Эпидемия

«Сложить большой пазл»: как долго иммунитет защищает нас от повторного заражения COVID-19

Новое исследование Королевского колледжа Лондона породило множество новостных заголовков, объявляющих, что иммунитет может пропасть за считанные месяцы. Но правда оказалась куда более сложной и, к счастью, куда менее страшной. Для The Atlantic разобрался Дерек Томпсон, а СПИД.ЦЕНТР публикует перевод.

«Иммунитета к COVID-19 можно лишиться за несколько месяцев», — такую громкую фразу написали в The Guardian в середине июля на основании британского исследования. В Forbes для красного словца еще подсократили сроки: «Ученые выяснили: иммунитет к коронавирусу может пропасть за недели». Еще сильнее выступила San Francisco Chronicle, похоронным тоном объявив: «Антитела к коронавирусу исчезают так же быстро, как и надежды на вакцину».

Я в ужасе прочитал статью, которая привела к появлению драматичных заголовков, и это ощущение не пропало. Исследователи из Королевского колледжа Лондона с марта по июнь несколько раз протестировали более девяноста человек с COVID-19. Через несколько недель после выздоровления в их крови было полно антител (белков, борющихся с вирусом), но уже через два месяца большая доля антител исчезла.

Напрашивались пугающие выводы: если наша защита от COVID-19 испаряется за несколько недель, то люди могут заразиться повторно. В таком мире не может быть и речи о коллективном иммунитете. Более того, это может означать, что вакцины, работающие на основе реакции антител, будут бесполезны через несколько месяцев. Исследование показало мне будущее, в котором пандемия не закончится никогда.

Я позвонил нескольким ученым, чтобы они помогли мне разобраться в исследовании и избавили от апокалиптической тревоги. Вот что они ответили: «Пожалуйста, успокойтесь — но не рассчитывайте, что мы дадим вам полностью расслабиться». Я попробовал связаться и с некоторыми соавторами исследования Королевского колледжа, но мне не ответили. «Я и правда заволновался, когда увидел заголовки, — сказал Шейн Кротти, вирусолог из Института иммунологии в Ла-Хойе. — Но, когда увидел реальные данные, понял, что все не так страшно».

Приобретенный иммунитет — это клеточная память. Когда наши тела отбиваются от инфекции, нам нужно, чтобы иммунная система запомнила, как снова победить болезнь. Это немного напоминает человека, который сложил большой пазл и в следующий раз уже быстрее кладет детали на нужные места. Вся идея вакцинации — научить иммунную систему решать головоломки, не подвергая ее полноценному воздействию вируса.

Почему упомянутое исследование на первый взгляд выглядит таким тревожным? Оно показало, что число активных антител — они называются нейтрализующими антителами — существенно сокращалось между тестами, особенно у пациентов со слабыми симптомами или переболевших бессимптомно. Уровень антител — одно из проявлений памяти иммунной системы. Если их число быстро падает, это может означать, что наша иммунная система не сможет вспомнить, как решить головоломку COVID-19, спустя всего несколько месяцев, вынуждая нас начинать с нуля с каждым новым заражением. Никто из исследователей COVID-19 не в восторге от того, что уровни антител падают так быстро. Все, с кем я говорил, признали: исследование, вероятно, показало что-то важное и заслуживающее внимания. Но в целом ученые сошлись на трех причинах сохранить толику скептицизма насчет наиболее драматичных заголовков.

Во-первых, наша иммунная система очень сложна, и исследование Королевского колледжа касается только одной ее части. Когда новый патоген попадает в тело, наша адаптивная иммунная система призывает команду B и Т-лимфоцитов. Если сильно упрощать, то В-лимфоциты перехватывают и связывают враждебные молекулы, а Т-лимфоциты (их еще называют Т-киллерами) уничтожают зараженные клетки. Оценивать иммунную реакцию, не учитывая Т-лимфоциты, — все равно что проводить инвентаризацию военно-воздушных сил и не подсчитать бомбардировщики. А в случае с COVID-19 эти бомбардировщики могут иметь решающее значение. Все больше фактов свидетельствует о том, что Т-клетки обеспечивают самый сильный и длительный иммунитет к COVID-19, но в этом исследовании они вообще не рассматривались.

«Взгляд только на одну часть иммунной реакции прискорбно неполон, особенно если окажется, что многие пациенты с COVID-19 скорее защищены Т-клетками», — объясняет Эрик Тополь, кардиолог, основатель и директор Исследовательского института Скриппса. Он познакомил меня с исследованием французского Страсбургского университета, которое показало, что у некоторых людей, вылечившихся от COVID-19, есть сильная реакция Т-клеток, при этом антитела не определяются. «Вероятно, если бы аналогичное лонгитюдное исследование касалось реакции Т-клеток, результат оказался бы оптимистичным», — сказал он.

Вторая причина — падение уровня антител хоть и беспокоит, но не катастрофично. «Нет ничего необычного в том, что реакция антител ослабевает спустя несколько месяцев, — объяснил вирусолог Шейн Кротти. — Это падение не так уж удивительно. Возьмите, например, прививку от оспы, и вы обнаружите, что реакция антител через шесть месяцев сокращается примерно на 75 %. Но сама вакцина работает десятилетиями. Нам нужно аналогичное исследование, в котором изучат пациентов с COVID-19 через шесть месяцев после инфицирования, чтобы реально узнать, с чем мы имеем дело». С начала пандемии и поступления первых пациентов в больницу прошло уже больше шести месяцев, и, несомненно, такие исследования появятся.

Еще одна причина — низкого уровня антител все равно может быть достаточно для излечения от COVID-19, так как они могут запускать более обширный иммунный ответ с задержкой. «Вполне возможно, что ранее зараженные люди могут использовать реакцию (иммунологическую память), чтобы вырабатывать новые антитела, если они повторно подвергнутся воздействию SARS-CoV-2», — написала мне Памела Бьоркман, биохимик из Калифорнийского технологического института. — Я бы не спешила делать вывод, что люди, инфицированные SARS-CoV-2, не защищены от нового заражения».

Похожий аргумент я услышал от нескольких людей, и сначала он меня смутил. Эту идею может объяснить следующая аналогия: предположим, я научился собирать кубик Рубика. Через три недели вы спросите меня, как я это делаю? Я не могу описать каждый ход по памяти, но если вы мне дадите кубик Рубика, я вспомню стратегию и решу головоломку куда быстрее. Возможно, исследование Королевского колледжа и описывает забывчивую иммунную систему, но, если ее подстегнет возвращение COVID-19, она встанет в строй и даст мощный отпор врагу.

Три эти причины — не единственные поводы меньше волноваться из-за панических заголовков. Есть еще несколько фактов, дающих надежду, что пандемия не будет длиться вечно. Создание вакцин продвигается с большой скоростью. Несколько исследований на обезьянах, чья иммунная система ближе всего к нашей, показали обнадеживающие результаты: сильный и долго сохраняющийся иммунный ответ. Другое недавнее исследование показало, что через семнадцать лет после первой эпидемии SARS в Восточной Азии у многих пациентов сформировался «долгосрочный Т-клеточный иммунитет». Возможно, он даже защищает их от коронавирусной инфекции.

Гонка за разгадкой COVID-19 — беспрецедентное международное предприятие, и каждое исследование в ней — лишь крошечная деталь огромной мозаики. Новости, которые мечутся от оптимизма к отчаянию, могут запутать, но надо помнить, что мы все еще боремся с опасной болезнью и узнаем каждую неделю все больше. И ни одно исследование, освещающее только одну часть такого большого и сложного целого, как иммунная система, не должно убеждать, что вакцины обречены, а пандемия останется с нами всегда.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera