Мнение

Дьявольский дуэт

Люди привыкли воспринимать туберкулёз, как болезнь бедняков из глубокого прошлого. На деле же от этой болезни часто страдают молодые люди из самых обычных семей. Для того, чтобы бороться со стереотипами и стигмой, СПИД.ЦЕНТР решил опубликовать серию монологов людей, переживших туберкулез. Третий монолог о "дьявольском дуэте" туберкулеза и ВИЧ и о том, как тяжело найти правильного врача.

Олег

Трудно сказать, как я заболел. На тот момент я уже жил с ВИЧ. После Нового года в 2012 году у меня воспалилась шея. После этого где-то полгода держалась температура, провели две операции по поводу флегмоны шеи, и никто не знал, из-за чего она появилась.  Гистологические исследования, к сожалению, не проводились на тот момент. Когда шея окончательно перестала заживать, несколько месяцев я лежал в обычной больнице в хирургии. Я оттуда выписался, но изменений не произошло. Никто даже не думал, что это туберкулёз, лёгкие были чистыми. Только после моей жалобы в министерство у меня взяли гистологию и определили клетки Пирогова-Лангханса, установили туберкулёз. Я был обрадован. Дело в том, что на тот момент было большое подозрение на онкологию, которое тоже не подтверждалось. Я был настолько вымотан этим процессом, происходящим во мне, что финальный диагноз меня успокоил.

После этого я переехал в туберкулёзный стационар, где лечился полгода, но, к сожалению, у меня появилась устойчивость к пяти препаратам, и лечение оказалось неэффективным. Когда я начал принимать лечение по четвертому режиму, через год произошёл очень сильный провал, рецидив. У меня воспалились в брюшной полости брыжеечные лимфатические узлы. Меня дважды за год прооперировали из-за перитонита, узлы постоянно вскрывались. Тогда я принял решение, что в Самаре меня не вылечат, и уехал к тётке в Москву. Там я познакомился с очень хорошим врачом, которая работает как раз со связкой ВИЧ-инфекция плюс туберкулёз. После первого года лечения появились значительные улучшения, потому что она лечила туберкулёз при помощи введения препаратов непосредственно в лимфатические узлы. В моём случае, это была панацея. После двух лет лечения, у меня случались мелкие рецидивы, но только локально на шее, они не были значительными. Меня дважды посылали на операцию в «Сукманиху», но врачи побоялись меня оперировать, так как шея – сложное место, и специалистов, готовых это делать, не было. Я консультировался по поводу операции в Сокольниках, но там сказали, что нужен нейрохирург, «а нейрохирурга тебе заказывать никто не будет». Ездил даже в Питер на консультацию к другому врачу, и после четырехчасовой консультации он отговорил меня от операции, посоветовал перейти на более жёсткий пятый режим и посмотреть, что будет через год.

После того, как я пролечился ещё год в Люберцах, меня выписали, но, к сожалению, не смогли вовремя обеспечить терапией, и произошёл новый рецидив. В данный момент я продолжаю лечиться в стационаре в Истре.

Английские врачи называют это «дьявольский дуэт»

На полное выздоровление у меня надежды нет, туберкулёз, к сожалению, нельзя излечить полностью. Рецидив так или иначе наступает в течение жизни, а в моём случае даже моё сегодняшнее состояние – это очень и очень неплохо. На шее было четыре операции, остались спайки, карманы, чистить никто не хочет и не может, нет специалистов такого уровня.

В основном, такие больные, как я, умирают. Иммунная система поражена двумя очень сильными заболеваниями: ВИЧ-инфекцией и туберкулёзом. Английские врачи называют это «дьявольский дуэт», вылечиться очень тяжело. Моей знакомой из Самары вообще сказали «вали отсюда и умирай дома, будешь ещё койку тут занимать». Я позвал её сюда, сказал, что-нибудь придумаем. И за три года врачи в Сокольниках сделали чудо. Мою знакомую даже восстановили в материнских правах через шесть лет, она десять лет болела, сняли инвалидную группу. Вылечиться, наверное, можно, но мы лечимся пятым режимом, препарат совсем новый, и никто не знает, как он себя проявит.

Они всё понимали, ну а куда деваться? Я их сын

У близких, конечно, были опасения, но в моём случае, было проще, потому что это не лёгочный туберкулёз. Они всё понимали, ну а куда деваться? Я их сын. Они всячески помогали, конечно, без родителей мне бы пришлось очень тяжко, я бы вряд ли выжил. У меня даже папу оставляли на работе после пенсии, ещё три года он работал. Он сам просил, говорил, что сын болеет. Первая в Москву приехала мама, она узнала всё, и потом поехал я. У меня была температура, брюшная полость была разрезана, дренажные трубки стояли, я в безобразном состоянии приехал.

На осуждение я особого внимания не обращаю. Я рассказал своим друзьям о болезни, и никто от меня не отвернулся, ничего мне не сказал. Как они помогали, так и помогают. Ну а я-то в чём виноват?! Было сострадание, была помощь, но с осуждением я не сталкивался никогда.

Это самая распространённая инфекция, «король инфекций»

Я очень много разных мнений слышал о прививке от туберкулёза, вроде даже кто-то говорит, что, если её не делать, то он быстрее уходит. Я не знаю, меня обе ситуации устраивают. К сожалению, защититься от туберкулеза нельзя, к десяти годам 90% населения инфицировано. Только у очень маленького процента населения бронхи имеют достаточную защиту. Это самая распространённая инфекция, называется «король инфекций», она есть везде: и в метро, и в электричках.

В 70-х годах болезнь практически победили: ПАСК высыпали в озёра, чтобы убить палочку, по крайней мере, в Подмосковье. После разрухи в 90-х годах и вспышки ВИЧ-инфекции бактерия приобрела сначала одну оболочку, затем другую. Я не думаю, что получится искоренить эту проблему полностью.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera