Общество

В России революция секспросвета? Как меняется разговор о сексе

СПИД.ЦЕНТР начинает серию материалов об изменении сексуального просвещения в России. Последние годы в нашей стране — эпоха публичного пуританства, вместе с тем это едва ли не лучшее время для секспросвета. Не последнюю роль в этом сыграли новые платформы и технологии. 

В первом тексте, который мы сегодня публикуем, создатель приложения Pure Роман Сидоренко рассказал, как dating-сервис делает сексуальную культуру более открытой, а коуч Елена Рыдкина описала, с какими проблемами при этом сталкиваются люди. Просветители Дарья Варламова и Елена Фоер рассказали, как меняется язык разговора о сексе.

Другая сексуальная культура

«Совершенно естественно испытывать глубокое чувство привязанности к постоянному партнеру, находясь в то же время в состоянии сильной влюбленности в другого человека и испытывая сексуальное влечение к самым разным людям. Никто не должен ожидать от другого человека, что тот станет для него «всем». Ключ к счастливой жизни — это разнообразные взаимодействия с разными людьми, сексуальные, эмоциональные, психологические и духовные». Так начинается манифест Pure — приложения для секс-знакомств, которое появилось на российском рынке в конце 2013 года. Его создатель Роман Сидоренко, адепт свободных отношений, активно пользовался dating-сервисами. В 2012 году Роман переехал из Москвы в Сан-Франциско, где увидел другую — отличающуюся от российской — сексуальную культуру.

«Я заметил абсолютное социальное спокойствие к разным форматам личных отношений, — рассказывает он. — Во многих парах отсутствует сексуальная эксклюзивность. Часто именно открытые отношения подразумеваются по умолчанию, а о моногамии нужно договариваться. Это стало для меня культурным шоком после Москвы, где все было наоборот». Роман называет свое состояние «восторженностью неофита» — одобрение и принятие социумом немоногамных отношений оказалось для него открытием.

«В Сан-Франциско не испытывали фрустрации из-за нарушения иллюзии, что нужно стремиться найти главные и единственные отношения — любовь, которая обязательно продлится, пока смерть не разлучит вас, — рассказывает Сидоренко. — Это прекрасная концепция, но попытка воплотить ее в жизнь сталкивается со множеством сложностей. Я почувствовал, что может быть по-другому, и решил показать остальным, как».

В мае 2012 года Роман Сидоренко презентовал идею приложения для секс-знакомств на Российском интернет-форуме. После этого проект привлек первые инвестиции, и в конце 2013 года была запущена англоязычная версия Pure. Создатели приложения сравнивают идею Pure с концепцией Uber из-за возможности быстрого поиска. Пользователь может сделать фото внутри приложения, которое появится в зоне видимости других людей на один час. Если за это время не удастся найти партнера, Pure рекомендует воспользоваться сервисом в другие часы.

«У Pure достаточно косвенное представление о своей аудитории, — говорит Сидоренко. — Единственное проявление себя, доступное пользователю, — это фотография. Мы не спрашиваем людей о возрасте, росте или весе — это просто цифры. Эти медицинские параметры находятся вне современного культурного дискурса».

Российская специфика — восприятие сервиса знакомств мужчинами как «сервиса доставки», говорит Роман. Мужчины часто обращаются в службу поддержки с жалобами на отказы женщин. «Дословная формулировка: «Женщины не понимают, зачем создано приложение». Это всегда очень странный для меня контекст. Мы объясняем, что женщина оказалась очень вежлива и выбрала мягкий способ указать на нежелание продолжать общение».

В 2015 году секс-евангелистом Pure стала Елена Рыдкина — открытая приверженица свободных отношений, этичной немоногамии и открытых практик БДСМ. На тот момент она окончила социологический факультет Высшей школы экономики, успела поработать научным ассистентом, занималась маркетингом и пиаром в биотехнологических компаниях. Свое желание популяризировать тему Рыдкина объясняет невозможностью разговаривать о сексе с образованными людьми на серьезном уровне.

«О сексе говорили на курсах «Сто техник лучшей любовницы», в медицинском формате или почти подпольно. В кругу образованных людей все смущались, стыдились и глупо хихикали, когда речь заходила о сексе, просто из-за того, что не было терминологии. Было совершенно непонятно, как к этому подступиться». В конце 2015 года вместе с единомышленниками Елена запустила научно-популярную конференцию «Секспросвет 18+» для свободного и профессионального публичного разговора.

В это время команда Pure все сильнее ощущала отсутствие в России сексуальной dating-культуры. «Мужчина и женщина встречались в приложении, но не понимали, как общаться, если они хотели просто развлечения и не были заинтересованы в отношениях, — вспоминает Рыдкина. — Нужно было объяснить пользователям, как говорить о сексе и договариваться об условиях».

Сидоренко предложил Елене стать секс-евангелистом Pure. Она согласилась и стала писать просветительские тексты, проводить лекции и консультации. Елена говорит, что сталкивалась с агрессивной реакцией и получала в том числе негативные комментарии: «Какой матерью я буду, или что женщина не может быть не моногамна».

В 2017 году она ушла из компании и сейчас консультирует клиентов как секс-коуч: «У многих клиентов есть запрос на развитие телесно-эмоциональной чувствительности. Люди хотят понять, как можно проявить себя в сексе за рамками стереотипов. Важно знать, какие потребности человек решает при помощи секса, что именно лежит за его желанием. Снять напряжение, получить принятие, ощутить близость, испытать яркие ощущения — все это разные модели, с каждой из которых нужно внимательно работать».

По мнению Елены, с 2017 года в России началась «золотая эпоха» в сфере сексуального просвещения: появилось множество блогеров, популяризаторов темы начали приглашать выступать на крупных форумах, регулярно в медиа выходят статьи на эту тему. Аудитории интересна открытость, но при этом многие все еще не до конца понимают эту культуру, считает Рыдкина. «Чаще всего в России не особенно разбираются с этической стороной вопроса. Я часто спрашиваю мужчин, называющих себя полиаморами, знают ли об этом их партнерши. «Ну, нет», — говорят. Понятно, что это никакая не этичная немоногамия: договоренности не простроены, и по факту люди только вредят друг другу. Но это живая тема сейчас, которая в последние несколько лет стала менее удивительной».

«Секс — это про наши слабости, уязвимости и фантазии»

В 2018 году издательство «Альпина Паблишер» выпустило научно-популярный гид «Секс: От нейробиологии либидо до виртуального порно», который написали журналистка и лауреат премии «Просветитель» Дарья Варламова и автор научно-популярных статей по сексологии Елена Фоер. С выходом книги издатели связывали начало в России современного научного разговора о сексе — с точки зрения эволюционной биологии, поведенческой психологии и нейронаук.

У авторов был еще и антропологический интерес. «Мы хотели донести, что секс — это про то, что такое быть человеком: про наши слабости, уязвимости и фантазии, — рассказывает Варламова. — Самой сложной задачей вначале было доступно выстроить свою позицию. Мы не разделяем ни патриархальные взгляды, ни радикальный феминизм. У нас достаточно умеренная позиция, которую хотелось выдержать во всем повествовании. Секс — это тема, где очень многие люди испытывают комплексы, боятся показаться непохожими на других или неправильными. Нужен был баланс сочувственного принятия и чувства юмора, в нашем случае — иронии в духе „Страдающего Средневековья“».

Цитата из книги: «Секс: От нейробиологии либидо до виртуального порно»

«Некоторые люди пытаются разрешить все противоречия через полиаморию — уклад, при котором оба супруга или постоянных партнера могут искать секс и романтические отношения на стороне (но желательно не в ущерб основным отношениям). Традиционалисты находят такой подход аморальным, но полиаморы разрабатывают собственные этические кодексы и ищут способы завязывать отношения, которые будут на пользу всем участникам. Так что приверженность моногамии — это скорее дело вкуса, чем высокой нравственности»

Дарья видит, что в России люди все еще стыдятся разговора о сексе. Во время презентаций книги аудитория с большим интересом слушала авторов, но вопросы из зала почти не задавала. Чаще подходили после выступления. По словам соавтора Елены Фоер, на презентациях книги в Москве собиралась уже просвещенная аудитория, в то время как в регионах для большинства людей публичное обсуждение оказалось новым опытом. «По реакции аудитории в регионах было понятно, насколько удивительным является формат открытого разговора о сексе, — говорит она. — Люди задавали более простые вопросы. Например: „Можно ли всю жизнь хотеть одного мужчину? Изменяю ли я, если смотрю на своего соседа и чувствую сексуальное желание? Я замужем, но все равно чувствую что-то очень странное — наверное, так не должно быть“».

До сих пор в нашей стране даже не принято обсуждать сексуальные предпочтения со своим партнером. «У нас дискурс преимущественно патриархальный — вокруг условного „Тысячи и одного способа обслужить его так, чтобы он любил тебя до конца жизни“». Многие женщины воспринимают секс как способ самопрезентации и получения одобрения, а не возможности расслабиться и сосредоточиться на собственных ощущениях, считает Дарья. Очень многие волнуются из-за своей внешности или темперамента, пытаясь понять, все ли с ними в порядке.

«У нас дискурс преимущественно патриархальный — вокруг условного „Тысячи и одного способа обслужить его так, чтобы он любил тебя до конца жизни“»

«Важно научить людей выражать свои желания и нежелания, поскольку есть множество случаев реального злоупотребления из-за недопонимания, — продолжает Варламова. — В нашей патриархальной традиции принято, что мужчина должен настойчиво добиваться, а женщина — отказываться в формате некой игры. Возникает ситуация, когда мужчина не воспринимает женское „Нет“: не потому что хочет власти или равнодушен к ее желаниям, а просто потому что не понимает сигналы».

Елена Фоер пытается решить эту проблему, организовывая в Москве разговорную группу о сексе Sex. Talk//Секс. Толк. «Мы ищем общий язык для обсуждения тем, которые нельзя ни с кем обсудить. Для меня группа — это практический опыт сделать общение глубже, попытаться вникнуть в каждую историю, а не строить разговор по верхам», — говорит она. Участники выбирают тему и обсуждают ее в течение нескольких часов: например, как жить с отсутствием секса или какие сложности возникают в моногамных отношениях. Каждый говорит только о своем опыте, недопустимы критика, оценочные суждения и советы. Следят за конфиденциальностью: участники не должны рассказывать услышанные истории.

«Мне нравится, что в группу приходят люди с совершенно разными убеждениями, — говорит Фоер. — Полиаморы, которые по двадцать лет живут в браке. Совсем юные ребята, которые только недавно начали изучать свою сексуальность. Есть в принципе отказавшиеся от секса. Когда разные люди делятся своим опытом, получается очень интересное обогащающее взаимодействие. Ты видишь человека с совершенно другим багажом и бэкграундом и понимаешь, что его взгляды не так далеки от твоих. Вам есть на основе чего понять друг друга».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera