Лечение

«Успеть за 72 часа». Как достать ПКП в России?

Постконтактная профилактика (ПКП, или PEP) назначается ВИЧ-отрицательным пациентам сразу после опасного контакта, чреватого передачей вируса. И подразумевает использование антиретровирусных препаратов с целью предотвращения инфицирования вирусом иммунодефицита человека.

Чтобы остаться в организме, вирус иммунодефицита должен закрепиться в его клетках. Прежде всего ВИЧ необходимо прилепиться к клетке, затем встроить свою генетическую информацию в ДНК клетки-хозяина и, наконец, начать репликацию. Но для того чтобы сделать все это, ему необходимо некоторое время.

Если успеть начать прием соответствующих препаратов в течение 72 часов, репликацию и распространение вируса по организму можно остановить. Это, собственно, и называется постконтактной профилактикой, или PEP (от английского «post-exposure prophylaxis»).

Современные профилактические схемы АРВ-терапии предполагают 28-дневный курс тройного режима на базе ингибиторов интегразы ралтегравира (Исентресс) или долутегравира (Тивикай) в комбинации с тенофовиром и эмтрицитабином (Трувада). Альтернативным режимом для терапии рекомендована комбинация дарунавира (Презиста), тенофовира и эмтрицитабина. В открытых источниках, то есть в интернете, можно найти и такую схему: тенофовир, эмтрицитабин, эфавиренз — но она считается менее эффективной.

Репликация вируса в организме человека

Как работает такая профилактика? При своевременном начале ПКП изначально инфицированные клетки умирают естественным путем, отработав свой ресурс, за короткий промежуток времени, лекарство не дает вирусу заразить еще здоровые клетки, а инфекции — принять хроническую форму. Важно, что наиболее эффективной постконтактная терапия будет, если начинать ее прием в течение 24 часов после возможного проникновения вируса и не позже, чем через 72 часа после опасного контакта. Поэтому ПКП — это всегда отчасти бег наперегонки со временем: чем раньше нужные лекарства окажутся в организме, тем больше вероятность, что терапия сработает.

Но перед тем как оказаться в организме, препараты должны оказаться в кармане пациента. В России для их приобретения не нужен рецепт. Но насколько реально их купить? СПИД.ЦЕНТР решил поставить эксперимент и проверить, возможно ли в указанные 72 часа самостоятельно приобрести необходимые препараты в Москве.

Первые 24 часа

Для чистоты эксперимента «опасным эпизодом» мы решили считать редакционную планерку, на которой корреспондент и получил задание. Но сначала решаем действовать прямолинейно и заходить в любые аптеки, которые встретятся по пути.

Первой оказывается «Век живи» — говорящее название! — на Курской, по дороге к метро. Двухэтажное обложенное пластиковыми панелями здание напротив трамвайной линии и знаменитого сквера с бездомными. За прилавком женщина в белом врачебном халате. На вопрос о тенофовире хмурится и ищет в компьютере непривычное название. В картотеке его нет.

На всякий случай, чтобы уточнить, протягиваем заранее подготовленную бумажку со шпаргалкой. После «н» — «о», после «ф» тоже. Тут же черным фломастером вся схема ПКП, рекомендованная на горячей линии одной из ВИЧ-сервисных организаций: тенофовир, эмтрицитабин, эфавиренз. Из списка ничего не находится. Есть ли лекарства в остальных торговых точках той же сети, проверять придется ногами: у фармацевта нет ключей к полной базе данных. Женщина тактично предлагает позвонить в справочную, номер которой указан на белом информационном стенде слева от входа. На всякий случай записываем номер и идем дальше.

Ближайшая, по ту сторону Садового кольца, аптека — сетевая «Ригла». Простояв в очереди минут 15, протягиваем аптекарше все ту же записку. Молодая неразговорчивая брюнетка не слишком уверенно, по буквам, вводит названия. Опять пусто.

При своевременном начале ПКП инфицированные клетки умирают естественным путем, а лекарство не дает инфекции — принять хроническую форму.

Третья аптека — «36,6» на углу у метро Китай-город, в паре километров от предыдущей. Идти через бульвары около 20 минут. Кроме нас в аптеке только один посетитель, успело стемнеть. Он энергично благодарит фармацевта за консультацию. Когда клиент уходит, тщательно, по слогам, зачитываем аптекарше список необходимого. Дождавшись, пока закончим, полноватая энергичная дама уверенно рапортует: «Такого нет и никогда не будет». И тут же переспрашивает: «А это вообще от чего?».

 — Постконтактная профилактика ВИЧ.

Глубоко вздохнув, аптекарша с явным сочувствием дает совет: «Да не ходите вы по аптекам, нет там ничего, да и дорого». И советует поискать в интернете, а если не будет и там, то почему-то в онкологическом центре на Каширке. Но не сегодня. На ночь практически все аптеки закрываются — в дежурных искать бессмысленно. Там только самое необходимое.

48 часов 

Найти терапию в сети можно, воспользовавшись любым из медицинских поисковиков. Мы открываем «АптекаМос», один из главных, тот предлагает около десятка точек. Наиболее доступен, судя по базе, тенофовир, так что начать квест решаем именно с него. Разброс цен огромный: от трехсот рублей до пяти тысяч. Как ни странно, несколько упаковок находятся в аптеке прямо напротив дома. Там же есть и эмтрицитабин.

Ни вывесок, ни указателей, впрочем, по указанному адресу не оказывается. За дверью вместо полок с упаковками таблеток вазы с цветами. Чтобы зайти в аптеку, приходится сперва пробраться через цветочный магазин. «Аптекой» тут оказывается дальний угол, отгороженный стеклянной витриной с дверью. На двери замок и лист бумаги: «ТЕЧУЕРЕП» — в зеркальном отражении это значит «ПЕРЕУЧЕТ». Не повезло.

Полноватая энергичная дама уверенно рапортует: «Такого нет и никогда не будет». И тут же переспрашивает: «А это вообще от чего?»

Через некоторое время из соседней двери появляется фармацевт и открывает лавочку. Смотрит в нашу шпаргалку, в наличии только тенофовир, ничего другого нет. Не завозят. Но и на том спасибо. Аптекарь предлагает расплатиться за пачку переводом на сберкарту. Терминала в заведении нет.

Прямо на скамейке у подъезда, чтобы не терять время, предзаказываем по точкам все недостающее: эмтрицитабин по невероятной цене в пять тысяч привезут на Сокол, а эфавиренз — в Выхино. От метро 64 автобусом до остановки «Районная управа Вешняки». Добираться от одной точки до другой на подземке более часа. Потом — все зависит от мосгортранса. Но ехать прямо сейчас нет смысла. Когда препараты доставят в аптеку — неизвестно. Заполнив заявку на сайте, указываем номер телефона, домашний адрес и почту. На следующий день с нами свяжется специалист. Если вовремя прочтет сообщение. А если еще и позвонит утром, то к вечеру хотя бы один из препаратов мы точно успеем забрать.

Через пару часов поисков альтернативный Вешнякам эфавиренз неожиданно находится в аптеке, расположенной на цокольном этаже Курского вокзала. Базы «МосАптеки» постоянно обновляются, так что стоит в процессе поисков время от времени заходить на сайт и заново вводить поисковые запросы. 

Финишная прямая

Каждый час промедления — фатален. Спать ложимся с не самым приятным ощущением, а просыпаемся от звонка из аптеки. «Получили вашу заявку». Но и тут облом: «Эмтрицитабин поставщик привозить отказался». Почему — не сообщают. «До свидания». Короткие гудки.

Пока эфавиренз ждет в Вешняках, наудачу лезем опять в интернет. Неожиданно частная клиника, которая располагается неподалеку, продает всю схему. Там предлагают немедленно забрать необходимое и даже обещают отложить пачку на случай, если кто-то доберется до лекарств раньше нас.

За МКАДом

Итог: весь набор постконтактной профилактики в столице, пусть и с некоторыми трудностями, удается собрать чуть больше чем за 1,5 суток. Впрочем, в провинции, где и аптек меньше, и поиск только по телефону, подобный финт вряд ли бы удался.

Как объясняют активисты из Нижнего Новгорода, во время проведения Чемпионата мира по футболу в 2018 году в ряде аптек города можно было найти АРВ-терапию в свободном доступе. Но, по их словам, появилась она там только по отдельной разнарядке Минздрава по случаю наплыва иностранцев. Если Мундиаль ваш город миновал, то рассчитывать на благосклонность министерства не стоит.

Да и в самом Нижнем за год до чудесного приказа попытка купить схему антиретровирусных препаратов не увенчалась успехом. Ее просто не продали.

Спустя год после чемпионата и скоротечного отъезда иностранцев из столицы Поволжья по всем аптекам города удалось найти лишь один компонент схемы: «Мы периодически мониторим ситуацию с наличием ПКП, но раз на раз не приходится, буквально на прошлой неделе к нам обратился человек, у которого была рискованная ситуация. Все, что удалось найти, — это тенофовир, других лекарств просто не было. В результате препараты пришлось искать по знакомым», — признаются активисты.

В малых городах ситуация с доступностью препаратов постконтактной профилактики еще хуже, объясняет равный консультант петербургской ассоциации «Е.В.А.» Мария Годлевская.

АРВ-терапия в свободном доступе появилась по отдельной разнарядке Минздрава только по случаю наплыва иностранцев.

Государство обеспечивает бесплатной ПКП только в случае производственных рисков, например, в медицинских учреждениях. Кроме того, ее могут выдать жертвам насилия, но в этом случае, отмечает Годлевская, факт насилия должен быть доказан, что осложняет получение постконтактной терапии в течение необходимых трех суток. Во всех остальных случаях препараты предстоит добывать самостоятельно: «В итоге человек, которому необходима постконтактная профилактика, оказывается предоставлен сам себе». И если в городке аптек немного, вероятность, что нужные лекарства найдутся, равна нулю.

«Многие фармацевты не только ошибочно полагают, что «таблетки от ВИЧ» отпускаются строго по рецепту врача, но и в принципе вообще могут не знать, что такое АРВТ», — констатируют нижегородские активисты. На официальные запросы относительно причин отсутствия лекарств в Нижнем Новгороде, которые ребята уже успели отправить в добрый десяток аптек города, пока не пришло ни одного ответа. Сейчас совместно с местным центром СПИД они пытаются договориться об оперативных закупках АРВТ для нужд профилактики в Нижегородской области. Но прогресса пока нет. «Мы живем в эпоху рыночной экономики, когда спрос рождает предложение, так что пока жители не начнут сами спрашивать лекарства в коммерческих аптеках, наладить их поставки будет непросто», — заключают активисты. 

Проблема спроса

 Аптеки центров СПИД, где лекарства есть всегда, продавать их посторонним, как правило, отказываются. Это происходит из-за того, что в рекомендациях на федеральном уровне нет правил отпуска препаратов от ВИЧ не инфицированным людям, — уточняет руководитель общественной организации «Профилактика и инициатива Республики Татарстан» Алик Зарипов.

«Многие фармацевты не только ошибочно полагают, что «таблетки от ВИЧ» отпускаются строго по рецепту врача, но и в принципе вообще могут не знать, что такое АРВТ»

В некоторых регионах, впрочем, рецепт во внутреннюю аптеку центра могут выписать и постороннему, если на приеме у врача описать положение. Так, по словам Марии Годлевской, можно получить ПКП в Питере. Но это если повезет.

Как заключает руководитель отдела мониторинга ITPCru («Коалиции по готовности к лечению») Алексей Михайлов, в России сегодня сложилась такая ситуация с АРВ-препаратами, когда фармацевтическим компаниям и дистрибьюторам этот рынок оказывается просто неинтересен. Производители препаратов ориентированы на бюджетные госзакупки для людей, уже имеющих ВИЧ-инфекцию и состоящих на учете в соответствующих медицинских учреждениях.

«Кто будет покупать ПКП в Архангельске, Перми, Кемерове и многих других регионах, где у людей денег просто нет? — отмечает Михайлов. — Хорошо, если при местных НКО есть неформальная пациентская аптечка, из которой можно дать препараты бесплатно, а если нет, то остается надеяться только на чудо».

...Или на государственную поддержку программ обеспечения жителей ПКП, которой в России пока что просто нет.

В других странах, например, в Канаде, обеспечением ПКП в регионах с 1992 года занимается государственная организация B.C. Centre for Excellence in HIV/AIDS. В центре работает горячая линия; он предоставляет рекомендации, как вести себя в случае опасного контакта, и обеспечивает постконтактной профилактикой несколько медицинских центров по всей стране.

А в Австралии, где число новых случаев ВИЧ-инфекции за последний год достигло рекордного минимума — 835 случаев на 25 миллионов человек (для сравнения: в Санкт-Петербурге на пять миллионов человек приходятся три тысячи случаев инфицирования) — ПКП доступна во всех центрах планирования семьи. А в случае, если встречу с врачом не удается запланировать в нужный срок, пациенты могут обратиться в кабинеты неотложной помощи, где врачи или медсестры проверят клиента на ВИЧ-инфекцию и ИППП и при необходимости назначат и выдадут ПКП.

Таким образом, главным инструментом в регионах для получения ПКП остаются ВИЧ-сервисные организации и неформальные объединения пациентов, собирающие на случай перебоев собственные «экстренные аптечки» из остающихся после смены схем лекарств. Именно там и стоит искать помощи. Если такое объединение в вашем городе есть. Адреса и телефоны их несложно найти в интернете или в сети ВКонтакте, где каждая группа взаимопомощи обычно имеет свою страничку.

Сколько времени займет такой поиск — сказать сложно. Но если очень повезет, возможно, лекарства удастся раздобыть быстрее, чем за пресловутые 72 часа.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera