Общество

У подростков все чаще встречаются депрессия и тревожные состояния. Как можно им помочь?

Подростки и молодые люди — особо уязвимая к депрессиям и суицидам группа. Эффективные, подкрепленные исследованиями способы профилактики, помощи и предотвращения самоубийств среди молодых людей существуют. Недавно СПИД.ЦЕНТР уже публиковал текст о том, где российские подростки могут получить бесплатную психологическую помощь, в том числе и онлайн. Но в США эта проблема тоже крайне актуальна — огромными темпами растет количество подростковых суицидов и ментальных расстройств. Брайан Резник для издания VOX разобрался в проблеме, а СПИД.ЦЕНТР публикует сокращенный перевод. Кроме того, большинство советов можно использовать и в России.

Психические расстройства — будь то тревожные состояния, психологические травмы, депрессия, нарушения пищевого поведения или эмоциональные проблемы — в наше время встречаются у школьников и молодежи намного чаще, чем раньше.

Статистика Центров по контролю и профилактике заболеваний США показывает, что после резкого спада в 1990-е годы число самоубийств среди молодых людей в США (в расчете на 100 000 смертей) начало расти в конце нулевых и достигло пика к 2017 году. Такая же тенденция наблюдается и среди детей в возрасте десяти-четырнадцати лет — за последнее десятилетие число суицидов среди них выросло в три раза.

В целом количество самоубийств в Америке во всех возрастных группах и почти во всех штатах в последнее время неуклонно растет. Но нынешние цифры среди подростков ставят в тупик даже экспертов, изучающих это явление.

Существует множество предположений о причинах происходящего. Среди них: новые виды взаимодействия подростков в цифровых пространствах, экономический стресс и последствия кризиса 2008 года, рост социальной изоляции и другие. Сейчас выделяют еще две серьезные проблемы американского здравоохранения — дети потребителей опиоидов в большей степени подвержены риску самоубийства, то же относится и к молодым людям, живущим в доме, где есть огнестрельное оружие.

Число самоубийств среди американских подростков и молодежи достигло рекордной величины. Смертность от самоубийств среди людей в возрасте от 15 до 24 лет на 100 000 человек.

Суициды — одна из главных причин смертности, занимают второе место среди молодежи и десятое в целом. Но исследования о том, как их можно предотвратить, проводятся и финансируются не слишком активно. Из 295 областей исследования заболеваний, которые финансируют Национальные институты здравоохранения США, предотвращение самоубийств занимало 206 место в 2018 году. При этом исследования вируса лихорадки Западного Нила, от которого умирает 137 человек в год, занимает более высокое место.

Я побеседовал с несколькими специалистами, работающими в сфере исследований психического здоровья, и все они утверждают: нет необходимости искать точную причину роста числа суицидов среди подростков, помочь им можно и без этого.

Самоубийства — лишь верхушка айсберга

Писать о самоубийствах очень сложно. Не только из-за большого количества горя и печали, но еще и потому, что если писать об этом недостаточно осторожно, можно усугубить ситуацию. Поэтому важно сказать сразу: несмотря на то, что количество суицидов растет, самоубийство — это не нормально и не естественно.

И все еще редкость. В США в 2017 году 6 241 человек в возрасте от 15 до 24 лет покончили с собой. Большинство из них мужчины, но число девушек, уходящих из жизни таким образом, тоже растет. Как сообщают Центры по контролю и профилактике заболеваний США, в целом около 16 % молодых людей в стране думали о самоубийстве. Но смерти — всего лишь верхушка этого айсберга скорби. Под ней скрывается море боли, затопившее души молодых людей.

Так, с 2005 по 2014 год число подростков, страдающих клинической депрессией, выросло на 37 %. И попыток суицида, которые не всегда заканчиваются летальным исходом, также стало больше. Тому есть вызывающие тревогу подтверждения. В одной статье, недавно опубликованной в «Педиатрическом журнале» (Journal Of Pediatrics), сообщается, что в 2018 году около 60 000 девочек в возрасте от 10 до 18 лет попытались отравиться. Десять лет назад эта цифра была вдвое меньше. Лишь немногие из этих отравлений привели к смерти, но все они — показатели сильной эмоциональной травмы.

По словам Джеймса Мацца, занимающегося исследованиями в области подростковых самоубийств, различных психических расстройств и психологических травм у школьников сейчас намного больше. «Только небольшая часть из них закончится смертью в результате самоубийства. В школах необходимо уделять больше внимания психическому здоровью детей и подростков, а также обучать их навыкам самопомощи при эмоциональной дисрегуляции, с которой они столкнутся в подростковом возрасте», — добавляет он.

Но как действовать? Список достаточно большой, поэтому ниже приводится лишь часть советов, которые исследованы наиболее тщательно.

Ограничение доступа к оружию и специальным медикаментам способствует предотвращению самоубийств

Самый действенный метод сокращения числа самоубийств — ограничение доступа к средствам, с помощью которых можно себя убить. Несмотря на то, что этот метод самый примитивный, он применяется реже всего. В США это подразумевает контроль над оружием.

«У ребенка, живущего в доме, где хранится огнестрельное оружие, намного больше шансов умереть в результате самоубийства», — объясняет Джонатан Сингер, президент Американской ассоциации суицидологии и профессор кафедры социальной работы в Чикагском университете Лойола.

Уже доказано, что усиление контроля над огнестрельным оружием в случае с самоубийствами спасает жизни. После того, как в 1992 году в Новой Зеландии ввели более строгие законы об огнестрельном оружии, «число суицидов, совершенных при помощи огнестрельного оружия, значительно уменьшилось, особенно среди молодежи», как сообщается в исследовании 2006 года. Показатели частоты самоубийств среди молодых людей от 15 до 24 лет на 100 000 человек упали с четырех в конце 1980-х до одного на начало 2000-х.

«Ограничение доступа к огнестрельному оружию — одно из лучших решений как мера на уровне населения, — говорит Сингер. — Но согласна ли на это страна? Нет».

Еще одно, более простое, решение — это так называемые «рекомендации по ограничению доступа к смертоносным средствам» для семей, в которых у ребенка обнаружилась склонность к самоубийству. Такие консультации обычно проводятся в больничных условиях после чрезвычайной психиатрической ситуации и включают в себя беседу с родителями о том, насколько доступны для детей в доме огнестрельное оружие или ядовитые вещества, и советы, как сделать обстановку дома безопаснее. Тем не менее многих детей отпускают из больниц без подобной консультации для родителей.

Ограничение доступа к смертоносным средствам — это ограничение доступа не только к огнестрельному оружию, но и к смертельно опасным медицинским препаратам.

Для борьбы с опиоидной эпидемией понадобится ограничить доступ к таблеткам, от которых может случиться передозировка. Наличие дома лекарств опиоидного ряда, прописанных кому-то из членов семьи, связано с повышенным риском передозировки.

Но потенциально опасны не только рецептурные лекарства.

«До тех пор пока родители не будут уверены, что ребенок способен самостоятельно контролировать прием лекарств, их следует хранить под замком, — предупреждает Джон Акерман, координатор отделения по предупреждению самоубийств в Общенациональной детской больнице. — Я не имею в виду, что медикаменты нужно непременно «хранить под замком и вдали от детей», пока детям не исполнится 18. Отнеситесь к этому, как к праву на вождение автомобиля, к тому, что требует серьезной ответственности. Этому нужно учиться, это нужно отрабатывать, это нужно заслужить и на это требуется время».

Исследования показывают, что изменение вида упаковки безрецептурных лекарств тоже может оказаться полезным. Так, популярное в Британии обезболивающее было перевыпущено в пластинах (откуда таблетки достаются по одной) вместо флаконов (откуда проще высыпать много таблеток за один раз), что сократило количество передозировок этим лекарством.

С помощью этих мер действительно можно спасти много жизней, но, по словам Сингера, вряд ли это поможет людям почувствовать, что «их жизнь стоит того, чтобы жить». Для этого можно найти и другие решения.

Помочь можно, даже просто спросив подростка, нет ли у него суицидальных мыслей

Меры по спасению жизней детей в первую очередь стоит внедрять в школах. «Подростки проводят в школе треть дня, — объясняет Сэмюэль Бринтон, руководитель отдела адвокации и взаимодействия с госструктурами в «Проекте Тревор». — Учителя могут быстрее разглядеть тревожные сигналы и вовремя вмешаться».

В общих чертах он рассказал, что в идеале программы по предотвращению суицидов должны проводиться в школах на трех уровнях: программы по предотвращению самоубийств среди учащихся в целом; программы, позволяющие выявлять детей, переживающих психологические трудности, и оказывать им поддержку; а также стратегии для работы с последствиями самоубийства или трагического случая в школе, которые помогают детям справляться с ними и предотвращают цепную реакцию самоубийств.

Но единой совершенной программы нет. «Мы пытаемся понять, как собрать все данные воедино и разработать эффективные стратегии для школ», — отмечает Джейн Пирсон, председатель Консорциума по исследованию проблемы самоубийств при Национальном институте психического здоровья.

И все-таки весьма полезно просто периодически спрашивать детей, все ли у них в порядке, и проводить диагностику суицидального поведения.

«Долгое время был распространен миф, что если просто спросить ребенка о том, не думает ли он о самоубийстве, он тут же начнет о нем думать и риск суицида возрастет, — говорит Митч Принстейн, руководитель отделения клинической психологии в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл. — Сейчас уже всем известно, что это вовсе не так».

В процессе диагностики подросткам задают прямые вопросы, например: было ли тебе грустно большую часть времени в последние пару недель? Хотелось ли тебе когда-нибудь умереть? Возникали ли у тебя мысли о самоубийстве в последние пару недель?

Подростков, ответивших «Да» на эти вопросы, могут направить на дополнительную консультацию (весьма эффективно с суицидальными мыслями помогает справиться, в частности, диалектическая поведенческая терапия). Результаты исследования по оценке методов диагностики, в котором принимали участие более 1000 девятиклассников из Коннектикута, показали, что данная практика в сочетании с просвещением по вопросам психического здоровья способна сократить число попыток самоубийства в последующие три месяца.

«Но это всего лишь одно исследование, — подчеркивает Сингер. — Сложнее всего приходится, когда нас спрашивают, какие у нас есть доказательства, какие данные, но дело в том, что мы только в самом начале пути. Для разработки программ нужно время, чтобы в школьных округах согласились на то, у чего пока нет доказательной базы, нужно время. Кроме того, требуется время и деньги, чтобы провести исследование, которое покажет, что эффективно, а что — нет».

Gatekeeper training — обучение гейткиперов — система, помогающая учителям выявлять детей, которым необходима помощь

Многие из тех, кто покончил с собой, не обращались за психиатрической помощью. Отчасти эти пробелы могут заполнить школы. Но это непросто. Одна из сложностей — школы находятся в ведении местных властей. В каждом округе программы придется вводить в индивидуальном порядке. И не во всех округах есть деньги или ресурсы на это. К тому же могут воспротивиться разговорам о суицидах и некоторые родители.

Вселяющий надежду метод предотвращения самоубийств — система Gatekeeper training, то есть подготовка так называемых гейткиперов. Учителей и школьных сотрудников учат распознавать учащихся, подверженных суицидальному риску, и по возможности направлять их на дальнейшие консультации к специалистам.

Программа грантов для профилактики самоубийств среди молодежи, предусмотренной федеральным законодательным актом «В память о Гаррете Ли Смите», названа в честь сына одного из сенаторов США, покончившего жизнь самоубийством в 2003 году. Она выделяет школам средства на запуск различных профилактических программ.

Она оказалась полезной, независимо от того, на что школы тратили деньги. «Исследования показали, что в округах, получивших эти гранты, число попыток самоубийств и смертей в результате самоубийств среди молодежи было ниже, чем в соответствующих округах, их не получивших», — отмечается в недавнем обзоре, опубликованном Американской психологической ассоциацией.

Родители и взрослые вокруг тоже имеют право предпринимать активные действия

Работать нужно не только с молодыми людьми, но также с их родителями и другими окружающими их взрослыми, чтобы создать сеть безопасной поддержки. «Все родители должны разговаривать с детьми на тему самоубийств», — убежден Принстейн.

Кэтрин Гордон, клинический психолог и ученый, недавно оставившая науку ради частной практики, говорит, что родители должны научиться «слушать, не осуждая». Просто выслушать ребенка — это уже первый шаг.

«Родители, скорее всего, захотят немедленно взяться за решение проблемы, — объясняет она. — Но детей такая реакция нисколько не поддерживает, а лишь обижает. Когда вы открыты, когда слушаете, очень часто дети и подростки начинают сами искать решение проблемы или просят о помощи».Недавно было опубликовано исследование о предотвращении самоубийств, которое на данный момент наиболее воодушевляет и имеет все шансы превратиться в реальную стратегию. Оно показало, что взрослые действительно могут повлиять на ситуацию и спасти ребенку жизнь, хотя результаты могут быть видны не сразу.

В исследовании принимали участие подростки, попавшие в больницу после попытки самоубийства. Их попросили выбрать максимум четверых близких им взрослых, которых обучили, как разговаривать с суицидально настроенными детьми и как определить, соблюдают ли они режим лечения. Окончив очные курсы, взрослые в течение нескольких месяцев получали поддержку по телефону, чтобы им самим было легче справиться с трудностями, возникавшими в процессе помощи проблемным подросткам.

Через десять лет после эксперимента исследователи вернулись к его участникам, проверив записи актов о смерти. Выяснилось, что подростки, в жизни которых в тот момент участвовали взрослые, в большинстве случаев остались живы. «Насколько нам известно, ранее ни одна из других мер вмешательства, нацеленных на помощь подросткам, склонным к самоубийству, не приводила к снижению уровня смертности», — написали авторы исследования, результаты которого были весьма скромными и нуждаются в воспроизведении.

Шерил Кинг, ученый из Мичиганского университета, работающая в области исследований по предотвращению самоубийств и придумавшая этот метод, убеждена: он сработал потому, что дети сами выбирали взрослых. Возможно, благодаря этому они задумались о связях, которые существуют между ними и другими людьми, и что эти связи можно укрепить.

Также эта стратегия побуждает взрослых, которые необязательно являются родителями ребенка, действовать на опережение. «Дело в том, что взрослым не так-то и просто сделать первый шаг, поддержать, поговорить и попытаться помочь суицидально настроенным подросткам, — поясняет Кинг. — Мы постоянно им напоминали, что их задача — показать детям любовь и заботу, но ответственности за решения, которые принимает тот или иной подросток, они не несут». Если таких программ будет больше, у родителей и других взрослых будет больше возможностей защитить подрастающее поколение.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera