Эпидемия

Вспышка оспы обезьян: какие 4 вопроса стоят перед учеными

Ученые активно изучают новую вспышку оспы обезьян, пытаясь определить ее источники и возможные способы противодействия.

В начале мая в Великобритании был зафиксирован случай заражения человека оспой обезьян. С тех пор как минимум в 29 странах Европы, Америки и Океании подтвердилось более таких 1000 случаев или подозрений на заражение, включая Канаду, Португалию и Испанию. Это крупнейшая известная вспышка за пределами Африки. Ученые крайне обеспокоены ситуацией, поскольку вирус выявлен в разных странах среди разных народов и между многими из этих случаев нет очевидной связи. Это позволяет предположить, что существует неизвестный способ местной передачи вируса.

«Сейчас необходимо действовать быстро и решительно, хотя во многом нам еще предстоит разобраться», — говорит Энн Римойн, эпидемиолог Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, которая более десяти лет изучала обезьянью оспу в Демократической Республике Конго.

Nature приводит некоторые ключевые вопросы в контексте нынешних вспышек, на которые ученые пытаются найти ответы.

Как началась нынешняя вспышка заболевания?

За эти недели ученые секвенировали геном вируса обезьяньей оспы из образцов, взятых у пациентов в нескольких странах, включая Бельгию, Францию, Германию, Португалию и США. Главное, что удалось выяснить на данный момент, — каждый из этих геномов очень похож на штамм вируса обезьяньей оспы, обнаруженный в Западной Африке. Его летальность составляет менее 1% в бедных сельских районах, что делает его гораздо менее опасным для жизни, чем центральноафриканский вирус, в случае с которым смертность достигает 10%.

Также появились предположения относительно того, что могло спровоцировать новую вспышку заболевания. Чтобы их подтвердить, необходимо собрать больше данных, но уже сейчас можно утверждать, что геномы, проанализированные на данный момент, практически идентичны. Следовательно, есть вероятность, что дальнейший эпидемиологический анализ выявит общий источник новых внеафриканских вспышек.

Нынешние геномы больше всего похожи на те, которые были зафиксированы в 2018 и 2019 годах в небольшом количестве случаев при поездках людей в Западную Африку. По мнению Берни Мосса, вирусолога Национального института аллергических и инфекционных заболеваний в Бетесде, штат Мэриленд, самое простое объяснение состоит в том, что нынешний вирус распространился через кого-то, кто побывал в той же области, где заразился при контакте с животным или человеком.

Впрочем, возможны и другие объяснения, считает Густаво Паласиос, вирусолог Школы медицины им. Карла Айкана при Медицинском центре Маунт-Синай, Нью-Йорк. В частности, не исключается, что нынешний вирус был завезен во время предыдущих вспышек, но не был выявлен и с тех пор незаметно распространялся. Однако эта версия менее вероятна, поскольку обезьянья оспа обычно сопровождается выраженными высыпаниями на теле человека и кто-то из заболевших наверняка обратился бы к терапевту.

Можно ли объяснить нынешние вспышки генетическими изменениями в вирусе?

По мнению Эллиота Лефковица, специалиста по вычислительной вирусологии при Университете Алабамы в Бирмингеме, который изучает эволюцию поксвирусов (то есть вирусов оспы), будет чрезвычайно сложно выяснить, могут ли генетические факторы быть причиной столь беспрецедентного по масштабу распространения заболевания за пределами Африки. Прошло уже более 17 лет с тех пор, как была определена разница между западноафриканским и центральноафриканским штаммами, однако ученые до сих пор пытаются понять, какие конкретно гены ответственны за более высокую вирулентность и контагиозность второго из них.

Одна из причин этого заключается в том, что геномы вирусов оспы недостаточно изучены, говорит Лефковиц. Геном этого вируса огромен по сравнению с геномами многих других. Например, он более чем в шесть раз больше генома коронавируса SARS-CoV-2. А это означает, что геномы обезьяньей оспы как минимум «в шесть раз сложнее проанализировать», считает Рэйчел Ропер, вирусолог Восточно-Каролинского университета в городе Гринвилл в Северной Каролине

Еще одна причина, по мнению Густава Паласиоса, заключается в том, что в Африке, где обезьянья оспа уже много лет является проблемой здравоохранения, на геномные исследования выделяется недостаточно средств. Поэтому вирусологам остается теряться в догадках: в их распоряжении слишком мало вирусных геномов, с которыми они могут сравнивать новые образцы, полученные от пациентов с обезьяньей оспой. Он добавляет, что финансирующие организации не прислушались к ученым, которые более десяти лет говорили о возможности новых вспышек заболевания.

По словам главы Нигерийского центра по санитарно-эпидемиологическому надзору в Абудже Ифедайо Адетифа, африканские вирусологи, с которыми он общался, жаловались, что они годами тщетно боролись за финансирование исследований обезьяньей оспы и за возможность публиковать результаты этих исследований. Однако лишь сейчас, когда вирус распространился за пределы континента, органы здравоохранения по всему миру внезапно стали проявлять к ним интерес.

При этом, чтобы понять, как эволюционирует вирус, необходимо секвенировать геном вируса у животных, считает Паласиос. Известно, что вирус передается животным, главным образом грызунам, таким как белки и крысы, однако ученым еще предстоит определить естественный резервуар вируса в тех районах Африки, где были зафиксированы случаи заболевания.

Можно ли предотвратить распространение заболевания?

С начала нынешней вспышки некоторые страны начали закупать вакцину от натуральной оспы. По мнению ученых, она способна защитить и от обезьяньей оспы, поскольку эти вирусы близки генетически. По данным федерального агентства «Центры по контролю и профилактике заболеваний США» (CDC) в Атланте, Джорджия, в отличие от некоторых вакцин против COVID-19, в случае с которыми полный иммунитет вырабатывается через две недели после второй дозы, вакцина от натуральной оспы эффективно защищает от обезьяньей оспы, если ввести ее в течение четырех дней с момента заражения. Это связано с длительным инкубационным периодом вируса.

Если вакцина будет применяться, то, вероятно, по схеме кольцевой вакцинации, когда прививка ставится всем, кто близко контактировал с зараженным. По словам Андреа Макколлум, эпидемиолога, возглавляющей группу по поксвирусам в CDC, агентство пока не применяет данную стратегию. Однако CNN сообщает, что Соединенные Штаты планируют предложить вакцину против натуральной оспы некоторым медицинским работникам, которые занимаются лечением больных обезьяньей оспой. Кроме того, отдельные специалисты видят смысл в том, чтобы помимо тех, кто близко контактировал с заболевшими, вакцинировать группы с повышенным риском заражения.

При этом вирусологи обеспокоены тем, что даже если службам здравоохранения удастся остановить распространение обезьяньей оспы среди людей в рамках текущей вспышки, вирус может снова попасть к животным. Появление новых резервуаров вируса среди них увеличит риск передачи заболевания людям. Это будет происходить снова и снова, в том числе в странах, где животные-переносчики еще не обнаружены.

В заявлении Европейского центра профилактики и контроля заболеваний от 23 мая прозвучало, что такое развитие событий возможно, однако его вероятность «крайне невелика». Тем не менее представители европейских служб здравоохранения настоятельно рекомендовали владельцам домашних грызунов, таких как хомяки и морские свинки, изолировать своих питомцев, отправив их под наблюдение в специальные государственные учреждения в случае, если у хозяев подтверждена обезьянья оспа. В качестве крайней меры предлагается эвтаназия, которая может потребоваться для предотвращения так называемого побочного заражения, т. е. передачи вируса от одной популяции к другой.

По мнению Берни Мосса, хотя вероятность такой передачи невелика, проблема в том, что обычно ученые узнают о побочном заражении слишком поздно. Это связано с тем, что в отличие от людей, у заболевших животных не столь выражены визуальные симптомы вируса.

Изменился ли способ передачи вируса?

Известно, что вирус обезьяньей оспы передается через тесный контакт с очагами поражений кожи и биологическими жидкостями зараженных людей и животных, а также воздушно-капельным путем. Однако, по данным «Ассошиэйтед Пресс», в настоящее время органы здравоохранения рассматривают версию о том, что распространение заболевания в Европе могло быть связано с сексуальной активностью на двух вечеринках в Испании и Бельгии. Из этой версии вытекает предположение, что в результате эволюции вируса усилилась его передаваемость половым путем.

Тем не менее, по словам Энн Римойн, возможная связь распространения вируса с указанными эпизодами не позволяет делать выводы ни о половом механизме передачи, ни о том, что заразность вируса возросла. Пока можно лишь утверждать, что вирус легко передается при тесном контакте. Как отмечает Рэйчел Ропер, в отличие от вируса SARS-CoV-2, который, как считается, не способен долго задерживаться на поверхностях, вирусы оспы могут выживать вне организма в течение длительного времени. Поэтому такие поверхности, как постельное белье и дверные ручки, — потенциальные источники их передачи.

Хотя отмечается большое количество случаев заражения среди мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), Римойн подчеркивает, что причина интенсивного распространения вируса среди этих групп, скорее всего, в случайности: изначально он попал в организм одного из представителей этого сообщества и затем продолжил распространяться внутри него.

По словам эпидемиолога Андреа Макколлум, благодаря пристальному вниманию специалистов к обезьяньей оспе выявились огромные пробелы в научных знаниях о ней. «Когда острая фаза окажется позади, полагаю, нам предстоит долго и кропотливо анализировать, насколько верно мы определяем приоритетные направления научных исследований», — считает она. 

Иллюстрации: Надя Ще

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera