лет»

Недавно общественное объединение «Позитивное движение» выдвинуло этот вопрос на рассмотрение рабочей группой по улучшению правовой ситуации людей с ВИЧ. В состав группы вошли представители Верховного суда, Генеральной прокуратуры, заинтересованных министерств и негосударственных профильных организаций.

Для начала «Позитивное движение» предлагает исключить ВИЧ-инфекцию из списка заболеваний, из-за которых невозможно застраховать человека.

Интересы и риски страховых компаний они тоже учитывают, поэтому предлагают оформлять запросы о состоянии здоровья застрахованного человека в форме справок или медицинских заключений, в которых содержатся общие сведения о состоянии здоровья, — чтобы у страховых было достаточно информации для принятия решения об объеме и условиях страхования.

«Лучший вариант — индивидуальный подход. Поэтому в справке хорошо бы прописывать еще и информацию о ходе лечения человека и соблюдении им рекомендаций врача, — продолжает Поспелов. — Это мотивирует ВИЧ-положительного на лечение, а страховой компании дает гарантии о сохранении здоровья и жизни клиента, снижает риски. И отказ человека от антиретровирусной терапии может служить основанием для изменения (расторжения) договора медицинского страхования».

Как скоро люди с ВИЧ, и в частности Артем, смогут воспользоваться своим правом на добровольное медицинское страхование — сказать сложно. Вероятно, когда будет усилена ответственность за дискриминационные действия, а на законодательном уровне разработают системный подход к страхованию людей с ВИЧ.

И такой дискриминационный подход Координатор программ ВОЗ по инфекционным заболеваниям Вячеслав Граньков называет неграмотным и нелогичным с точки зрения достижений современной медицины: «Полагаю, в этом случае „репутационные издержки“ для страховых компаний неизбежны. Ведь в данном вопросе они отстали как минимум лет на двадцать».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera