Общество

Одиночество в большом городе: почему ответственность лежит на архитекторах и урбанистах

Здоровый город — это тот, где люди меньше болеют, чувствуют себя в безопасности и доверяют пространству вокруг. Как следствие, население не только становится счастливее, но способно больше работать, производить ресурсы. С темой здоровья горожан тесно связано и одиночество, которое повышает риск развития ментальных и физических заболеваний. «СПИД.ЦЕНТР» поговорил с экспертами о городской социальности и о том, как среда может стимулировать развитие связей между людьми. 

К чему приводит одиночество

С одиночеством может столкнуться любой человек вне зависимости от возраста и социального статуса, и каждый будет проживать его по-разному. Ключевой особенностью этого состояния выступает внутренний дискомфорт. И если индивидуализм можно рассматривать как ситуацию осознанного выбора, то одиночество возникает тогда, когда человек оказывается в вынужденной изоляции или не может это контролировать. 

«По сути, это сниженная социализация и меньше возможностей для самореализации. Мы очень многое получаем от контакта с другими людьми, и когда этого [недостаточно], многие возможности, досуг тоже пропадают. Чем больше одиночества, тем сложнее выходить на контакт. И так по кругу проблема начинается и усугубляется», — рассказала «СПИД.ЦЕНТРу» психотерапевтка, авторка telegram-канала Save me, lobus frontalis Ольга Романова. 

Чувство одиночества не всегда сопряжено с отсутствием людей, добавила она. Человек может находиться в толпе знакомых и незнакомых, много и активно общаться, но при этом чувствовать себя одиноким. Например, если есть потребность создать семью, но она не удовлетворена, или если родители редко видятся со своими выросшими детьми. 

Около 43% россиян страдают от одиночества, пишет НИУ ВШЭ, и больше всего ему подвержены пожилые люди. Выходя на пенсию, человек оказывается оторванным от профессионального сообщества и разных форм досуга, переживает внутренние кризисы. Помимо этого начинают умирать партнеры, а общения с выросшими детьми и друзьями становится все меньше. Наибольшая доля одиноких (около 70%) приходится на россиян старше 85 лет. 

Фото @ Pixabay

Люди трудоспособного возраста находятся на пике социальной активности, но и они могут сталкиваться с одиночеством по тем или иным причинам (переезд, продолжительная болезнь). Его переживание в обоих случаях будет связано с чувством изолированности и оторванности, добавила Романова. 

Помимо этого в группе риска люди из уязвимых групп, которым тяжелее выстраивать близкие связи из-за отторжения, предрассудков в обществе или недоступности среды. Если человек с инвалидностью не может устроиться на работу и по этой причине большую часть времени проводит дома, то, скорее всего, у него и будет дефицит общения. 

Еще одной проблемной группой считают детей и подростков, поскольку на этапе формирования личности очень важна социализация. И если они сталкиваются с одиночеством, это может вылиться в проблемы с ментальным здоровьем, а в будущем им тяжелее будет выстраивать близкие связи. «[Детство] — период формирования социальных контактов, — продолжила экспертка. — Если ребенок много проводит времени один и ему это некомфортно, то впоследствии он будет более настороженным. В нем будет больше тревожности и склонности к тому, чтобы закрываться».

Одинокие люди чаще болеют, имеют предрасположенность к развитию ментальных расстройств, у них сокращается продолжительность жизни, сообщают Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC). Как показало исследование, среди людей старше 50 лет социальная изоляция на 29% повышает риск развития сердечных заболеваний, на 32% — риск инсульта. Одиночество наносит такой же вред здоровью, как выкуривание 15 сигарет в день или наличие алкогольной зависимости. 

Эта проблема затрагивает не только отдельно взятых людей, но и общество в целом. Лондонская школа экономики и политических наук подсчитала, что за десять лет уход за одинокими людьми старше 65 лет будет стоить государству порядка 1700 фунтов стерлингов на человека (​​более 173 тыс. рублей). Поэтому решением этой проблемы занимаются на разных уровнях. В том числе с учетом влияния на одиночество городской среды. 

Новая городская социальность

Комфортный город — значит не только красивый, но и тот, где людям хочется общаться с друзьями, где они не чувствуют себя изолированными, взаимодействуют со средой и проводят время с близкими. При этом число одиноких молодых людей в урбанизированных городских пространствах выше, говорится в упомянутом выше исследовании. А москвичи сталкиваются с одиночеством чаще, чем жители менее крупных городов. 

Никита Румянцев

«Я придерживаюсь позиции, что нет такого хтонического существа, как город, который обязательно нас сделает одинокими. Понятно, что в нем по-другому устроена социальность. Это не то же самое, что вы живете в деревне. Но все равно это не значит, что в каждом городе все люди одинокие и несчастные. Мне кажется, вряд ли. Потому что мы знаем примеры городов, в которых такого нет», — сообщил в разговоре со «СПИД.ЦЕНТРом» руководитель Аналитического центра АНО «Московский урбанистический форум» Никита Румянцев. 

По мнению эксперта, в одиночестве виноват не сам город, а плохо спроектированная среда. Если она скучная, однообразная, то люди не задерживаются в этом месте, а значит, не пересекаются друг с другом и не общаются. А широкие проспекты, несоразмерные масштабу человека, могут вызывать внутреннее отторжение. На таких улицах могут проводиться парады, но люди чувствуют там себя лишними и поэтому уходят.

То же относится к дизайн-решениям на уровне цвета, света, форм. «Блеклые и пастельные тона физиологически вызывают у людей чувство потери и одиночество. Нейробиологи [установили], что это влияет на нас как нахождение в одиночной камере. Активируются те же участки мозга и такие же по характеру последствия», — продолжил Румянцев. Зеленые пространства, наоборот, оказывают плодотворное влияние на психологическое состояние. Но если в конкретном парке ничего не будет происходить или его устройство будет непонятным, то и жители города туда не пойдут. 

Другая сторона вопроса связана с тем, как горожане выстраивают отношения и почему общение происходит в тех или иных пространствах. Основная точка социализации для людей трудоспособного возраста — это работа, поскольку там они проводят больше всего времени и в том числе общаются. Зачастую это более поверхностная коммуникация, и горожанам свойственно иметь малое число сильных связей и большое — слабых. 

«Такие легкие социальные связи — они про причастность к группе, сообществу. Особенно это [относится] к пространствам, где люди объединяются по профессиональным интересам или хобби. И не обязательно при этом близко дружить со всеми участниками коммьюнити», — прокомментировала Ольга Романова. 

Помимо этого поддерживать близкие связи сложнее из-за больших расстояний, которые отделяют людей друг от друга, и из-за необходимости много работать, чтобы соответствовать определенному уровню жизни в мегаполисе. Однако все нужно рассматривать индивидуально, подчеркнула психотерапевтка. Кому-то тяжело поддерживать близкую связь больше, чем с одним человеком, и в этом случае можно говорить о спектре социальности, когда разным людям будет одиноко или комфортно в сходных условиях. 

Urban Health и комфортная среда 

Как должен выглядеть город, где людям не будет одиноко, — очень широкий вопрос, к которому можно подходить с разных сторон. Концепция Urban Health рассматривает одиночество в одном блоке с психическими расстройствами, поскольку одно тесно связано с другим. Правильно спроектированная среда будет плодотворно влиять на физическое и ментальное здоровье людей. И прежде всего, по мнению Никиты Румянцева, нужно достичь базового уровня комфортной и инклюзивной среды.

«Каждый раз, когда ты пытаешься придумать ее для конкретной группы, то приходишь к тому, что просто делаешь инклюзивный город. Лучше, если можешь все расположить на одном уровне, без подъемов на другие этажи по лестницам или лифтам. Чем больше лавок, тем лучше. Потому что повышается дистанция, так вы можете [больше] пройти пешком. Пришли, посидели, пошли, посидели. И без разницы, на какую аудиторию это рассчитано», — рассказал эксперт.

Поскольку одиночество — это не монолитная проблема, то нет единого решения, которое позволит избавиться от социальной изоляции для всех. Поэтому следующим этапом будет работа с конкретными группами населения. Дети, подростки, молодые семьи, матери-одиночки, пожилые — все они имеют разные трудности и потребности, связанные с одиночеством, и даже внутри единой, казалось бы, группы отличаются неоднородностью. Влияет и то, какой город рассматривается, и то, как он устроен, чего в нем не хватает. Поэтому и бороться с одиночеством нужно с помощью разных инструментов.

В качестве примера эксперт привел Парк им. Горького, который привлекает большое количество людей и где много возможностей для коммуникаций и проведения досуга. Однако пожилые люди туда не пойдут, и проблема одиночества для них не будет решена. Им больше подойдет, например, фермерский фестиваль, посетителям которого интересны не столько покупка или продажа товара, сколько общение с единомышленниками.

Парк им. Горького, Москва

Основная точка социализации для детей — это двор. Если он плохой, не обустроенный под их нужды, им будет негде общаться, и основная коммуникация будет происходить в интернете. Особенно эта проблема будет актуальна летом, когда нет школы или не работают кружки. В этом случае задача урбанистов — сделать такой двор, куда ребенок захочет прийти и играть с другими детьми. 

По схожему принципу будет вестись работа и с остальными группами населения. Исследователи смотрят, как разные аудитории взаимодействуют с городской средой, где они проводят больше времени и что для них важнее. «Там, где точка воздействия [на среду] может быть выше, надо пробовать либо отдельные дизайн-решения, чтобы люди больше общались, либо делать события, — пояснил Никита Румянцев. — А если это не помогает, то [внедрять] какие-то [социальные] сервисы».

Главные проблемы в борьбе с одиночеством — это стигма вокруг психического здоровья и непонимания того, что оно уже находится на уровне эпидемии, считает эксперт. И ответственность за борьбу с ним лежит на всех: не только на архитекторах и урбанистах, но и на экономистах, различных департаментах, врачах и других специалистах. Для ее решения в мировой практике разработали программы на уровне районов, городов и стран. Так, в Великобритании существует Министерство одиночества, а в США были выпущены рекомендации по тому, как сделать мегаполис дружественным к людям всех возрастов. 

В России ключевые шаги в этом направлении связаны с развитием социальных сервисов. Один из примеров — проект «Московское долголетие», в рамках которого проходят оздоровительные и досуговые мероприятия для людей старшего возраста. В Приморском крае реализуется похожая инициатива «Активное долголетие». Участники и участницы не только посещают занятия и поддерживают физическое здоровье, но также общаются друг с другом. Схожую функцию выполняют детские кружки и секции, где ребенок, помимо прочего, социализируется.

Советское наследие

В России нет городов — эту позицию еще в 2011 году высказал исследователь Вячеслав Глазычев. По его мнению, город должен «жить» — чтобы площади и общественные пространства не пустовали в выходной день и привлекали большое количество людей. Жители и туристы должны активно взаимодействовать друг с другом на улицах, в парках. Это происходит только в том случае, если среда их привлекает. 

«Советские города строились как машины. Вот тут завод, здесь мы работаем, а тут бараки при заводе. А посередине ДК. То же самое окраины. Когда мы едем в новые районы, то не очень понимаем, что это город. Потому что там и не хочется находиться, и там нам нечего делать», — утверждает Никита Румянцев.

Если же рассматривать типичный российский двор, то в центре его располагается детская площадка, а вокруг нее — парковки. Получается, что двор используется как место для хранения имущества (в машине люди долго не сидят), а площадки ориентированы лишь на одну группу населения. Взрослым там делать нечего, и они также проходят мимо.

Кроме того, россияне мало доверяют людям, рядом с которыми живут. Согласно исследованиям, 70% москвичей не знают никого из соседей по подъезду. А 63% опрошенных уверены, что вечером в их районе опасно. И наоборот, большая часть респондентов считает безопасным центр города, хотя именно там совершается больше всего преступлений. Это значит, что люди не доверяют месту, где они живут, и не хотят поддерживать там никакие связи. 

Чувство причастности к району и городу может зависеть от множества факторов. Личные симпатии и антипатии человека, какие у него есть потребности, съемное ли у него жилье или постоянное, чувствует ли он себя частью соседского сообщества. «К городской среде и к домам снаружи и внутри можно относиться по-разному. В зависимости от того, чувствую ли я, что это для меня значимо, я ее часть или нет — я здесь просто временный гость, который не хочет включаться в какие-то процессы», — прокомментировала Ольга Романова.

Однако к этому тоже должен быть индивидуальный подход, поскольку далеко не у всех есть потребность поддерживать связи с соседями. Для кого-то важно чувствовать принадлежность к такому коммьюнити, другим комфортнее оставаться индивидуалистами. К тому же личное знакомство часто заменяется общением в общедомовых чатах, благодаря которым люди встречаются, обмениваются информацией, помогают друг другу. Психотерапевт Ольга Романова увидела в этом формирование новой культуры взаимодействия с соседями.

Чтобы развивать чувство причастности к дому или району, можно создавать объединяющие пространства — места, где люди могут встречаться. «У дома, у которого нет своего двора или [общего] пространства, скорее будет меньше чувства включенности. А если есть большой двор, сквер, где соседи пересекаются, выгуливают собачек и играют с детьми, то это помогает чувствовать больше взаимных связей и появляется желание заботиться об этом месте», — заключила Романова. 

Соседский центр в Подмосковье

Примером внедрения принципов добрососедства может служить жилой комплекс для вегетарианцев Veda Village в Санкт-Петербурге, который позиционирует себя как место для единомышленников. Чтобы приобрести там квартиру, будущие жильцы проходят собеседование, а впоследствии они обязаны соблюдать правила — в том числе запрет на приготовление мяса. Соседи проводят в общих зонах мероприятия, совместно отмечают праздники и заказывают продукты. 

В Подмосковье и Тюмени существуют соседские центры, открытые архитектурным бюро «Брусника». Первый этаж в них отведен под кухню для проведения кулинарных мастер-классов, спортивные или танцевальные залы, коворкинг, библиотеку, детскую комнату и другие помещения, где жители могут работать, отдыхать и проводить время вместе.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera