Общество

Через тернии к праву: почему в России сокращается число абортов?

Аборт в современной России гарантирован, и сделать его можно, но и проблем по дороге не оберешься.

Из года в год Минздрав фиксирует снижение числа абортов в России. По сравнению с советским периодом, когда аборты были запрещены, в современной России более низкая женская смертность, что напрямую связано с отсутствием необходимости идти на криминальную подпольную процедуру. Эксперты заверяют: снижение числа абортов говорит не о том, что женщины стали больше рожать, а лишь о том, что они стали ответственнее относиться к планированию семьи и своему здоровью. Специально для СПИД.ЦЕНТРа в проблеме разбиралась Екатерина Гробман.

В России

В июне Минздрав отчитался за 2018 год. Как рассказала на сессии о демографических вызовах XXI века на Петербургском международном экономическом форуме замминистра здравоохранения Татьяна Яковлева, в 2013 году число абортов в России составляло более 881 тысячи, а в 2018 — уже 567 тысяч (родились в прошлом году 1,6 миллиона детей). Эти цифры охватывают как аборты по медицинским показаниям, так и процедуры по желанию женщины. По второму пункту за абортами в прошлом году обратились 294 тысячи женщин против 582 тысяч пятью годами ранее.

Председатель Российского общества акушеров-гинекологов Владимир Серов говорит, что число скрытых абортов не превышает 10 %. «567 тысяч — это все аборты, сделанные в стационаре. В поликлинике их сейчас редко проводят, это все-таки стационарная процедура. Единственное, что может не учитываться, — медикаментозный аборт. То есть 567 тысяч — это практически все аборты, возможно некоторое уменьшение их числа при попытке скрыть по какой-либо причине», — сказал СПИД.ЦЕНТРу Серов. Но, по его словам, медицинская статистика эту погрешность уже изучила, и она не превышает 10 % от общего количества. «То есть в реальности речь идет о примерно 600 тысячах абортов», — добавил он.

На сегодняшний день каждая гражданка РФ имеет право самостоятельно решать вопрос, становиться ей сейчас матерью или нет. Статья 56-я федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» закрепляет возможность прервать беременность на сроке до 12 недель. Аборты входят в ОМС, то есть операцию бесплатно делают по направлению женской консультации. В случае если беременность наступила в результате изнасилования, аборт допустим на сроке до 22 недель. При наличии специальных медицинских показаний (они утверждаются правительством), процедуру проводят на любом сроке.

На сегодняшний день статья 123 Уголовного кодекса «Незаконное проведение искусственного прерывания беременности» предусматривает наказание за «проведение искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля». Прерывание беременности на позднем сроке расценивается как административное правонарушение и наказывается штрафом (для граждан от 4000 до 5000 рублей, для должностных лиц — от 10 000 до 30 000 рублей, для юридических лиц — от 100 000 до 150 000 рублей).

Если оценить соотношение количества прерываний беременности на 1000 женщин детородного возраста, то лидером антирейтинга, по данным Минздрава за 2018 год, стала Тува (44,4 аборта на тысячу женщин); 39,6 — в Еврейской автономной области, в Республике Алтай — 37,9. Реже всего аборты делают в кавказских республиках — Дагестане (6,8), Ингушетии (6,9), Кабардино-Балкарии (8,7), Чечне (9,9). В пятерку попала и Москва — 8,8 на тысячу женщин.

Дискуссии о необходимости запрета абортов ведутся непрерывно. Активно обсуждается выведение процедуры из числа бесплатных услуг, гарантируемых ОМС. Эту тему постоянно лоббирует Русская православная церковь. В январе в Госдуме даже была создана рабочая группа для обсуждения этого вопроса, однако такое решение, по крайней мере, пока, официально не поддержано.

Против этого выступает и Минздрав. В ведомстве отмечают, что выведение абортов из ОМС приведет не к реальному снижению их числа, а лишь к дискриминации женщин. Заместитель министра здравоохранения РФ Дмитрий Костенников объяснял ТАССу: «Получается, женщины, которые лучше информированы, у которых больше средств, получают доступ к аборту. Если мы затрудним доступ женщин к абортам, повысится число криминальных абортов».

Замминистра здравоохранения Татьяна Яковлева уверена, что нельзя решать демографическую проблему исключительно запретами абортов. Такие меры, по ее мнению, могут привести к увеличению материнской и младенческой смертности, а также к предложениям черного рынка, что негативно отразится на общей продолжительности жизни в России.

Опасения чиновников небезосновательны. По словам Серова, в советское время число абортов превышало пять миллионов в год, из которых почти четыре миллиона приходились на РСФСР. Процедура прерывания беременности была самой частой причиной материнской смертности в советской России, на некоторых территориях — до 10 %. «В настоящее время число женщин, умирающих от абортов, составляет около 2 %. Этих цифр удалось добиться благодаря снижению числа криминальных абортов, а также благодаря активной работе медицинской общественности», — считает эксперт.

Акушер-гинеколог Владимир Серов напомнил о президентской программе планирования семьи, реализуемой еще при президенте Борисе Ельцине. По его словам, проект свернули из-за пугающего всех словосочетания «планирование семьи». «Говорили, у нас и так мало рождаются. Но что такое планирование семьи в условиях России? Это в первую очередь профилактика абортов», — говорит Серов. В рамках этой программы эксперты изучали ситуацию с абортами, в том числе и криминальными. «Скрытых стало сегодня существенно меньше, хотя бы потому, что их незачем скрывать. Конечно, бывают и исключения, но это случайности, а не статистика. Дело в том, что женщины в плане контрацепции стали достаточно грамотными, я бы сказал, даже лучше, чем в СМИ, женщины понимают ситуацию».

Смысл запрета

Даже если аборт проводится в государственной поликлинике, он все равно не всегда полностью бесплатный. По данным Выборочного обследования репродуктивного здоровья, на которые ссылается «Медуза», менее трети идущих на прерывание беременности женщин в 2006—2011 годах ничего не платили за медицинскую помощь.

Впрочем, многие женщины сознательно не прибегают к услугам врачей, работающих по ОМС. Дело в том, что профилактические работы в консультациях в стрессовой ситуации зачастую воспринимаются как оскорбление. В частных же клиниках вопросов задавать не будут.

«Беременность была случайной — подвели оральные контрацептивы, — рассказывает девушка, пожелавшая остаться анонимной. — Ребенок сейчас совершенно не входил в мои планы, но решиться на аборт было непросто. Я много задавала себе вопросов: правильно ли я поступаю? А смогу ли родить потом? А что, если те, кто говорит, что аборт — это убийство, правы? Решиться мне было непросто, но в итоге собрала волю в кулак и определилась — хочу ребенка потом: когда буду морально и материально к этому готова. Но началось беспрецедентное давление. Сперва мне пришлось выслушать часовую лекцию от гинеколога про «зайку-лужайку» и помощь от государства. Не понимаю, по какой причине я должна оправдываться перед совершенно незнакомым мне человеком? Когда я твердо обозначила, что свое решение обдумала, она начала грозить мне карой небесной. Врач! Когда я все же настояла на своем, она отправила меня к священнику. Сначала я решила, что она издевается».

Эта история произошла в Белгороде. Регион прославился рьяной борьбой с абортами: с 2012 года желающие прервать беременность женщины обязаны приносить в женскую консультацию обходной лист, подписанный психологом, работником кризисного центра и священником, даже если они неверующие.

«В СССР число абортов превышало пять миллионов в год. Процедура прерывания беременности была самой частой причиной материнской смертности в советской России, на некоторых территориях — до 10 %»

«К психологу я сходила. В кабинете мне тоже пришлось два часа выслушивать гадости, о том, кто такие женщины, поступающие как я, — признается белгородчанка. — Но к священнику я идти наотрез отказалась и стала требовать, чтобы мне сделали процедуру, у заведующей женской консультацией. Она согласилась и назначила время через неделю. Вечером того же дня мне стал названивать батюшка, хотя никаким батюшкам я номер не давала, как и согласия на его передачу. Но самое прекрасное было, когда меня положили в стационар. Сразу после операции, когда я пришла в себя, меня сильно тошнило. Но пришла врач и стала требовать, чтобы я освободила койку для «нормальных пациенток». Если бы это не была столь деликатная и личная ситуация, я непременно дошла бы до суда…»

На снижение числа абортов работают и всевозможные НКО с благотворительными организациями: женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, могут обратиться в кризисный центр, где им помогут и, соответственно, постараются отговорить от аборта. Премьер Дмитрий Медведев 8 июля подписал постановление правительства РФ, дополняющее перечень общественно полезных услуг новой строкой — услугами по профилактике искусственного прерывания беременности по желанию женщины.

Документ позволяет НКО участвовать в оказании услуг в социальной сфере наряду с бюджетными организациями. В перечне уже есть услуги, связанные с социальной помощью детям, инвалидам, пожилым людям, содействием занятости инвалидов, социальному сопровождению семей с детьми-инвалидами, профилактикой безнадзорности, социального сиротства, профилактикой социально-значимых заболеваний, паллиативной медицинской помощью.

Супруга премьера Светлана Медведева тоже активно занимается темой абортов. Ее Фонд социально-культурных инициатив вместе с Минздравом проводит по стране информационно-просветительскую акцию «Подари мне жизнь!». Например, в Уссурийске в рамках этой акции с 8 по 10 июля — в день семьи, любви и верности — городские медучреждения отказались от проведения абортов. Ежегодно эта трехдневная акция проходит во многих городах страны.

Успеть в срок

Чаще всего женщины понимают, что беременны, на четвертой-пятой неделе беременности, соответственно, на пятой-шестой обычно обращаются в женскую консультацию (по закону аборты разрешены на сроке до 12 недель).

Записаться на прием крайне редко удается в день обращения, как правило, речь идет об ожидании в неделю, при высокой загруженности медиков может быть и больше. На приеме доктор оценивает срок и дает направление в лабораторию для сдачи анализов.

«Даже изначально на этапе обследования мы говорим — у вас в запасе только пара недель, попытайтесь быстро сдать все анализы. Там ничего сверхъестественного: анализ крови, мазки. Просто система у нас, к сожалению, такая, что в поликлинике трудно куда-то попасть, все по записи и так далее. Чаще женщины, если имеют возможность, сдают анализы платно», — говорит акушер-гинеколог Юлия Оводова. В среднем на сдачу анализов уходит еще около двух недель, рассказали СПИД.ЦЕНТРу несколько девушек, делавших аборты.

Юлия Оводова объясняет, что срок в 12 недель взят не с потолка: «После 12 недели аборт очень опасен в плане осложнений, кровотечений и так далее. Вообще лучше успеть максимум до девяти недель, медикаментозный аборт — так вообще до шести недель, 40 с небольшим дней задержки должно быть», — подчеркивает гинеколог. По ее словам, ситуации, когда уже поздно прерывать беременность, случаются, но нечасто. Вероятно, это связано с тем, что не успевают сдать анализы или забрать результаты. «Бывает, что женщины сами медлят и приходят поздно. То ли не знают, то ли не думают о сроках. Неправильно возлагать вину только лишь на саму женщину или на доктора, разные бывают ситуации».

Если законный срок все-таки превышен, девушки нередко обращаются в частные клиники, чтобы решить проблему нежелательной беременности. «Есть частные недобросовестные клиники, которые, на мой взгляд, идут на риск. Кто-то обращается в неизвестные клиники или клиники с плохой репутацией, но за определенную плату в них берутся за процедуру. Нормальная уважающая себя клиника не будет делать на таких сроках», — считает Оводова. По ее словам, медицинские и социальные показания (к последним относится, например, изнасилование или нахождение в местах лишения свободы) достаточно неширокие и довольно серьезные, запросто подвести под них аборт будет трудно.

На первой странице в поисковике клинику, готовую в нарушение закона сделать аборт на позднем сроке, конечно, не найти. Тем не менее через соцсети и форумы это сделать вполне реально. На сайте клиники в одной из российских республик, которую нашел СПИД.ЦЕНТР, контактный телефон не указан, но есть форма для обратной связи. Перезвонили в течение нескольких часов. На вопрос, можно ли прервать беременность на 13-й неделе, ответили утвердительно.

— У меня медицинских показаний нет. Это не проблема?

— Не страшно. У вас ведь небольшой срок?

— 13 недель. 

— Совсем немного не успели. Если успеете сдать анализы быстро, все будет нормально.

— Анализы у вас сдавать?

— Да, делаем только если все анализы у нас. Тогда по документам сможем оформить по сроку. Не переживайте, все будет нормально. Врач вам перезвонит, чтобы назначить время.

Саму операцию оценили «примерно в 15 000 рублей».

В Москве подпольные аборты — без анализов и без соответствующей квалификации врача — распространены в среде нелегальных мигрантов. В июле прошлого года Следственный комитет России завел дело в отношении расположенной в центре столицы частной клиники «Асклепий мед»: 23 июля 2018 года в результате анафилактического шока скончалась 39-летняя уроженка Киргизии. Лицензии на работу у клиники не было.

В пресс-службе управления СКР по Москве тогда сообщали: администрация клиники обвиняется в «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть пациентки». Сотрудники клиники уверяли, что женщину готовили к вагинопластике, однако следователи заподозрили проведение нелегального аборта, писали РИА «Новости».

«Как правило, у мигрантов есть свои средства коммуникации. Во-первых, конечно, «сарафанное радио». Во-вторых, социальные сети на своем языке. У нелегальных мигрантов ведь нет ОМС, нет денег на частные клиники, а рожать, например, третьего ребенка тем, кто проживает в общежития для мигрантов, уже становится невозможным. Вот они и обращаются на позднем сроке. Некоторые женщины еще и не знают языка, потому что только приехали на заработки вслед за мужем, а сказать супругу об аборте не решаются. Пока они тянут, остается только искать незаконные пути решения вопроса», — рассказала СПИД.ЦЕНТРу студентка из Киргизии, попросившая не называть ее имени.

По ее словам, у нее есть родственники, которые проживают в общежитиях для мигрантов, и хотя никто из них за нелегальной помощью гинекологов не обращался, о такой возможности «известно всем».

В мире

По данным Всемирной организации здравоохранения, 25 % всех беременностей в период с 2010 по 2014 годы завершились искусственным абортом — это в среднем 56 миллионов искусственных абортов в год, почти половина из них были небезопасными. Так, если в развитых странах на каждые 100 тысяч небезопасных абортов приходится 30 случаев смерти женщин, то в развивающихся — 220 на каждые 100 тысяч случаев, 520 — в странах Африки к югу от Сахары.

«Почти каждый вызванный абортом случай смерти и инвалидности можно было бы предотвратить при помощи полового воспитания, применения эффективных противозачаточных средств, обеспечения безопасного, совершаемого в рамках законности искусственного прерывания беременности и своевременной помощи при осложнениях», — подчеркивают в ВОЗ.

«Сразу после операции, когда я пришла в себя, меня сильно тошнило. Но пришла врач и стала требовать, чтобы я освободила койку для «нормальных пациенток»

Тема абортов является одной из самых острых и спорных в США. Республиканцы рьяно выступают за запрет прерывания беременности, демократы отстаивают идею о том, что это право женщины. Верховный суд США легализовал аборты в 1973 году, и с тех пор их число росло, достигнув пика в 1,6 миллиона процедур в 1990 году. Как говорится в докладе исследовательской группы института Гуттмахера, в 2014 году был зафиксирован минимум с 1973 года: за год было сделано 926 200 абортов (14,6 на 1000 женщин). В России в тот год, по данным Росстата, зафиксировано 930 тысяч абортов, но на тысячу женщин это 25,9.  

При этом в США каждый штат вправе самостоятельно решать вопрос об аборте. Уже пять штатов (Луизиана, Кентукки, Огайо, Джорджия и Алабама) фактически запретили эту процедуру: законом запрещено делать аборты после того, как можно услышать сердцебиение плода, то есть на сроке позднее шести недель. Однако в это время женщина, как правило, только узнает, что она беременна.

Строгие законы об абортах существуют почти во всех странах мира. Самой лояльной страной считается Канада: там аборты разрешены на любой стадии и производятся за государственный счет. Объяснять кому-либо свою мотивацию женщина не должна вообще. Впрочем, это не означает, что число абортов там неестественно велико: согласно канадской официальной статистике, на 1000 женщин приходился 13,1 аборта в 2017 году (всего 94 тысячи абортов).

Аборт редко проходит без последствий для женщины — как моральных, так и физических. Как показывает мировая практика, прерываний беременности меньшего всего там, где высокий уровень жизни и сексуальной образованности. Тем не менее, проблема нежелательной беременности едва ли искоренима полностью, и от запретов и сложностей нежеланный ребенок не станет желанным, что обрекает детей на сиротство, а женщин толкает на криминал.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera