Лечение

A, B, C сидели на трубе: как ученые открывали гепатиты?

Пятого октября были объявлены обладатели Нобелевской премии по физиологии и медицине. Награда досталась британским исследователям Харви Альтеру, Майклу Хоутону и Чарльзу Райсу за открытие и исследования вируса гепатита C. Нобелевский комитет предполагает, что благодаря их работам с вирусом гепатита C в будущем будет покончено. Всего 31 год назад о вирусе гепатита C не было известно ничего, но мир изменился после публикации статьи об открытии вируса в журнале Science. «СПИД.ЦЕНТР» восстановил хронологию событий и разобрался в достижениях нобелевских лауреатов.

A, B, C и другие буквы

Вирусный гепатит — это острое воспаление ткани печени, которое может вызвать полное поражение органа. Главные возбудители вирусного гепатита в мире — вирусы A, B, C, D и E. Наибольшую опасность представляют вирусы C и B. По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2020 году с вирусным гепатитом B или C живут 325 миллионов человек.

Гепатиты C и B могут приобретать форму хронического заболевания и вызывать гепатоцеллюлярную карциному (наиболее распространенная первичная злокачественная опухоль печени) и цирроз. В обоих случаях прогноз неблагоприятный, и больному требуется своевременное лечение. Гепатит A на фоне своих «коллег», конечно, выглядит менее грозно: заболевание может протекать остро и неприятно, но не переходит в хроническую форму.

Болезнь древних принцев

Доказано, что человечество страдало от вирусов гепатита задолго до появления доказательной медицины. В 2005 году археологи нашли на севере Словакии гробницу германского принца, умершего в IV веке. А в 2019 году вышла статья датских и словацких исследователей, которые с помощью изотопного анализа установили: принц умер от гепатита B, когда ему было примерно двадцать лет.

Спустя почти полтора тысячелетия после гибели древнегерманского принца, в 60-х годах XX века, американскому физиологу Баруху Самуэлю Бламбергу впервые удалось выделить вирус гепатита B, за что он получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Немногим позже Бламберг разработал вакцину, которая защищала от заражения вирусом на 98-100 %.

Гепатит B может протекать бессимптомно, и потому больной может легко пропустить тот момент, когда нужно будет спасать печень. Тем не менее у некоторых пациентов возникают острые состояния с выраженными симптомами, которые сохраняются в течение нескольких недель и включают в себя желтушное окрашивание кожи и склер, рвоту, тошноту. В редких случаях острый гепатит может привести к развитию острой печеночной недостаточности с риском летального исхода. Наиболее опасен переход вируса гепатита B в хроническое течение: он провоцирует цирроз или рак печени.

Хронический гепатит B редко развивается во взрослом возрасте (не более чем в 5 % случаев), но, к сожалению, ему наиболее подвержены дети (около 95 % инфицируются в младенчестве и раннем детстве).

Вирус гепатита B передается через кровь и другие биологические жидкости. Поэтому в высокоэндемичных районах гепатит B часто передается от матери ребенку, если у нее высокая вирусная нагрузка и отсутствует медицинское сопровождение.

Не шприцем единым

Вокруг гепатитов B и C существуют мифы о том, что заболеть ими могут только люди, ведущие аморальный образ жизни. Однако чтобы получить гепатит, совсем необязательно быть наркопотребителем и пользоваться общим шприцем. Заражение может произойти в стоматологическом кабинете, в маникюрном салоне, при хирургических операциях, в салоне тату-мастера — в общем, при контакте с зараженной кровью.

Тем не менее, несмотря на распространенность и высокую онкогенность, вирус гепатита B хорошо поддается лечению: ВОЗ рекомендует использовать тенофовир и энтекавир. Помимо лечения есть все шансы вообще не заразиться гепатитом B, если вовремя вакцинироваться.

По словам главы Роспотребнадзора Анны Поповой, в России благодаря массовой вакцинации заболеваемость острым гепатитом B снизилась в 45 раз.

Немного про A

Гепатит A известен в народе как «желтуха» или «болезнь грязных рук». В XIX веке основатель эпидемиологического сообщества в России профессор Сергей Боткин предположил, что его пациенты с пожелтевшей кожей, высокой температурой и вероятностью развития цирроза печени были заражены каким-то патогеном извне. Врач заподозрил вирусное происхождение болезни, в то время как в научном сообществе того времени считалось, что все эти симптомы сугубо механические.

«Я пришел постепенно к убеждению, — сказал на одной из своих лекций Боткин, — что icterus catarrhalis, которую прежде считали за желудочно-кишечный катар с механической задержкой желчи, на самом деле есть только один из симптомов общего заболевания, проявляющегося не только желтухой, но и увеличением селезенки и иногда нефритом, с самостоятельным поражением печени. Это поражение мы можем поставить рядом с теми разлитыми воспалительными изменениями, которые наблюдаются вообще при процессах инфекционных, как тиф, перемежающаяся лихорадка». Таким образом Боткин впервые описал гепатит A.

Ученый прошел две войны и знал, что антисанитария способна убивать ничуть не хуже, чем вражеская армия. Этот опыт позволил профессору сделать правильные выводы относительно желтухи: это инфекционное заболевание, передающееся через загрязненную воду и продукты. В своем «Эпидемическом листке» врач повторял о важности гигиены, опасности скученности людей при эпидемиях, необходимости проветривать помещения. «Эпидемический листок» был очень своевременным медицинским начинанием: в Петербурге случались вспышки оспы, а неизвестная желтуха, она же гепатит A, передавалась фекально-оральным путем, как уже лабораторно установили в конце XX века.

Впрочем, вирус гепатита A был выделен американским исследователем Стефаном Фейнстоуном только в 1973 году.

«Ласковый убийца»

В 2019 году в России выявили более 45 тысяч случаев хронического гепатита C. Если ориентироваться на озвученные ранее цифры, общее количество больных хроническим вирусным гепатитом C в России составляет порядка 1,8 миллиона человек. 

До открытия вируса гепатита C его обозначали как «гепатит ни А, ни В», однако за ним также закрепилось прозвище «ласкового убийцы»: первичная инфекция протекает у 80 % пациентов совершенно бессимптомно. Болезнь давала о себе знать, только когда тяжелые последствия для печени оказывались неизбежны.

Долгое время «ласковый убийца» был неуловим. Однако Харви Олтер, нынешний нобелевский лауреат, отмечал: несмотря на выявление на тестировании гепатитов A и B, больных гепатитом меньше не становилось. Исследователь занимался проблемами переливания крови и начал подозревать, что, возможно, есть еще какой-то вид гепатита. В это же время британский ученый Майкл Хьютон занимался выделением неизвестного вируса. Для этого он провел эксперимент: собрал всю ДНК крови шимпанзе и проверил, на какие фрагменты будут реагировать антитела из крови людей, больных «гепатитом ни A, ни B». Так ему удалось обнаружить РНК-содержащий вирус из семейства флавивирусов. И в дело вступил третий нобелевский лауреат, Чарльз Райс. Использовав выбранный участок генома вируса, он собрал экспериментальный вирус и ввел его в печень шимпанзе. Через некоторое время у животного развились все симптомы, характерные для ранее неизвестного вируса. Тогда он получил название — вирус гепатита C.  В 1997 году Чарльзу Райсу удалось доказать непосредственную патогенность вируса. Однако несмотря на подробную статью в Science, в которой еще в 1989 году были опубликованы результаты работы по исследованию гепатита С, Нобелевскому комитету понадобилось примерно двадцать лет, чтобы в полной мере оценить значимость этой работы и вклада ученых в мировую науку.

 Открытие вируса позволило создать эффективные средства по борьбе с ним.

Теперь этот убийца обезврежен: согласно сообщению ВОЗ: «Противовирусные препараты позволяют полностью излечивать гепатит С в более чем 95 % случаев, что снижает риск смерти от цирроза или рака печени».

 Несмотря на то, что вакцины пока не существует, уже есть терапия. Эта терапия настолько хорошо себя зарекомендовала, что в США даже проводят трансплантации печени, инфицированной гепатитом С. «Органы с положительным результатом гепатита С можно безопасно использовать даже у пациентов, у которых нет инфекции, а вирус гепатита С можно искоренить, тем самым увеличивая шансы пациентов на получение жизненно важных трансплантатов», — говорит Надим Анвар, профессор кафедры университета Калифорнии.

Тем не менее в 70 % случаев заражения инфекция становится хронической. Помимо сугубо медицинского, есть еще и социальная значимость вируса: недостаточные знания о нем и способах его передачи способствуют стигматизации.

До недавнего времени безинтерфероновые схемы лечения гепатита C были практически недоступны российским пациентам. Впрочем, в начале 2020 года Минздрав России впервые объявил аукцион на закупку препарата софосбувир. Предполагается, что в 2020 году число людей, охваченных терапией препаратами, подразумевающими безинтенфероновые схемы лечения гепатита C, составит около 6000 человек, а всего на закупку лекарств от вирусного гепатита C будет потрачено 1,9 миллиарда рублей. Это более чем в два раза превышает число пациентов, которым был доступен данный тип лечения в 2019 году.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera