Общество

Разглашение ВИЧ-статуса. Как это бывает и как с этим бороться?

Анна и Михаил знали друг друга давно: в школе учились в параллельных классах, потом мужчина дружил с ее братом. Вместе со своим мужем Алексеем, бывшим внештатным сотрудником ГИБДД, она жила в поселке Нагорное Московской области. Но в 2018 году с супругом Анна решила развестись. Бывший муж забрал все вещи из ее дома, но не смог смириться с разводом, поскольку их общий ребенок — шестилетняя дочь — осталась жить с Анной.

Через некоторое время женщина встретила нового возлюбленного, Михаила. Вскоре после знакомства Михаил рассказал избраннице о своем ВИЧ-положительном статусе. Больше эту информацию он нигде не оглашал.

— Проблемы начались, когда моему бывшему мужу соседи и друзья рассказали, что мы встречаемся, — объясняет теперь Анна. Мужчина сначала попытался запугать женщину. Но в какой-то момент от третьих лиц узнал о ВИЧ-статусе нового избранника бывшей жены.

Он-то и стал главным козырем в руках брошенного супруга в наметившемся противостоянии. Однажды он пришел домой и заявил женщине: «Общайся с кем угодно, но только не с ним, он больной». А через некоторое время раскрыл диагноз своего противника не только малолетней дочери Анны, но и всем общим знакомым, родственникам и подругам: «Ты что, правда со спидозным живешь?».

— Леша всеми этими поступками хотел унизить не только меня, но и всех, кто меня окружает, потому что мы развелись, он не спал, не ел, все друзья говорили, что плохо ему было, приходил с цветами и говорил, что «все понял», на колени вставал, — вспоминает Анна. — Мне кажется, он о ВИЧ представления не имеет и не имел, я-то и сама не особо понимала в этом раньше. Какое-то время бывший муж приходил ко мне домой и орал: «Да не дай бог, я узнаю, что он тронул моего ребенка хоть пальцем, да ему хана. Я его застрелю». Как-то раз я пришла домой, Алексей лежал и спал пьяный посреди комнаты, а рядом с ним и вправду лежало оружие. На участке в тот же день я нашла пустые гильзы. У нас такой СНТ, народу тут не так много, и выстрелы у нас — это нормально, рядом с домом пруд, там утки плавают, так что на пальбу из соседей никто не среагировал, даже если услышал, — поясняет женщина.

Со временем почти все соседи, настроенные бывшим мужем, перестали общаться с Анной. Более того, к информации о ВИЧ-статусе прибавилась клевета: дескать, новый возлюбленный «затащил ее в секту» (Анна и Михаил верующие, вместе они ходят в церковь, Михаил пишет иконы). В итоге бывший полицейский стал угрожать Анне, что подаст документы на лишение ее родительских прав.

Доказать право на жизнь

Все это время Алексей периодически названивал своему сопернику и угрожал ему физической расправой. Несколько телефонных разговоров тому даже удалось записать. Около года назад с этими записями и своей историей мужчина обратился в СПИД.ЦЕНТР, но только сейчас дал разрешение на ее публикацию. Корреспондент СПИД.ЦЕНТРа навестил пару, чтобы узнать, как развивались события в течение этого года.

После коронавирусной полупустой Москвы, выходя на станции в Пушкино, чувствуешь себя инопланетянином: здесь довольно много людей, но мало кто из них в масках, а в перчатках нет практически никого. Михаил смотрит на мои полиэтиленовые перчатки, маску, пальто и замечает: «Ну, ничего себе, вы подготовились».

— Как вам самоизоляция?

— Да ничего, говорят, что у нас такая терапия, что коронавирус на нас не действует, — смеется Михаил.

Сейчас он в основном передвигается на машине и чувствует себя комфортнее, чем два года назад. Но признается, что ощущение небезопасности осталось: «Никогда не знаешь, что с тобой может случиться и что может случиться с твоим домом, просто есть ощущение, что государству такие люди, как я, не нужны, иначе почему все остается безнаказанным?». Весь 2018 год он постоянно слышал угрозы в свой адрес, и только к зиме они прекратились — после того как наш собеседник обратился к юристам в Москве и написал заявления в отдел полиции ближайшего к поселку города.

Впрочем, в полиции после проверки Михаилу отказали в возбуждении уголовного дела, поскольку в действиях Алексея — самого бывшего внештатного сотрудника ГИБДД — правоохранители не нашли признаков состава преступлений, предусмотренных статьями УК РФ 119 (угроза убийством) и 213 (хулиганство). В январе 2019 года постановление об отказе в возбуждении дела было отменено первым заместителем Пушкинского городского прокурора, а материалы дела переданы в Пушкино.

Однако ответа оттуда Михаил пока так и не получил. Но успел обратиться в суд с гражданским иском о взыскании с обидчика компенсации морального вреда в размере полумиллиона рублей и судебных расходов в размере восьмидесяти тысяч рублей. Несмотря на представленные телефонные записи судья не нашел оснований для удовлетворения иска, поскольку «истцом не было представлено достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о причинении истцу физического вреда в результате противоправных действий ответчика».

По словам мужчины, суд не удовлетворил ни одно ходатайство, не провел ни одну экспертизу. Но все это в итоге несколько остудило пыл бывшего супруга Анны.

Алексей, успевший ранее привлечь к разбирательству даже знакомого депутата, когда начались суды, перестал присылать угрозы. «Если бы со мной что-то произошло, то на них было бы подозрение. Сейчас они не появляются вообще», — объясняет Михаил. Теперь ему кажется, что Алексей таким образом провоцировал его, ждал ответной агрессии, чтобы подать заявление в полицию и оформить дело.

— И если бы я ответил, то меня бы приняли, осудили, у меня уже был условный срок, и там ничего сложного. Я тогда был на пределе, но хорошо, что сдержался. И все прошло нормально. Получилось, что такие люди, как я, неинтересны правоохранительным органам, федеральные законы для них ничего не значат. В полиции и в судах, конечно, со мной разговаривают, но такое чувство, что они думают: «Вот ты сюда пришел со своим СПИДом, уходи скорее», — вздыхает Михаил.

Что делать?

Что делать в подобных ситуациях? Здесь стоит повторить советы, которые наш сайт уже давал ранее.

Мы не знаем, каким образом бывший муж из этой истории узнал о статусе нового избранника бывшей жены. Но стоит сразу подчеркнуть: ВИЧ-статус относится к диагнозам, защищенным так называемой врачебной тайной. Статья 13 федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» однозначно говорит, что при обращении за медпомощью или при ее получении пациент автоматически имеет право на сохранение врачебной тайны. И если его диагноз разгласили должностные лица (врачи), они могут быть привлечены к ответственности.

К сведениям, составляющим врачебную тайну, относятся: информация о факте обращения за медпомощью, диагноз заболевшего, состояние здоровья пациента и иные сведения, которые были получены при его обследовании и лечении. За исключением нескольких случаев, вышеуказанная информация не может быть предоставлена без письменного разрешения пациента даже его родным и близким.

Круг лиц, которые обязаны хранить врачебную тайну, — это все медработники, врачи, медсестры, санитарки, регистраторы, студенты медицинских вузов, которые проходят практику в данной больнице, равно как и фармацевтические работники.

Должностные лица, которые разгласили врачебную тайну, могут быть также привлечены к гражданской ответственности по статьям 150 и 151 ГК РФ, даже если разглашение информации не привело к причинению человеку физических и нравственных страданий.

Итак, информацию о вашем статусе вы не обязаны сообщать никому, кроме сексуальных партнеров: актуального и — по возможности — бывших. О том, что вы живете с ВИЧ, не имеют права, а значит, не должны знать, если вы этого сами не захотите, ни врачи, если их компетенция не касается инфекционных заболеваний, ни коллеги, ни работодатели, ни даже самые близкие родственники (родители или братья и сестры).

Разглашение вашего статуса против вашей воли третьим лицам является уголовным преступлением. Для того чтобы за такое деяние было заведено уголовное дело, обидчик не должен сыпать угрозами или применять насилие — чтобы он понес наказание, достаточно самого факта раскрытия диагноза.

Делопроизводство в таких случаях возбуждается по первой части 137 статьи Уголовного кодекса РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни). Максимальная санкция по ней — лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности (например, в системе здравоохранения) на срок до трех лет.

Сайт СПИД.ЦЕНТР будет и дальше следить за судьбой Михаила и Анны. И как только их история придет к своему завершению — обязательно информирует своих читателей об этом. Если вы сами стали жертвой подобного преступления — незаконного разглашения вашего ВИЧ-статуса — или травли, последовавшей за таким разглашением, поделитесь с нами вашей историей. Прислать ее можно на нашу почту: INFO@AIDS.CENTER

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera