Общество

Закон о пропаганде наркотиков: что это было?

28 октября президент России Владимир Путин дал несколько поручений, связанных с регулированием наркополитики в стране. Правительству — ввести уголовную ответственность «за склонение к потреблению либо пропаганду наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» в интернете. МВД — разработать предложения по увеличению штата сотрудников ведомства для пресечения в интернете преступлений по обороту наркотических веществ. А также поддержать негосударственные организации, которые участвуют «в профилактике незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, реализующих программы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, незаконно потребляющих такие средства или вещества».

Уже через два дня, 30 октября, депутаты парламентской партии «Справедливая Россия» внесли в Госдуму законопроект об уголовной ответственности за пропаганду и рекламу наркотиков в сети. В документе предлагалось крайне жестко карать за эти деяния: вплоть до лишения свободы на срок от двух до пяти лет за пропаганду и рекламу наркотиков, а если для этого используется интернет или СМИ — от пяти до семи лет.

Один из авторов законопроекта, лидер эсеров Сергей Миронов сказал «Интерфаксу»: «Нет наркотиков безвредных. Те, кто распространяет такой миф, являются такими же преступниками, как и продавцы зелья. И ответственность они должны нести соответствующую».  

Впрочем, законотворцы поспешили. Через несколько часов глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников заявил, что законопроект будет возвращен авторам, потому что в нем нет отзывов Правительства и Верховного суда. Кроме того, документ предлагает одновременно внести правки в УК и КоАП, а это запрещено. По его мнению, внесение этого документа — «пиар-ход», который был сделан «для привлечения внимания».

СПИД.ЦЕНТР поговорил с теми социальщиками и активистами, кто профессионально работает с проблемой наркотиков и зависимости, чтобы разобраться, чем чреват скандальный законопроект. И зачем он был нужен.

Арсений Левинсон, юрист пункта правовой помощи наркозависимым «Hand help», эксперт Института прав человека

Введение уголовной ответственности за пропаганду является имитацией борьбы с наркотиками. Такая инициатива не может повлиять на доступность наркотиков. Любая уголовная ответственность за слова, высказывания и мнения оставляет широкий простор для расширительного толкования. 

Вопрос введения уголовной ответственности за пропаганду уже обсуждался, когда в 2012 году был внесен в Госдуму законопроект [Ирины] Яровой о криминализации пропаганды. До сих пор он лежит без рассмотрения. Тогда даже Правительство и Верховный суд указывали, что необходимо доработать определение «пропаганда», так как предлагаемое не исключает расширенного толкования данного определения. Доработать не получилось, потому что исключить расширительное толкование можно, только если ввести ответственность за определенные действия, а не за слова, высказывания, информацию. Иначе эксперты — лингвисты и психологи — смогут найти пропаганду в любом материале про наркотики, наркозависимость, наркополитику и тому подобное.

Если принять понятие пропаганды, предлагаемое сейчас депутатами «Справедливой России» (Мироновым, Ниловым и Емельяновым), то, например, к уголовной ответственности могли бы привлечь всех, кто высказывался о безопасности фризиума и неоправданном привлечении матерей тяжелобольных детей к уголовной ответственности, кто выступал в защиту Дарьи Беляевой и говорил о безопасности бупропиона. Потому что это формирование нейтрального или положительного отношения к тем действиям, которые полиция считает незаконным оборотом наркотиков.

«У этой проблемы должен быть другой путь решения — борьба с теми социальными проблемами, которые приводят человека к наркомании»

Пока мы не знаем, какое определение пропаганды будет предложено. Если будет предполагаться ответственность за высказывания и мнения, за информацию, то в любом случае мы столкнемся с тем, что устанавливать наличие или отсутствие пропаганды будут эксперты-лингвисты, психологи и так далее, привлекаемые полицией. Статья за пропаганду может стать удобным инструментом борьбы с любой критикой антинаркотической политики, которая является неэффективной, негуманной и вместо решения социальных проблем только создает новые.

Цель инициативы президента — ответить на растущее незаконное распространение наркотиков, как говорит президент, «угроза слишком велика». Противодействовать этой угрозе — совершенно законная цель, в том числе могут быть и полицейские меры, направленные на снижение доступности наркотиков. 

Можно во исполнение поручения Президента предложить, например, криминализовать создание торговых площадок и специальных ресурсов в интернете для распространения наркотиков. Правда, полиция не умеет такие деяния выявлять, пресекать и доказывать. Хотя именно пресечение этих действий реально повлияло бы на доступность наркотиков. Такое исполнение поручения президента имело бы смысл для антинаркотической борьбы и отвечало бы целям этой инициативы Президента. Введение же ответственности за распространение той или иной информации является непропорциональным вмешательством в охраняемые конституцией ценности  свободы слова и информации, плюрализма и запрета цензуры.

Однако если говорить о профилактики и о том, как сократить уровень употребления наркотиков в обществе, то полицейские меры тут не могут быть эффективны. У этой проблемы должен быть другой путь решения — повышение возможностей для самореализации человека в обществе, уменьшение в обществе насилия и жестокости, борьба с теми социальными проблемами, которые приводят человека к наркомании. Конечно, полностью искоренить наркоманию не удастся, как и другие формы девиантного поведения. Но если увеличивать финансирование не штатной численности полиции, тюрем и колоний, а социальной сферы, то пользы точно будет больше.

Сотрудник проекта «Наркпросвет», пожелавший остаться анонимным

Мы считаем подобные законы попытками ввести в интернете цензуру (что противоречит 29 статье Конституции РФ), а также уверены в их бессмысленности. Наркопотребление зависит не от «пропаганды», а от множества различных факторов — экономической ситуации, доступности врачебной и психологической помощи, просветительской работы среди наркопотребителей и тех, кто может ими стать.

У наркопотребителей и так очень мало возможностей высказаться — этот закон вовсе заткнет им рот. Подобные законы служат для того, чтобы замалчивать проблемы, а к ответственности привлекать случайных людей. Вот, например, цитата из абсолютно случайного административного приговора из базы судебных решений: «10 часов 10 минут Скупнова Г.В., находясь в торговом месте №, расположенном на ярмарке выходного дня по адресу: <адрес>, осуществляла реализацию товаров — мужских носков с изображением листовой пластинки растений семейства Коноплевые, чем осуществляла рекламу растений и их частей, содержащих наркотические средства». То есть женщину, скорее всего, никак не относящуюся к сообществу наркопотребителей, оштрафовали за носки с коноплей.

«Наркопотребление зависит не от «пропаганды», а от множества различных факторов — экономической ситуации, доступности врачебной и психологической помощи, просветительской работы среди наркопотребителей»

Наркоактивизм в интернете и вне его рискует либо вовсе исчезнуть, либо уйти в глубокое подполье, так как из-за закона любая просветительская деятельность, имеющая целью правдиво рассказывать о наркотиках, окажется уголовным преступлением.

Пропагандой могут признать информацию о воздействии наркотиков на организм, как помочь при передозировке, новости о том, как при помощи веществ, нелегальных в России, врачам удается успешно лечить ментальные заболевания — депрессию и ПТСР. В общем, любую информацию, кроме однозначно негативной.

Любые домыслы касаемо цели этого закона будут, конечно, попахивать конспирологией, но, опять же, на наш взгляд, это ужесточение цензуры и репрессии против наркопотребителей. Лично мне этот закон напоминает о законе против пропаганды нетрадиционных отношений: кого-то снова делают козлами отпущения, только теперь на кону жизни и свобода людей.

Алексей Лахов, заместитель директора фонда «Гуманитарное действие»

Поражает воображение скорость, с которой появился законопроект: 28 октября президент издал поручение — и уже 30 числа документ подготовлен. Всегда бы так. А вообще, вызывают тревогу формулировки в законопроекте. Что, например, понимается под словами «формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к веществам» или «представления о допустимости их употребления, хранения или оборота»? Сюда спокойно может попасть информация, например, что в Канаде легализована марихуана, а употребляющие ее люди — не преступники. Или же что налоксон — надежное средство от передозировки опиатами. У законодателя может сложиться впечатление, будто таким образом я говорю, что употреблять опиаты можно, и даже если у тебя случится передозировка, то спасет налоксон, а значит, употребление продолжится. Или текст о том, как себя вести, если тебя остановила полиция и просит показать содержимое телефона, что незаконно.

Если закон примут с такими формулировками нам, видимо, придется сверять с юристами каждый текст, распространяемый в открытом сегменте интернета и посвященный профилактике ВИЧ-инфекции, вирусных гепатитов и других заболеваний среди людей, употребляющих наркотики. А самих этих людей называть не иначе как «наркоманами проклятыми», видимо. И смех и грех.

Что понимается под словами «формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к веществам»?

Интернет — место, где люди, употребляющие наркотики, могут получить информацию по оказанию первой доврачебной помощи при передозировке, по сохранению своего здоровья и даже, не побоюсь этого слова, по снижению вреда от употребления. Конечно, у рядового законодателя может сложиться впечатление, что эта информация формирует представление о допустимости употребления наркотиков. Но ведь на то он и законодатель, чтобы сначала разобраться в вопросе и только потом писать какие-то формулировки. Есть огромный массив научных данных, доказывающих эффективность тех же самых программ снижения вреда в части профилактики ВИЧ-инфекции. Стоп! А не попадут ли теперь и эти данные, которые находятся в открытом доступе в интернете, под закон о пропаганде? 

На мой взгляд, существующих мер административного и даже уголовного воздействия вполне достаточно.

Максим Малышев, координатор социальной работы «Фонда имени Андрея Рылькова»

Я в целом к пропаганде отношусь плохо: будь то пропаганда наркотиков в интернете или ужасного вреда от них. Люди заслуживают того, чтобы самим делать выбор и получать полную информацию о наркотиках, их вреде и пользе. Я негативно отношусь к закону о пропаганде наркотиков в интернете, потому что он не обеспечивает, а наоборот, ограничивает доступ к полной и разнообразной информации о психоактивных веществах.

Теперь мне непонятно, как можно будет говорить о снижении вреда и сохранении здоровья людей, употребляющих наркотики. Часть людей по тем или иным причинам, с той или иной интенсивностью употребляли, употребляют и будут употреблять наркотики. Это реальность. Несмотря на то, что это кому-то может и не нравиться. В то же время люди, употребляющие наркотики, должны быть обеспечены информацией, как сохранить свое здоровье при употреблении. К сожалению, это может быть признано пропагандой наркотиков и способов их употребления. 

«Закон будет применяться не против тех, кто занимается распространением, а против тех, кто работает с последствиями»

Вообще пропагандой могут признать все что угодно. Яркий пример — штраф нашему фонду за публикацию выпуска газеты «Шляпа и Баян», где была размещена информация о том, как сохранить здоровье употребляющим так называемые соли. В свете нового закона пропагандой могут признать все что угодно, так как формулировки размыты, а их трактовки широки. Теперь для того, что бы отчитаться о новых возбужденных и раскрытых делах, высосанных из пальца, открываются новые невиданные возможности.

Цель этого закона — популизм! Понятно, что он ни в коей мере не повлияет на теневой рынок наркотиков: интернет-рынок наркотиков анонимен и его сложно (невозможно) деанонимизировать. Так что закон будет применяться не против тех, кто занимается распространением, а против тех, кто работает с последствиями, сохраняет жизни и здоровье. Все истории про носки с рисунками марихуаны, книжки с описанием употребления и так далее могут выйти на новый уровень. Невиновных в распространении наркотиков людей будут сажать для удовлетворения молоха палочной системы правоохранителей. Оперативники, следователи — иметь возможность отчитываться по новым делам и получать премии. Липовые общественники — получать гранты на липовую и популистскую борьбу с так называемой пропагандой. Ну а страдать будет обычный потребитель наркотиков, который вместо поддержки и информации для сохранения здоровья получит очередную порцию травли и маргинализации.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera