Общество

С миру по волоску: как «Добрый парик» из Петербурга организует донорство волос по всей стране

3028

Избавиться от шикарной шевелюры — это, безусловно, серьезный, знаковый поступок. Делла, героиня рассказа «Дары волхвов» О. Генри, пожертвовала своими изумительными волосами, чтобы купить подарок любимому мужу на Рождество. С тех пор в мире появилась возможность быть волхвами похожим образом, но для тех, кого ты не знаешь лично, кто потерял свои природные волосы. Как правило — после химиотерапии. Примеры такой практики не очень многочисленны, но их можно найти в разных странах мира, включая Россию. Рассказываем, как это делается сейчас в Петербурге.

Возвращая красоту

Для начала поясним: такие методы лечения рака, как химио-, радио- или лучевая терапия, воздействуют на быстрорастущие клетки — в том и смысл. Но вместе с поврежденными раковыми  уничтожают и здоровые, для которых тоже характерен быстрый рост. А поскольку клетки луковиц волос — в их числе, то истончение и выпадение начинается довольно быстро после начала лечения — от одной до четырех недель после первого же сеанса «химии» и через четыре недели после радиотерапии. 

Сколько волос потеряет пациент, зависит от многих факторов, включая дозировку препаратов (или излучения), а также длительность курса лечения. Сколько нервных клеток — об этом наука умалчивает. Однако, как показал опрос онкобольных, организованный и проведенный Гисенским университетом, каждый второй пациент считает потерю волос «самым травматичным побочным эффектом химиотерапии». 

С начала лета 2023 года в Петербурге начал действовать проект «Добрый парик».  Его создатели на своей странице в социальной сети пишут так: «Проект предоставляет парики детям, подросткам и молодым взрослым, которые столкнулись с проблемой выпадения волос после прохождения химиотерапии при лечении онкологических заболеваний».

Там же указывается, что проект создан Благотворительным фондом «Моя страна» и при поддержке социального бизнеса в городе Санкт-Петербурге. В его основу лег личный опыт, а также наличие собственного производства по созданию париков. А с 1 июня 2023 года «Добрый парик» запустил движение донорства волос в России.

— Получилось так, что на одном мероприятии познакомилась я с предпринимателем по имени Илья, у него свой бизнес в нише создания париков, — рассказала «СПИД.ЦЕНТРу» руководитель проекта Екатерина Андрусова. — Слово за слово, нашли общий язык по части социального направления деятельности. А что если делать парики для тех, кто лишился волос вследствие онкологии? Причем так, чтобы поучаствовать в этом могли самые обычные люди, просто сходив в парикмахерскую и отдав свои же волосы?

— Что было взято за основу?

— Ничего. Саму идею мы не то что подсмотрели, мы ее придумали. Но после коллегиального обсуждения я провела мониторинг и изучила рынок этой сферы. Стало понятно, что другой фонд уже реализовывал подобную инициативу, однако после десяти париков работа в этом направлении прекратилась. За рубежом похожие проекты работают в Великобритании, Франции, Голландии, США. Кстати, ребенок моих друзей, живущих в одной из этих стран, уже второй раз срезает волосы, чтобы отдать на парик для онкобольных людей.

— В науке это называется «независимые открытия».

— Да, но нигде мы не видим связь между донором и благополучателем. То есть люди сдают волосы, но дальнейшая судьба их неизвестна. У нас она есть — донор, отдавая свои волосы, может увидеть, в каком парике они использованы, — мы отправляем ссылку на пост в группе, где показан парик, созданный при его личном участии.

Как это работает

— Скажите, как этот социальный проект связан с фондом? И чем занимается фонд в целом?

— «Добрый парик» — это проект Фонда «Моя страна», задача которого — поддержка  социального  предпринимательства. Есть две компании, которые занимаются париками, у них один — владелец с фондом. Замысел изначально состоял в том, чтобы делать парики из уже имеющихся натуральных  волос, идея с флешмобом по стране пришла позже. Тем не менее такая база позволяет оплатить работу мастеров по созданию париков и передать их безвозмездно тем, кто нуждается. В большей степени идея принадлежит Илье, я стала реализатором, потому что имею огромный опыт в сфере НКО.

— Как вписаться в ваш проект тем, для кого это актуально?

— Информация о проекте доходит до самих пациентов в тех отделениях, где они лечатся, а также  через чаты родителей пациентов. Сейчас задействовано уже несколько городов — Санкт-Петербург, Москва, Воронеж Нижний Новгород, Великий Новгород, Мурманск...

Чтобы стать благополучателем, необходимо заполнить заявку в ВК-группе проекта (сайт пока в разработке), приложив справку из медучреждения о наличии заболевания и прохождении лечения. Кроме того, разрешение на фото-и видеосъемку, обработку персональных данных и фотографию, сделанную до потери волос.

— Как вы видите перспективы проекта?

— По мере развития мы будем поэтапно выстраивать работу в каждом из этих городов, замыкая  благополучателей и доноров на 1–2 салона красоты (зависит от численности населения) и на мастерах по парикам. Планируем разработать для них техническое задание, ТУ.  

Плюс — волонтеры, с помощью которых информация о проекте будет распространяться. От них требуется донести листовки до онкоцентра, договориться с салонами красоты, получить по почте коробочку с подарками от фонда для детей. Кроме того, надеюсь, что они, как и доноры, смогут получить хорошую скидку в салонах красоты. Пока все, кому я предлагала, соглашались. Для парикмахеров это реклама, для доноров — упрощение задачи предоставить волосы в хорошем качестве. Их же обычно моют и сушат, потом уже состригают.

Трудности и радости

— Что стало самым сложным в работе?

— Как ни странно, в России реально почти нет специалистов  именно по детским парикам на заказ, мы планируем это развивать. Скажу так: я обзвонила порядка двадцати мастерских в поисках специалистов, способных сделать детский парик. Выяснилось, что их всего три, причем к каждому очередь по три месяца. Да и само изготовление три месяца занимает, потому что многие из них отправляют волосы на тамбуровку в Китай. Имеется в виду непосредственный процесс прикрепления волос к основе парика. Это если самих основ, «болванок», на детские головы нет в наличии. В итоге цены на готовые изделия по индивидуальным меркам варьируются от 50 до 120 тысяч рублей.

— Чем же детская голова так сильно отличается взрослой?

— Взрослые могут сделать себе почти что любую прическу, а у детей обычно волосы собраны на пробор, там открыта зона роста. И еще важна естественность ниспадения волос, они не должны быть приподняты у корней.

— И тем не менее — как отозвалось наше общество? Насколько активно?

— Самое замечательное — это то, что вопрос донорства закрутился сам, я не ожидала такого эффекта. Просто разместила заявку в нашей группе во ВКонтакте и тут же пошел отклик — и заявки от семей, и готовые волосы от доноров. Их, кстати, можно увидеть, мы публикуем в сети и фото, и имена.

Сейчас есть 43 заявки, 13 из них в работе, и четыре мастера из разных городов России (Санкт-Петербург, Таруса, Пермь, Воронеж).

— Как бы увидеть ваших подопечных? 

 — А вы сами приходите на ближайшее  вручение парика и все увидите, — приглашает Екатерина.

Преображение начинается

Выяснилось, что встреча намечена прямо в салоне красоты. Кстати, те салоны, которые осознанно участвуют в проекте, автоматически входят в круг «Добрых парикмахерских».

К условленному часу приглашенные стекаются в настроении предвкушения. Герои дня — девочка по имени Алиса с совсем короткими, вновь начинающими снова расти волосами и ее мама Наталья — молодая красивая  женщина.

Алисе сейчас девять лет, она перешла в третий класс. Из предметов любит математику, ИЗО и физкультуру, обожает птиц, мечтает стать хирургом — уж кого-кого, а людей в белых халатах ей пришлось повидать немало.

Случилось так, что в декабре прошлого года самочувствие Алисы внезапно ухудшилось, врачи тогда решили, что речь идет о гайморите. Но результаты анализов говорили о необходимости более серьезного обследования, и, наконец УЗИ показало новообразование в щитовидной железе.

— Уже через несколько дней начался первый курс химиотерапии, всего их пришлось перенести четыре. Лечились в поселке Песочное  Ленобласти, в  онкологическом центре имени Н.П. Напалкова с января до конца мая этого года. Там шикарные врачи, очень чуткое отношение к пациентам и в целом прекрасные условия созданы. От местной воспитательницы Люси мы и узнали про «Добрый парик», — рассказывает Наталья.

Идея понравилась, заявка была отправлена. С тех пор прошло три месяца и вот — все готово.

Екатерина Андрусова бережно достает из коробки копну светло-русых волос. Кстати, свои волосы у Алисы были очень похожи на них до этой истории. Сидя на кресле перед зеркалом, она терпеливо ждет момента встречи с новой шевелюрой и, когда это  наконец происходит, буквально преображается, светится без слов.

Еще одна участница проекта, София, также получила диагноз онкологического профиля и, узнав о проекте, попросила состричь свои имеющиеся волосы, чтобы сделать из них же парик в будущем.

Соне сейчас 17. Выпускные позади, поступление тоже прошло успешно — в музыкальном училище по классу валторны уже ждали на первый курс. Вот только нога стала болеть все сильнее. Одни врачи утверждали, что все в порядке, другие — отправили на рентген и выявили онкозаболевание.

— Конечно, на протяжении всего лечения я буду принимать этот диагноз, потому что были большие планы, много чего изменилось в жизни. Больше всего угнетает то, что не могу заниматься любимыми делами — быстро устаю, сил мало. Очень много ограничений, принять это сложно, но возможно. Считаю, что такие уроки даются, чтобы мы поняли что-то очень важное в жизни, обрели какую-то мудрость. Сейчас я уже позитивно настроена.

Больничный период начался в жизни девушки чуть больше месяца назад. Первый курс химиотерапии завершился, в целом таких курсов предполагается от двух до шести — в зависимости от прогресса лечения.

— А вы могли бы сами стать донором, если бы узнали об этом проекте без необходимости лечения?

— Конечно, если бы собиралась делать короткую стрижку. Честно говоря, не планировала, — признается Соня.

Что касается Натальи, она бы тоже не против стать донором волос, просто своя длина еще не позволяет.

Глядя в будущее

Итак, по данным от администрации проекта, сейчас  сделано и отдано три парика, еще десять планируется вручить на следующей неделе. Причем не только в Петербурге, но и в Выборге, Воронеже, Саратове, Нижнем Новгороде.

Есть еще тонкий момент, который невозможно не упомянуть. Люди, как известно,  теряют волосы не только вследствие онкологии и химиотерапии. Можно ли им  вписаться в проект «Добрый парик» — пояснила Екатерина.

— Конечно, мы будем работать и с теми, кто столкнулся с алопецией, то есть потерей  волос по разным причинам, но это уже другое направление. Для детей, в период их свыкания с реальностью, должны быть легкие, удобные парики, потом они вырастут и будут сами себе заказывать. А сейчас уже много заявок, люди ждут. Кстати, очень не хватает волос для блондиночек. Просто взрослых натуральных блондинок мало, а когда волосы осветляешь, они становятся жесткими, сложно добиться эффекта естественности. 

Пока писался этот материал, проект «Добрый парик» обрел еще одно направление. Его организаторы связались с центром социально-трудовой адаптации «Мастер ОК» и договорились обучать людей с инвалидностью изготовлению париков. Это даст людям и новую свежую струю в жизни, и новые навыки и заработок. 

Google Chrome Firefox Opera