Лечение

Опиоидная зависимость: химия мозга и подходы к лечению

Наркозависимость – одна из важных проблем, необходимость решения которой тяжким бременем лежит на современном обществе. Количество веществ, которые могут вызывать зависимость велико, а списки того, что следует считать наркотиками с каждым годом все расширяются. Однако, говоря о наркозависимости, мы в первую очередь подразумеваем именно опиоидную зависимость. Никакой другой тип зависимости не причиняет столько проблем, как зависимому, так и обществу, и не приводит к такому количеству смертей от передозировок. Но почему же именно опиоиды вызывают такую зависимость? И что мы можем противопоставить ей?

Многочисленные исследования показывают, что опиоиды легко пересекают гематоэнцефалический барьер (полупроницаемую мембрану, состоящую из плотно расположенных капилляров и клеток, которая отделяет мозг от кровеносного русла, выполняя защитную функцию). Именно это и позволяет эффекту опиоидов быть невероятно сильным, что дает человеку, употребившему наркотик, ощущение «мгновенной награды».

Со временем употребление опиоидов вызывает изменения в физиологии мозга, влияя на механизмы поощрения, нарушая нервные связи и уменьшая объем серого вещества.

Ученые знают, что μ-опиоидные рецепторы (MOR) довольно распространены в клетках гиппокампа, области мозга, ответственной за обучение и память, поэтому опиоиды оказывают на них сильное влияние, ускоряя формирование зависимости и делая ее более стойкой.

Кроме того, исследователи обнаружили, что опиоиды изменяют сам нейронный механизм поощрения. Миндалевидное тело, в котором расположены центры эмоциональной и поощрительной систем, управляется префронтальной корой или «логическим центром». Опиоиды нарушают этот процесс, поэтому поведение, связанное с поощрением, начинает доминировать над "логическим центром", лишая зависимого человека возможности трезво мыслить и прогнозировать последствия своих поступков.

Исследователи предполагают, что именно в этих изменениях кроется причина того, почему зависимые от опиоидов люди, больше других склонны к асоциальному поведению, чаще совершают преступления в попытках раздобыть необходимый им наркотик. 

Известно, что люди, систематически употребляющие опиоиды, "теряют" серое вещество в миндалине, что вызывает все большую тягу к наркотикам и, как следствие,  зависимость. Употребление опиоидов может дополнительно вызвать сокращение объема коры головного мозга, причем некоторые исследования демонстрируют, что эти изменения могут сохраняться даже после прекращения употребления наркотиков. Их результаты позволяют предположить, что мозг теряет нейропластичность, а значит и способность к восстановлению утраченных связей после повреждений. 

Однако, существуют и альтернативные исследования, опровергающие потерю нейропластичности и указывающие сходство процессов формирования наркозависимости с процессами обучения. Большая часть этих исследований, получивших название "альтернативной теории наркозависимости", к сожалению, игнорируются мировым сообществом и Всемирной Организацией Здравоохранения, поскольку их включение в официальную теорию потребует полного ее пересмотра и еще больше усложнит и без того непростой вопрос. Но такие исследования существуют и, возможно, зайдя в очередной тупик в поиске лекарства от наркозависимости, ВОЗ все-таки решит обратить свое внимание и на них. Потому что, как мы видим на графике, проблема с каждым годом становится все более острой, а появление на рынке сильнодействующих синтетических опиоидов привело к резкому увеличению смертности от передозировок. 

Вместо наркотика

Самым эффективным способом лечения опиодной наркозависимости на сегодняшний день признана "заместительная терапия". Этот подход предполагает использование наркотического вещества, обладающего меньшим наркогенным потенциалом, в качестве легальной альтернативы героину и другим наркотикам, вызывающим сильную зависимость. Сейчас, для заместительной терапии одобрены два вещества: метадон и бупренорфин. 

Метадон является одним из первых синтетических опиодиов, обладающим очень продолжительным эффектом (от 24 до 72 часов в зависимости от метаболизма). С 2005 года он официально включен ВОЗ в перечень лекарств, применяемых для лечения зависимости, с оговоркой, что применяться препарат должен только в рамках программ заместительной терапии.

Существенным недостатком метадона является его способность вызывать сильную зависимость и провоцировать даже более сильный, чем у героина, синдром отмены в случае прекращения его приема.  Этот недостаток делает проблематичным выход из программ заместительной терапии для многих зависимых, превращая их в пожизненных потребителей "легальных наркотиков". Именно этот пункт наиболее часто используют для критики заместительной терапии те немногие страны (Росссия в их числе), которые до сих пор являются противниками этого подхода к лечению. 

Высокий аддиктивный потенциал, а также растущие случаи злоупотребления метадоном, вынудили мировое сообщество искать более безопасную альтернативу. В ряде стран ей стал бупренорфин. Этот полусинтетический опиоид в качестве заместительной терапии впервые был использован во Франции в 1996 году. К преимуществам препарата можно отнести то, что он, являясь частичным агонистом μ-опиоидных рецепторов, почти не влияет на дыхательную систему, обладает сравнительно малым наркогенным эффектом и вызывает куда меньшее привыкание. Толерантность к нему тоже формируется медленно. При правильно подобранной дозе, бупренорфин может подавлять тягу к употреблению наркотиков и симптомы отмены, а также блокировать эффекты других опиоидов, давая тем самым время для восстановления функций мозга и изучения механизмов преодоления социальных и эмоциональных аспектов зависимости.

Наиболее интересной находкой в плане заместительной терапии бупренорфином, является производимый во Франции препарат Suboxone, который содержит бупренорфин и антагонист опиоидных рецепторов налоксон. Препарат используется как альтернатива заместительной терапии метадоном или бупренорфином. Антагонистическое действие налоксона не проявляет себя при сублингвальном приеме в связи с низкой биодоступностью; однако в том случае, если зависимый, принимающий Suboxone, захочет повысить его наркогенный эффект путём внутривенного введения измельчённых и растворённых в воде таблеток, специфическое наркотическое действие не возникнет благодаря блокированию опиоидных рецепторов налоксоном, который обладает высокой биодоступностью при внутривенном введении и более сильным, чем у бупренорфина, сродством к μ-рецепторам. 

Такой формат таблеток позволяет выдавать заместительную терапию в размере более одной дозы, без риска злоупотребления. Это тоже является существенным плюсом перед метадоном, за которым пациент вынужден приходить в клинику каждый день. Однако, несмотря на все очевидные плюсы заместительной терапии бупренорфином, многие страны все еще отдают предпочтение метадону из-за его существенно более низкой цены.  

Несмотря на то, что лечение опиоидной зависимости опиоидными средствами не является идеальным, наркозависимые, которые обходятся только психологической помощью и не получают подобных лекарственных препаратов, в два раза чаще умирают от передозировок.

Другие подходы

В тех странах, где заместительная терапия агонистами опиоидных рецепторов запрещена, для лечения опиоидной зависимости применяют антагонист длительного действия налтрексон, продаваемый под торговыми марками Vivitrol и ReVia.

Препарат связывается с опиоидными рецепторами и блокирует облегчение боли и эйфорический эффект от опиоидов. Однако сложность его использования заключается в том, что налтрексон следует применять только после того, как пациенты перестанут испытывать физические симптомы отмены опиоидов, но многие из них никогда не доходят до этого.

Обнадеживающей новостью является то, что ученые работают над созданием неопиоидных методов лечения опиоидной зависимости. Например, в этом году Управление США по надзору в сфере пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA), проголосовало за утверждение Лофексидина (лекарственного средства, изначально применяемого против высокого давления) в качестве первого неопиоидного препарата для лечения симптомов отмены опиоидов.

Одобрение Лофексидина в качестве препарата для купирования синдрома отмены у людей, употребляющих опиоидные наркотики – это, без сомнения большой прорыв, который дает надежду на то, что появление новых методов лечения наркозависимости – дело нескольких лет. Однако, до тех пор, пока этого не произошло, заместительная терапия останется наиболее эффективным методом терапии зависимости.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera