Общество

Родинки, новообразования, ультрафиолет и ВИЧ: интервью с дерматологом

Как самому заметить подозрительную родинку, отличить ее от нормальной и успеть удалить, пока не стало слишком поздно? Надо ли самому осматривать родинки дома? Правда ли, что загорать категорически нельзя, или все-таки чуть-чуть можно? Как кожные заболевания связаны с ВИЧ? На эти и другие вопросы отвечает врач дерматолог-онколог клиники «Рассвет» Татьяна Кузьмина.

— Как часто нужно проходить профилактический осмотр у дерматолога, если меня ничего не беспокоит?

— Это зависит от результатов первичного осмотра у дерматолога. Я осматриваю все образования на коже, и если есть подозрительные, то выделяю их, измеряю и составляю карту невусов (родинок). Если есть образования, требующие динамического наблюдения, то мы приглашаем пациентов на прием раз в год. Также раз в полгода-год нужно приходить на осмотр к дерматологу тем, у кого образований (в данном случае образованием считается только невус) на коже много, более пятидесяти-ста. Такие люди относятся к пациентам с синдромом диспластического невуса: у них все время появляются новые родинки, и они более склонны к изменениям в сторону дисплазии (состояния, которое является предшественником меланомы). 

Взрослых после сорока мы тоже приглашаем на осмотр раз в год — если в этом возрасте на коже появляется новый невус, то выше риски, что это окажется чем-то злокачественным. Если человеку меньше сорока и на первичном приеме нет образований, которые вызывали бы настороженность, и нет тенденции, что в будущем может появиться что-то подозрительное, тогда на прием нужно будет приходить только раз в три года. Но это при условии, что дома человек будет самостоятельно наблюдать за невусами и проводить самообследование не реже одного раза в шесть месяцев.

— На что стоит обращать внимание дома и как проводить самостоятельные осмотры между посещениями врача?

— Дома время от времени нужно будет сверяться с параметрами карты новообразований. Если увидите какую-то динамику: рост, изменения цвета, окраски — то нужно прийти на прием раньше. Например, если активно растет родинка (более чем на два миллиметра в год), это должно насторожить. К подозрительным образованиям также относятся невусы больше сантиметра, несимметричные, с неровной окраской и границами. Если такое образование начинает меняться, лучше прийти и показать его врачу.

Но нужно следить и за новыми образованиями. До сорока лет у человека могут появляться новые невусы, это нормально, но если они черного цвета, то надо насторожиться. Когда такой появился, то независимо от его размера нужно консультироваться с врачом. Если вы не уверены, черное образование или нет, возьмите какой-то черный предмет, например телефон, приложите его к невусу и сравните. Если образование темно-коричневого цвета, скорее всего, оно доброкачественное.

Татьяна Кузьмина, дерматолог-онколог клиники «Рассвет».

— Что делает врач, если при осмотре выявляет что-то подозрительное?

— Если невус кажется подозрительным, мы всегда подозреваем злокачественное пигментное образование, меланому in situ, и предлагаем ее удалить. В зависимости от визуальной оценки определяем, что это может быть: доброкачественный невус, который только начал меняться, или уже изменившееся образование. 

В первом случае удаляем невус с определенным отступом, во втором — более серьезное вмешательство, нужно проходить дополнительные обследования, чтобы выяснить, находится ли процесс только в коже или уже распространился за ее пределы. Если это образование оказывается меланомой in situ или тяжелой дисплазией, то все заканчивается хирургическим удалением, а материалы после операции отправляются на гистологию. Если по результатам гистологии ставится первая-вторая стадия, то это хороший прогноз, и в будущем можно рассчитывать на полное излечение. При третьей-четвертой стадии лечение необходимо продолжать, но окончательное выздоровление уже маловероятно.

Поэтому очень важно приходить к врачу при первых признаках изменений на коже, когда только начался прогресс цвета или размера. Меланомный рак кожи развивается быстро, на коже может появиться небольшое темное пятнышко в два миллиметра, это уже будет меланома, и нужно будет принимать активные меры, чтобы ее удалить. Не надо ждать. Если пациент успевает прийти к врачу в течение полугода, то, как правило, образование не успевает перейти в стадию, когда мы не сможем ему помочь и потребуется дополнительное лечение помимо хирургического.

— Как можно снизить риски заболеть раком кожи? Не загорать вообще? Загорать только с фотозащитой?

— Меланома провоцируется солнечным ожогом. Чем активней солнце, тем легче получить солнечный ожог. Активность солнца возрастает с приближением к экватору — в близких к нему странах, например в Таиланде, куда сейчас часто ездят на несколько месяцев, ультрафиолет более высокой интенсивности (индекс активности по шкале от 0 до 10 достигает максимальных значений, солнечный луч сильнее повреждает генетический аппарат клеток кожи). Подобное излучение способно спровоцировать меланому без видимого солнечного ожога.

Никакие средства защиты не способны полностью противостоять излучению, но с фотозащитой и фотозащитной одеждой можно избежать повреждений кожи и снизить риски развития меланомы. Однако даже со средствами защиты ультрафиолет будет накапливаться — мы называем это хроническим ультрафиолетовым излучением, что повышает риски развития непигментных раков кожи, в частности базалиомы плоскоклеточного рака. Это вид опухолей, которые развиваются из непигментных клеток кожи эпидермиса (кератиноцитов), а не из пигментных клеток (меланоцитов).

Фотозащита — это солнцезащитные кремы. Фотозащитная одежда — специальная одежда, защищающая от солнца. Как правило, она сделана из более плотных и несветлых тканей, которые не просвечивают, и поэтому на такой одежде пишут, что она фотозащитная.

— Что опаснее — ультрафиолет или солярий?

— Опаснее солнечный ожог. Но, во-первых, в солярии солнечный ожог получить проще: люди проводят в нем достаточное для этого количество минут и не пользуются средствами фотозащиты. Поэтому после солярия на коже, как правило, есть эритема (покраснение кожи). Во-вторых, лампы, которые используются в солярии, ближе к экваториальному излучению, и, соответственно, там проще получить солнечный ожог.

— Часто ли при ВИЧ появляются кожные заболевания, и в какой момент стоит забеспокоиться и пойти сдать анализ?

— В острой стадии ВИЧ-инфекции у пациента могут появляться разные экзантемы — высыпания на коже или на слизистых, но специфичными для ВИЧ они не являются: такие же высыпания встречаются и при других вирусных инфекциях. Острая стадия также сопровождается температурой, увеличением лимфоузлов — привычными симптомами, поэтому люди, столкнувшись с ними (как и с высыпаниями), обычно думают, что болеют ОРВИ или гриппом. 

Кроме того, момент, когда на коже появляются высыпания, довольно часто совпадает с периодом серонегативного окна. Поэтому если человек сразу после незащищенного секса забеспокоится и пойдет сдавать анализ, результат может быть отрицательным. Поэтому мы рекомендуем пересдать анализ на ВИЧ через три месяца после контакта.

— При ВИЧ-инфекции всегда бывают осложнения в виде саркомы Капоши, себорейного дерматита и других кожных заболеваний, и как их можно предотвратить?

— Как правило, изменения на коже у человека с ВИЧ появляются на стадии вторичных заболеваний. Это происходит, когда человек не знает, что инфицирован (и живет с вирусом много лет), или знает, но не принимает антиретровирусную терапию (или терапия неэффективна), и, соответственно, вирус прогрессирует.

Саркома Капоши — это онкологическое заболевание, которое провоцируется вирусом герпеса восьмого типа. Вирус запускает аномальное разрастание лимфатических и кровеносных сосудов, они образуют синюшно-красные «узлы» (объемные высыпания, как правило, округлые, размером 0,5—2 сантиметра, могут быть красновато-синими, бурыми, бордовыми, встречаются на слизистых или коже). Это происходит из-за сниженного иммунитета. У здорового человека, который не входит в группы риска саркомы Капоши, вирус не активируется и процесс не запускается. Поэтому саркома Капоши ассоциирована с ВИЧ-инфекцией и другими иммунодефицитными состояниями.

Если у человека с ВИЧ появились характерные узлы и он пришел на прием к дерматологу, то необходимо сказать о своем статусе врачу. У меня был случай, когда пациент пришел ко мне на прием с жалобами на узлы по типу саркомы Капоши на лице. Они беспокоили его только с эстетической точки зрения, и о своем ВИЧ-статусе он мне не сообщил. Мы выставили клинический диагноз, назначили терапию и предложили пациенту сдать кровь на ВИЧ. И только когда пришел положительный анализ, пациент признался, что до этого знал о болезни. Итог — потерянное время. Если бы я заранее знала, что у него ВИЧ, то назначила бы другую линию терапии, потому что стандартные препараты для лечения саркомы Капоши у пациентов с ВИЧ не дают должного эффекта. 

У людей с ВИЧ кожные заболевания часто вызваны вирусом иммунодефицита. Это относится и к опоясывающему, и к простому герпесу, и к инфекциям, передаваемым половым путем (тоже частая причина обращений). В моей практике были случаи неэффективного стартового лечения, потому что пациент не сообщал о своем иммунодефиците.

Очень важно, чтобы пациент при этом получал адекватное лечение у инфекциониста: в некоторых случаях дерматологи не могут справиться с кожными состоянии без их вмешательства.

— То есть профилактика кожных осложнений — это своевременный прием терапии?

— Да. Приведу еще пример. Когда количество Т-лимфоцитов CD-4 снижается и их становится меньше 200-300 клеток на кубический миллиметр, в организме активируется собственная микрофлора, которая нормальна для человека. Соответственно, запускаются заболевания, которые здоровые люди могут и не лечить: контагиозный моллюск, вирусные бородавки и другие. Но у пациентов с ВИЧ все это принимает более выраженную, проблемную форму — появляются гигантские бородавки, гигантский моллюск, они широко распространяются. В этом случае качество жизни пациента значительно снижается. Поможет антиретровирусная терапия — если вирусная нагрузка неопределяемая, эти процессы не запускаются.

— Расскажите про акне — всегда ли нужно обращаться к врачу или можно справиться самому?

— При акне пациенту всегда нужна медицинская помощь. Встречаться это заболевание может в любом возрасте, преимущественно в подростковом, но бывает и у взрослых. Акне связано с активностью сальной железы и чрезмерной продукцией кожного сала. Это, в свою очередь, провоцируется рядом причин: гормональным фоном, генетической обусловленностью и другими факторами. В результате, кожный проток забивается плотным секретом (кожным салом), активируется своя микрофлора, кутис-бактерия (это нормальная для человека бактерия, которая живет на здоровой коже, но когда забивается кожный проток, эта бактерия в том числе провоцирует акне), и за счет этой активности начинается воспалительный процесс.

Самостоятельно наружными средствами вылечить акне достаточно сложно, можно не справиться с побочным действием местных препаратов (сухостью, шелушением жжением, покраснением вплоть до аллергической реакции), и не будет хорошего косметического эффекта. Врач подбирает лечение по типу кожи (сухая, жирная, нормальная) и по стадиям заболевания (тяжелая, средняя, легкая). В легкой степени предлагается наружная терапия, в ней комбинируются два или три препарата: местные ретиноиды, антибиотики в наружной форме и бензоилпероксидсодержащие средства.

В тяжелой или средней стадии акне выше риск, что могут остаться пятна или рубцы, тогда лечение должно быть более активным. Пациенту с такой стадией предложат системную терапию, которая воздействует на сальную железу, иногда на гормональный фон. Выбор препарата для такой терапии зависит от пола, возраста пациента, локализации акне и многих других факторов.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera