Общество

Николай Лунченков: «Мы готовы изменить эту страну к лучшему»

Николай Лунченков, врач-инфекционист, руководитель проектов фонда СПИД.ЦЕНТР о дискуссии вокруг законопроекта Минюста и круглом столе в Общественной Палате.

Год назад я проходил стажировку в штаб-квартире UNAIDS в Женеве. Учился тому, как происходит реализация проекта Fast Track (программа по ускорению мер для искоренения ВИЧ-инфекции в мире) по всей планете. До этой стажировки я находился в жесточайшей оппозиции ко всему, что начинается с корня «-гос». Госконтроль, госфинансирование, госпрограммы. Мне казалось, что люди, работающие в государственных структурах, — всегда негодяи и по определению неправы во всем. Люди, которые хотят обязательно если не навредить, то уж точно заблокировать работу всех, кто пытается реально что-то сделать. С другой стороны, на моих глазах вырисовывались образы бесконечно правых активистов, которые жертвуют своими жизнями ради спасения миллионов людей, живущих с ВИЧ.

Проходило время, я углублялся в тонкости работы крупнейшей международной организации и понимал, что все не так просто. Правы все, кто понимает, что главная угроза — вирус. В Африке, где с ВИЧ живет 30 миллионов человек, это особенно заметно.

Мы же, в России, все говорим об одном и том же, но почему-то не способны услышать друг друга. Мы бесконечно друг другу завидуем, друг на друга обижаемся, обвиняем в непрофессионализме. Но, главное, в России в нашей среде считается хорошим тоном ненавидеть государство. Правда только в публичных дискуссиях. Потом мы идем за госгрантом, а пациентов отправляем в госполиклинику. Я сам был таким, но в Женеве, я понял — необходимо уметь разговаривать со своим оппонентом, слышать его, слушать и всегда, понимаете, всегда пытаться найти решение, которое удовлетворит все стороны. И которое приведет к спасению сотен тысяч жизней.

Сегодня в Общественной Палате я увидел, что мои коллеги по некоммерческому сектору настолько напуганы, что у них отберут последние деньги, их так ужасает весь этот террор со стороны различных организаций по типу родительского контроля с их бесконечными проверками, что любая поправка в законодательство в области ВИЧ-инфекции вызывает панический ужас. Но ведь в поправке нет ни слова про то, что нельзя. Там сказано, что нужно обсуждать свои программы. Свою работу.

Ничего в этом нет плохого. Вопрос лишь — с кем обсуждать.

Безусловно, самый большой риск в этой истории — контролирующий орган. Но вы же слышали, что Минюст сразу же открестился от этих обязанностей. Сотрудник министерства тут же заявил, что Минюст не собирается заниматься составлением экспертной группы, так как ведомство не является экспертом в сфере ВИЧ. Что по факту? С нами сегодня пытались договориться. На самом деле, самым важным было предложение и приглашение Олега Салагая о создании экспертной группы, которая определит эффективные методы профилактики ВИЧ. Это действительно необходимо, ведь даже среди активистов нет единого мнения.

«Что по факту? С нами сегодня пытались договориться»

К примеру, все чаще, почти ото всех русских активистов я слышу резкую критику в адрес доконтактной профилактики. Мол, мы еще не всех лечим, а вы хотите давать лекарства здоровым. У нас отнимаете. Но, друзья. ДКП (и это доказано) — самый эффективный метод профилактики ВИЧ в среде ЛГБТ.

Коллеги упрекнули нас: с чего это вы возомнили себя экспертами? Сколько там существует ваш фонд? Фонд существует третий год, программы, которые он старается реализовывать (например сайт СПИД.ЦЕНТР) — уже четыре. А Московский областной центр по борьбе со СПИД, где с недавнего времени работаю и я — уже 20. И благодаря сотрудничеству между фондом и государственным центром, Подмосковье сейчас первый и единственный в стране регион, где тот самый проект Fast Track реализован. Каждый человек, узнающий о своем диагнозе, начинает получать лечение в тот же день. И это стало возможным потому, что мы поняли, что без государства нам не справиться. А государство решило, что оно может и должно уже наконец прислушаться к сообществу.

«Благодаря сотрудничеству между фондом и государственным центром, Подмосковье сейчас первый и единственный в стране регион, где тот самый проект Fast Track реализован»

Мы работаем почти 3 года. А вы, например, 15-20 лет. И почти все ваши практики придуманы в начале 90-х. Они по-прежнему эффективны, но в масштабах нашей эпидемии их недостаточно. Нам нужно найти новые подходы и новые способы. Как врач, я должен сказать, что без представителей НКО, без этих самоотверженных людей, которые каждый день тестируют, консультируют и приводят ко мне людей для начала лечения, моя работа была бы значительно менее эффективна. Государство должно понять, что без нкошников нам всем не выжить. Не справиться с эпидемией.

Обеспечьте им возможность делать свою работу, не испытывая чудовищных финансовых трудностей. Не хватает денег? Привлеките бизнес. Создайте условия, когда крупному банку будет выгодно поддержать маленькое НКО в городе Бийске. И в 2020 году, на следующей конференции по СПИДу в Сан-Франциско будет модным, крутым и престижным — быть активистом из России.

И самое главное — знайте, сейчас выросло новое поколение активистов и врачей. Мы говорим на нескольких языках, у нас хорошее образование, мы ездим по миру и учимся новым методам. Что еще важнее, мы понимаем проблемы сообщества и готовы изменить эту страну к лучшему.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке

Google Chrome Firefox Opera