Общество

Дискриминация в медицине, на работе и учебе: как людям с ВИЧ защитить свои права?

Сегодня, 10 декабря, отмечается Всемирный день прав человека. Для многих людей, живущих с ВИЧ, это больная тема: вместе с вирусом они получают страх, что общество их не примет. Юрист «СПИД.ЦЕНТРа» Людмила Дець и Александр Ездаков, юрист Форума ЛЖВ, рассказали, как живущие с ВИЧ могут защищать свои права и избежать дискриминации.

Десятого декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. В этом документе провозглашены «неотъемлемые права, присущие каждому человеку вне зависимости от его расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения». 

В этом году тема Дня прав человека связана с пандемией COVID-19. Для людей с ВИЧ важнейшей темой остается дискриминация, с которой они сталкиваются на каждом шагу. Об этом мы поговорили с Людмилой Дець, которая занимается юридической службой фонда «СПИД.ЦЕНТР»: любой желающий может бесплатно и анонимно обратиться к специалисту и получить ответы на свои вопросы.

Людмила работает юристом уже десять лет, а непосредственно делами людей с ВИЧ занимается на протяжении последний двух с половиной лет.

— Для меня основная особенность этой области (и основная сложность) — это отсутствие наработанной практики. Очень мало юристов, которые занимаются правами ЛЖВ. Среди моих знакомых таких вообще нет. Поэтому, если у меня возникают вопросы (а возникают они очень часто), я обращаюсь к коллегам из Питерского фонда «Позитивная волна». Там грамотные юристы, и у них уже есть значительные наработки по разным вопросам, с которыми обращаются ЛЖВ, — рассказала Людмила.

По ее словам, основные запросы, с которыми к ней обращаются, — это привлечение к уголовной ответственности по ст. 122 УК РФ (Заражение ВИЧ-инфекцией), миграционные вопросы (причем как возможность получить РВП и гражданство РФ при наличии ВИЧ, так и выезд в другие страны на ПМЖ). Также сейчас стали часто обращаться по поводу усыновления, поскольку людям с ВИЧ разрешили усыновлять детей, а практика пока нулевая. Часто поводом обратиться к юристу становятся медицинские проблемы, например, поздняя постановка диагноза, необоснованное изменение схемы лечения, прикрепление к центру СПИД по временной регистрации, оскорбления и раскрытие информации о болезни третьими лицами.

— Дискриминация ЛЖВ есть везде: и в медицине, и на работе, и на учебе. То есть вообще везде, даже в тех случаях, когда законодательство не накладывает никаких ограничений. К сожалению, такова реальность. Пока у большинства нашего населения отсутствует должный уровень медицинской грамотности, продолжат распространяться и само заболевание, и все необоснованные, надуманные страхи людей, связанные с ним, — говорит Людмила.

— В последнее время участились жалобы на раскрытие диагноза, как правило, так называемыми «бывшими». Тайна диагноза, впрочем, как и любая другая информация, содержащая сведения о частной жизни, охраняется законом. За ее разглашение предусмотрена ответственность, в зависимости от наступивших последствий, как административная (ст. 13.14 КоАП РФ), так и уголовная (ст. 137 УК РФ). Причем привлекаться по данным статьям могут все, кому стало известно о наличии статуса, даже если человек сам об этом сказал. К сожалению, в последнее время некоторые ведомства ставят запрет на работу при наличии ВИЧ-инфекции. Министерство юстиции поставило категорический запрет на работу в органах принудительного исполнения наказания (судебными приставами-исполнителями) только из-за наличия ВИЧ-инфекции. И это притом что ВИЧ при диспансерном наблюдении — просто хроническое заболевание. Я уже направил обращение Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации с просьбой дать правовую оценку данному запрету, — говорит Александр Ездаков.

Поскольку в России пока таких дел немного, предсказать их исход бывает сложно: «Исход у всех дел разный, в каждом конкретном случае он зависит от сложившейся практики (если она вообще есть по данному вопросу) и от исходных данных (то есть от того, что может предоставить человек, чтобы защитить свои права)», — объясняет Дець.

— Последнее судебное дело у меня было в начале марта этого года, миграционный вопрос. Молодой человек сумел обжаловать решение Роспотребнадзора о нежелательности его пребывания на территории России в связи с наличием у него ВИЧ. Но! Роспотребнадзор не удосужился передать сведения в пограничную службу ФСБ, и у молодого человека возникли проблемы с выездом и въездом в Россию. Только сейчас, после многочисленных жалоб, которыми он завалил все инстанции, он получил письмо, что Роспотребнадзор передал сведения о нем в пограничную службу для снятия запрета. При этом его жена — гражданка РФ, и он сумел предоставить все необходимые медицинские документы, что получает лечение и не является распространителем ВИЧ, — рассказывает Людмила.

Александр Ездаков – юрист форума ЛЖВ.

Людмила Дець занимается юридической службой фонда «СПИД.ЦЕНТР».

Александр Ездаков – юрист форума ЛЖВ.

Людмила Дець занимается юридической службой фонда «СПИД.ЦЕНТР».

Александр Ездаков рассказывает другую историю: «Ко мне обратилась жительница Томской области, бывший муж которой распространял сведения о ее диагнозе. Я составил заявление, направил в Следственный комитет. Было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 137 УК РФ, началась проверка по факту нарушения неприкосновенности частной жизни. Не надо бояться постоять за свои права при разглашении диагноза. Работники правоохранительных органов и судьи прекрасно знают о необходимости соблюдения неприкосновенности частной жизни. Судебные заседания по таким категориям дел имеют закрытый характер. ФИО потерпевших и решения суда на сайте суда не размещаются».

Дець подчеркивает: люди с ВИЧ обладают (с небольшими ограничениями) теми же правами, что и другие граждане страны, дискриминация из-за вируса недопустима. Но чтобы лучше понимать свои права и обязанности, можно ознакомиться с ФЗ от 30.03.1995 г. 38-ФЗ (его еще называют Законом о ВИЧ), положениями Трудового кодекса РФ, положениями ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», положениями УК РФ (особенно ст. 122) и Кодекса об административных правонарушениях (КоАП РФ). «Это прямо необходимый минимум. Хотя, по практике, люди очень редко интересуются правовыми вопросами, пока у них не возникнет в этом необходимость», — говорит юрист.

Часто у людей с ВИЧ возникает вопрос: как общаться с медиками, например, косметологами или терапевтами, говорить ли им о диагнозе, если проблема, с которой к ним пришли, не имеет отношения к вирусу. По словам юриста, российское законодательство напрямую не обязывает пациентов сообщать о своем ВИЧ-положительном статусе врачу. «Значительная часть ЛЖВ даже не знает своего диагноза, пока не наступает резкое ухудшение здоровья. Кроме того, здесь огромная доля ответственности лежит на медицинском работнике, который должен обрабатывать инструмент после каждого пациента, пользоваться средствами индивидуальной защиты. Единственное, если человек знает свой диагноз, он может сообщить его врачу, чтобы тот смог назначить грамотное лечение или перенаправить пациента к другому специалисту, если заболевание является ВИЧ-ассоциированным», — поясняет юрист.

Однако часто бывают случаи, когда медики разглашают ВИЧ-статус пациентов. Не так давно жительница Крыма рассказывала «СПИД.ЦЕНТРу», что на ее медкарте большими буквами написали диагноз. Это нарушение, говорит юрист.

— Диагнозы на медицинской карте так писать нельзя. Для всех диагнозов используются коды из МКБ-10. Врач вправе указать код, но не писать название болезни. Кроме того, все медицинские работники, осведомленные о диагнозах конкретного пациента (и речь здесь не только о ВИЧ), связаны врачебной тайной, за разглашение которой следует уголовная ответственность, — поясняет Людмила Дець.

— Часто карты на столе врача лежат лицевой стороной обложки, и ее могут увидеть другие пациенты, пришедшие на прием. Я не так много видел врачей, которые карты держат у себя на столе вниз обложкой. Кроме того, Минздрав России в ответе на мой запрос ответил, что никаких пометок на обложках карт ведомственным приказом по ведению амбулаторных карт не предусмотрено, — добавляет Ездаков.

Наконец, головная боль многих людей с ВИЧ — это статья 122 УК РФ (Заражение ВИЧ-инфекцией), о которой уже говорилось выше. «СПИД.ЦЕНТР» уже не раз писал о том, что в Восточной Европе Россия и Беларусь лидируют по количеству репрессивных законов, криминализирующих передачу ВИЧ. При этом многие страны идут по пути снижения степени ответственности за указанный вид преступления. Так, в американском штате Вашингтон законодатели признали умышленную передачу ВИЧ преступлением небольшой тяжести, хотя ранее это действие квалифицировалось как особо тяжкое преступление. В 2018 году Минюст Канады принял решение не подвергать уголовному преследованию ВИЧ-положительных людей, имеющих неопределяемую вирусную нагрузку или постоянно пользующихся презервативами, за неразглашение своего ВИЧ-статуса.

На конференции AIDS-2018 в Амстердаме комиссия из двадцати ведущих мировых исследователей ВИЧ-инфекции сделала совместное заявление о неэффективности криминализации передачи ВИЧ. По мнению ученых, подобные законы являются дискриминационными и должны быть отменены, так как вместо сдерживания заболевания способствуют его распространению.

— По этой статье сложно доказывать прямой умысел, сторона обвинения в основном пытается надавить на лицо, привлекаемое к ответственности, и человек просто начинает давать показания не в свою пользу. Тут важно понимать, что человек может знать о болезни, но относиться к ней халатно, невнимательно, однако без намерения заразить кого-то. А статья как раз характеризуется прямым умыслом, то есть действия виновного должны быть направлены именно на заражение другого лица — и никак иначе. Это же относится и к поставке в опасность заражения (человек должен желать наступления опасных последствий, а не просто быть ВИЧ-положительным). Как по моему мнению, эта статья, прежде всего, должна грамотно применяться, — говорит Людмила Дець.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera